Клизьма для глупой Шельмы

Страница: 1 из 3

Она шла домой. Мокрый снег прилипал к ее волосам, таял и маленькими капельками стекал по лицу. Небо было серое, вечер серый, город серый, и люди, проходящие мимо нее, тоже казались серыми. Вот каблук в который раз предательски не устоял на льду и ей пришлось замахать руками, чтоб не потерять равновесие и не упасть с позором на улице. И только эти скользящие моменты, отрезвляли ее голову от грустных мыслей, на некоторое время перенося в реальность. Но уже через минуту, все снова становилось серым, прохожие превращались в тени, и в воздухе растворялся ЕГО образ, верней ОН вживался в каждую молекулу окружающей среды.

Уже месяц как она живет без него, четыре недели как пропал, а верней самостоятельно вычеркнул себя из списка людей имеющих значение в ее судьбе. Он не нашел сил поговорить, объяснить причину... просто пропал. Опытные и умные люди понимают и внушают ей как жить дальше, что любовь в жизни приходит и уходит, что есть еще мужчины,... она кивает, соглашается и снова уходит в свои мысли, которые принадлежат ЕМУ.

Светофор очень долго не загорается зеленым светом. Это сложный перекресток в центре города и надо долго стоять. Вот она и стоит. Опять вышла без шапки и забыла перчатки. Мерзнет. И воображает, что однажды ОН вернется и позвонит. Сколько ласковых слов, упреков и признаний в любви она ему придумала, а какое романтическое будущее! ммм — глупые и безнадежные мысли снова стали царствовать в ее голове. Снова реальность прекратила свое существование, и она идет вместе с толпой по переходу, теряясь и прячась в длинных тенях и серых куртках... БАБАХХХ!!!... Ну вот, опять каблук... на этот раз упала. Прямо по середине дороги, грохнулась как лошадь. Обидно. Как же ей хочется плакать от жалости к себе. Брошенная, никому не нужная, упавшая девушка с промокшими ногами и с забытыми дома шапкой и перчатками.

Просидев попой на мокром асфальте, поднимается и, конечно, в этот момент в сумочке звонит телефон. Замешательство. Бежит скорей по переходу, одновременно отряхая прилипший грязный снег к попе, открывает сумку... телефон опять затерялся в салфетках, ключах, косметике, брелках, таблетках, обертках от конфет и только мелодия звонка уверяла, что мобильный действительно в сумке. Прижавшись плечом к стене дома, на последних аккордах 40-голосной полифонии она достает телефон. Самое интересное, что бедняжка знает, что это звонит не ОН, но почему-то каждый раз пытается услышать ЕГО голос. Последний раз, когда звонила ее мама, и на экране было четко написано «Матушка» она по-прежнему думала"это наверно ОН, пусть будет ОН...»... вот и сейчас, зная, что Его больше нет в ее жизни, она думает тоже самое...

В трубке был мужской голос. Звонил Герман. Она его почти не знает и еще не видела, но успела сложить пугающий образ. Познакомилась в интернете. Ей очень хотелось пообщаться с человеком из «ТЕМЫ», по глупости оставила телефон и вот теперь не знает как от него избавиться.

Но сегодня Герману повезло. Ей, после падения, было так фигово на душе, так плохо, что она согласилась встретиться.

Ее любимый (ОН), тот кто растворился в воздухе до этого, слишком много говорил о своих тематичных пристрастиях и упрекал, что она не может его удовлетворить как рабыня... больше о ТЕМЕ ничего и не говорил, но обязательно подчеркивал, что в душе он Господин и на практике был Домин, но не с ней. Вот, она и захотела стать той, какой нужно... причем захотела именно сейчас, когда услышала Германа, именно сейчас, когда грязная, промокшая и без шапки, именно тогда, когда ОН пропал и даже не вспоминает о ней, но как все сволочи, не выходит из ее головы и заставляет думать о себе каждое мгновение.

Через 20 минут она увидела как выглядит Герман. Зацепившись за его руку, следует за ним, не поднимая головы и не особо думая, что делает и что ее ждет. Ей «пофиг», у нее"все плохо»...

Через 34 минуты они уже едут к нему домой, причем в лифте.

Через 40 минут после реального знакомства, она сидит у Германа на кухне и ждет когда вскипит электрический чайник.

 — Ты все-таки решила попробовать?» — спросил Герман, на что получил лишь пожатие плечами и глубокий вздох.

 — Делайте что хотите... я на все согласна и мне уже хуже не будет» — она попыталась улыбнуться — «вы не поверите, мне так морально плохо, что я хочу чтоб было еще хуже. Подчините меня, устройте пытки... я правда этого хочу.

Герман не был маньяком и заядлым тематиком. Настоящего домина, врятли устроила бы депрессивная новенькая, которая пришла к нему как на смерть. Но девушка была симпатичной и казалась легкой добычей, которой можно попользоваться и жалко упустить.

Несколько слов, несколько договоренностей, еще парочка правил и началось близкое знакомство.

Думаю излишне писать, что она по-прежнему думала: вот бы ОН это увидел, когда ОН объявится я ему все расскажу, а как бы ОН сделал, А как бы я сделала если это ОН... мы это упустим, но будем помнить, что ее нездоровый мозг именно так и работает, только с такими мыслями. О НЕМ она перестает думать когда поскальзывается и падает на улице и... и как выяснится, Герман тоже в состоянии вывести ее из этого самогипноза.

Первое что она сделала по его приказу, это полностью смыла всю косметику. Тушь была размазана от снега и мокрые ресницы слиплись, поэтому она согласилась. Впервые незнакомый мужчина видел ее без косметики. Она сразу стала такой беззащитной. Кокетство, заигрывания и позерство — прекратили свое существование, так как без макияжа, как без маски, нет уверенности в себе и самооценка резко понизилась. Другими словами, она опустила свою цену и чувствовала себя вещью на распродаже, причем очень дешевой и некачественной.

Герман взял ее за руку и повел в гостиную. В комнате была включена только настольная лампа, которая тускло светила из своего угла. Девушка стояла в центре, а он сел в кресло напротив.

 — Раздевайся. Полностью» — он сказал это серьезно и уверенно. — «Сними с себя все.

Это был момент, когда она либо прыгает в пропасть, либо бегом бежит домой и вспоминает всю оставшуюся жизнь как «чуть не прыгнула». Но ей не было страшно. Да я вообще ее не пойму!!! Видно роль моральной жертвы ей стала второй кожей. Она не испугалась. Она согласилась. Скорей всего сама не зная почему. Несколько минут молча стояла и вглядывалась в его лицо. Тут уместна барабанная дробь, ведь Герман рисковал, он сразу все поставил на кон... и он выиграл. Руки расстегнули молнию свитера, стянули джинсы, сняли футболку... да-да, именно руки, они делали это сами по себе, кажется без ее участия, хоть и принадлежали ей.

Взгляд Германа был спокойный, а пульс предательски противоположным.

«я-рабыня, я шлюха, я — вещь, меня поимеют, воспитают, капельку унизят... и я хочу этого» — сказала она себе и расстегнула лифчик. После одним движением стянула с себя трусы с колготками и бросила на пол.

После слов «Покажись» она обхватила свою грудь руками и немного покрутилась на месте.

 — Руки опустила и убрала за спину, ноги шире!

Она стояла голая. Когда руки сцепила за спиной, специально выставила грудь вперед. Сиськи красивые, третьего размера и соски в эту секунду были крепкие и твердые, они сжались и пошло торчали. Ноги расставила на ширину плеч, губки промежности приоткрылись. Герман медленно рассматривал каждый сантиметр ее тела, особенно выбритый лобок, на котором была благородно оставлена лишь маленькая полоска жестких волосиков.

 — Покажи мне свою задницу. Развернись.

Она послушно повернулась спиной и положила руки на ягодицы, покрутила бедрами. По приказу нагнулась и стала растягивать попку, чтоб показать дырочку ануса. Он требовал прогнуться больше и шире разводить руками. Она слушалась и старалась. Анус уже стал растягиваться вместе с ягодицами. В такой позе-"буквой Г» он заставил простоять ее долго. Наверно это было первое смешанное чувство подчинения ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх