Клизьма для глупой Шельмы

Страница: 2 из 3

и покорности. Сначала она хотела спросить"еще долго так стоять?» но постеснялась. Ее смущало столько времени демонстрировать анус, это было долго и как-то нелепо, но терпела... так постепенно зарождалось подчинение.

Герман расстегнул пряжку и вытащил кожаный ремень из своих брюк.

 — Встань на четвереньки. Ты будешь моей собакой. твоя кличка Шельма». — и он стал стучать по своему колену призывая ее подползти и служить.

Она встала на четвереньки и подошла к нему.

 — Ты не похожа на сучку. Давай, веди себя как собака, виляй хвостом, покажи как ты рада Хозяину.

Шельма тут же завертела задницей, как будто у нее действительно был хвост, для пущей убедительности, вытащила язык и стала скулить и облизываться как собака, убыстряя дыхание. Герман протянул руку и собачка* стала облизывать пальцы. Он похвалил ее быстрое перевоплощение и стал трепать за волосы, сначала ласково а потом схватил за них, и ей пришлось завизжать по-настоящему.

 — Ко мне! Рядом! Сидеть, я сказал! — он взял ремень и затянул его на ее шее, получился ошейник и поводок одновременно. Ремень плотно обхватил шейку, но не душил. Герман встал с кресла и потянул за поводок. — « Теперь пойдем гулять.»

Она покорно последовала за ним на четвереньках и старалась не отставать, чтоб ремень не натягивался. Они прошлись по комнате, зашли на кухню, потом побывали в спальне, где он заставил носить в зубах ему тапочки и громко лаять.

Довольный, он подвел собачку к входной двери, и когда щелкнул замок, она впервые испугалась.

 — Ты что? На лестницу? Неее я не пойду... еще на улицу выведи» — стала протестовать.

Он тут же хлестнул ее ремнем по спине, но она все еще возмущалась. Тогда Гера натянул поводок и взял длинную лопатку для обуви.

 — Приказ Хозяина должен выполняться. Я никогда не беру свои слова обратно. Запомни. Сейчас я со своей сучкой иду на лестничную площадку. Понятно?» — на этих словах он шлепнул лопаткой по ее заду.

Ей пришлось опустить голову и больше не сопротивляться. Но лопатка еще пару раз прошлась по заднице, оставляя красные полосы. Боль была не сильная, но резкая и обжигающая.

Они вышли на лестницу. Ей пришлось ладошками и коленками упираться в грязный каменный пол. Облокотившись на перила и не выпуская поводок из рук, Герман закурил.

Было холодно. В ее голове наконец-то мысли о возлюбленном пропали надолго. «скорей бы в квартиру, скорей бы обратно « — думала она и пыталась заставить бежать секунды в четыре раза быстрее. Конечно, в этот момент соседям захотелось выйти и пойти в магазин. Замок соседней двери щелкнул. Она тут же вскочила на ноги и стала умолять вернуться домой, прикрывая то грудь, то письку. Герман улыбался и крепко держал ремень. Он дождался когда сосед открыл дверь и за несколько долей секунд до его взгляда на происходящее, впихнул ее в квартиру обратно.

В висках стучал адреналин. По коже бегали мурашки. Роль собаки была обсалютно забыта.

 — А теперь, после улицы, Шельме надо помыть лапы.» — с этими словами он поместил ее в ванну и снова поставил на четвереньки. Теплая вода и мыло смыли грязь с ее рук и ног. Герман намылил мочалку и стал тереть ей живот, потом грудь, а после с упоением и долго натирал между ягодиц, держа за ошейник. Когда собачка была умыта, он заботливо вытер ее полотенцем и шлепнув по заднице, приказал бежать в спальню и ждать его там, на коврике у кровати.

Он оставался в ванной. Она прошла в спальню и включила свет. Тут же подошла к зеркалу и стала себя разглядывать с болтающимся ремнем на шее и капельками воды на коже.

Поправив волосы, села на кровать и принялась внимательно изучать обстановку. Ноги ее почувствовали что-то мягкое — коврик!. Теперь она стала думать, ложиться ей на пол или нет. Уже играть в собачку было тяжко и невыносимо, но он все равно заставит лечь на пол. «А вдруг, если я откажусь, он почувствует мою силу и станет обычным парнем и просто лаского трахнет меня на кровати и скажет, что ему тоже надоело играть в Шельму»... дверь ванны хлопнула и послышались шаги, не смотря на свои мысли, она мгновенно оказалась на коврике.

Герман улыбнулся, увидив, как преданно его дожидаются и потрепал сучку по волосам. Он вальяжно завалился на кровать и распахнул халат, в который успел переодеться.

Встав на колени, она повернулась к нему и окаменела, видя его голое тело. В первую очередь стала пристально рассматривать член, что спокойно лежал на яичках в сжатом и расслабленном состоянии.

«Сейчас заставит сосать» — подумала она-"от минета у него встанет член, он быстренько меня трахнет и я поеду домой» — составив такой план, она по-человечески улыбнулась и почесала кончик носа рукой.

 — Ты не похожа на собаку! А ну служить!» — Герман протянул ногу и стал водить ступней по ее плечу, подбородку, груди. — «Вылижи Хозяину ноги.

Девушка заморгала глазами и стоит не шевелясь. Сильная рука затянула ремень на шее и ткнула носом в пальцы на ногах. Высунув язычок она стала медленно облизывать ступню. Через 5 минут, с брезгливостью было покончено и Шельма с упоением вылизывала и сосала пальцы Господина, за словесную похвалу...

На коврике было удобно. Герман принес железную миску и поставил на пол, сам запрыгнул на кровать, раскладывая перед собой еду из холодильника. У него было отличное настроение. Он делал бутерброды, отрывал кусочки ветчины и бросал ей в миску, потом подзывал к себе и кормил с рук, ягодками винограда.

Когда он наелся сам, стал давать собачке команды, а вознаграждением были остатки клубники и дольки мандарина. Она лаяла, виляла хвостиком, подавала лапу, бегала на четвереньках за брошенной ягодой... пока он не похлопал ладонью по простыне и не приказал лечь рядом.

 — Ты больше не собака-сказал он, снимая ремень с шеи-но ты остаешься моей сучкой. Теперь Герман смотрел на нее ласковым и нежным взглядом и она чувствовала его доброту. Игра в собачку их сблизила, и она его почему-то совсем не боялась и даже ждала от Хозяина новых идей.

Он положил девушку на живот и стал медленно гладить по спинке. Она мурлыкала от удовольствия. Разведя ноги, Герман исследовал пальцами ее промежность. Долго рассматривал дырочки, нагибался и плевал, а потом размазывал свои слюни ей по анусу, между губками и кружил пальцем вокруг клитора. Как только она расслабилась, тем же ремнем он стянул ей запястья и привязал руки к спинке кровати. Взял кусочек льда и медленно провел им вдоль позвоночника. Она вскрикнула и закусила губу от мокрых и холодных ощущений. Лед таял и тонкие струйки воды спускались по спине, струились по бокам к животу и впитывались в простынь. Каждое прикосновение ледяного кусочка было неожиданным. Спина покрылась мурашками, тело стало дрожать.

Вот лёд медленно спускается к пояснице, проходит между ягодицами, делая попку мокрой. Герман взял другой кубик и стал водить вокруг ануса и через мгновенье резким движение затолкал его прямо в попу. Она завизжала и задергалась. Он прижал ее ноги. Пришлось смириться, так как руки привязаны, ноги скованны. Стала терпеть. Лед медленно таял в анусе и выливался из дырочки уже теплым ручейком. Как только она захотела вытолкнуть полу-растаявший кубик, как Герман заткнул анус пальцем. Когда пытка растаяла сама по себе, мучитель наклонился и стал дуть теплым дыханием на анус, а потом принялся греть его языком и поцелуями.

Снова почувствовала блаженство от прикосновений его рта, а главное от чувства облегчения и свободы от пытки.

 — Я буду трахать тебя в попку, для этого сделаем клизьму» — он развязал ей руки-Иди за мной.

В ванной Герман постелил резиновый коврик на пол и приказал встать раком. Она послушалась. Он достал резиновую кружку*, которую она помнит еще по больнице. Внешне обыкновенная грелка на 2 литра, но с длинным шлангом и пластмассовым наконечником на конце. Он набрал ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх