Екатерина . Часть 11-14

Страница: 3 из 8

будет Натраха, поняла.

 — Да, — ответила Наташа.

И сразу же получила пощёчину.

 — Я, как учила отвечать, после каждого обращения ко мне ты должна добавлять слово, Госпожа.

 — Да, Госпожа.

 — Ты согласна стать моей рабыней.

 — Да, Госпожа, я буду Вашей рабыней, — сказала девочка и опустила глаза.

Ольга взяла её за подбородок и влепила три звонкие пощёчины.

 — Как, сука, я говорила отвечать, ты, что совсем не слушала меня. Лизка, живо подай плеть и сними с неё платье и её тухлое бельё, чтобы она была полностью голой.

Лизка подала Госпоже в зубах плеть, взяла ножик разрезала на девушке платье, содрала лифчик и трусики. Ольга взяла Наташу за соски грудей и начала их крутить и щипать своими длинными ногтями.

 — А груди у тебя так себе, да и сама ты не красавица, вообщем Натраха, ты и есть Натраха.

От боли девочка закричала.

 — Что тварь орёшь, заткни свою пасть, — и рукояткой плети ударила её по лицу.

Она начала плетью наносить удары по грудям и животу новой рабыни, нанеся пятнадцать ударов, она остановилась.

 — Теперь, повтори мразь, как нужно отвечать, когда тебя спрашивает твоя Хозяйка.

 — Да, Госпожа, я буду Вашей рабыней, всю оставшуюся жизнь.

 — Всё равно не правильно, но близко по содержанию, — и она нанесла ещё три удара рабыне.

 — Ладно, переходим к следующему экземпляру.

Вторая девушка была среднего роста, с длинными каштановыми волосами, среднего телосложения, она не была красавицей, но была очень приятна и мила. Машка вытащила у неё изо рта кляп.

 — Как тебя сучка, зовут?

 — Таня, моя Госпожа.

 — Вот, видишь Натраха, как на твоём примере учатся другие, эта тварь правильно ответила. Звать тебя буду — Сучка. Ты довольна своим новым именем?

 — Да, моя Госпожа, мне очень нравиться имя, которое Вы мне дали.

 — Мне нравиться твоя покорность. Машка раздень её.

Машка содрала с Таньки футболку, юбку, лифчик и трусы.

 — Грудь у тебя тоже маловата, но в этом нет ничего страшного, она тебе большая не нужна, а для моей забавы и такая сгодиться, если мне захочется, я её тебе увеличу без всяких пластических хирургов, месяц поносишь на груди грузы, она сама вытянется. Ты хочешь быть моей рабыней?

 — Да, Госпожа, я согласна быть Вашей рабынею, всю свою оставшуюся жизнь.

 — Животные, берите пример с Сучки, как надо отвечать своей Госпоже.

 — Так, это у нас кто?

Ольга подошла к следующей девушке. Перед ней стояла высокая, крепко сбитая девушка, взгляд её был гордым, в ней чувствовалась внутренняя сила и непокорность. Машка вытащила из неё кляп.

 — Как тебя зовут?

 — Лена.

После ответа сразу же последовала сильная пощечина.

 — Блядь, ты разве не слышала, как Сучка отвечала, и как я учила обращаться ко мне.

 — Ты мне не Госпожа, и рабыней я никогда не буду.

 — Что ты сказала, стерва?

Со всей силы Ольга нанесла удар кулаком в беззащитное лицо девушки.

 — Как ты посмела назвать меня на ты и отказаться быть моей рабыней.

 — Я тебе уже сказала, что рабыней никогда не буду, не твоей, не чьей-либо.

Ольга схватила Лену за волосы и поднесла её лицо к своему. Тихим, спокойным голосом не предвещая ничего хорошего, она произнесла:

 — Тварь бунтовать вздумала, но ничего сейчас ты у меня запоёшь не так.

На её слова Лена плюнула в Ольгино лицо, кровавой слюной и громко, чтобы слышали все, сказала:

 — Ты сама тварь сыкливая, развяжи меня, я тебе покажу, кто из нас сильнее привыкла, на беззащитных и слабых отыгрываться. Если бы ты покорила нас без обмана силой, могла бы ещё, что-нибудь вякать, а заковав в человека наручники, можно строить из себя героя. Посмотри на се...

Договорить ей не дал сильный удар коленом в живот, она согнулась, и тут же последовал удар ногой в лицо. Лена, потеряв равновесие, упала. Оля начала её жестоко пинать ногами, не заботясь, куда попадала.

 — Мерзость, ты посмела плюнуть в меня, за это ты умоешься своей кровью. Говоришь развязать тебя, я тебя забью до смерти связанную, — она, не останавливаясь, пинала и пинала её.

 — За то, что ты обозвала меня, я отрежу твой поганый язык, а рот зашью. Машка, Лизка, на крюк её живо.

Рабыни быстро подбежали к окровавленной, лежащей на полу, без сознания Лене и потащили её подвешивать на крюк. Зацепив девушку за наручники, они закрепили крюк так, что руки были выше головы, и всё тело выгнулось. С помощью лебёдки они подняли тело над полом. Ольга велела привести рабыню в чувства и подать ей самый крупный кнут, которым стегают крупный рогатый скот, он был очень внушительных размеров. Она начала, не останавливаясь бить рабыню, Лена снова потеряла сознание. Каждый удар кнута сдирал с неё кожу. Несмотря, что девушка была без сознания, Ольга всё равно била и била её, с таким остервенением, пока вся кожа не стала свисать с тела, и из горла не пошла кровь.

 — Повезло суке, я немного переусердствовала, жалко, что рано сдохла, если бы она осталась живой, то смерть для неё была настоящим счастьем. Уберите тело. Всё на сегодня хватит знакомств, загоняйте этих животных обратно в клетки, завтра продолжим знакомство. Видите, твари, я обещала забить её на смерть и своё обещание исполнила.

Девушек от увиденного поразил страх, только, что на их глазах, эта с виду хрупкая, красивая девушка, забила на смерть человека.

Ольга, хоть и не показала перед рабынями своего страха, сильно испугалась содеянному. Только, что она убила человека, она не хотела никого не убивать, но эта сучка так её сильно рассердила, она сильно разозлилась и не смогла вовремя остановиться. Но особых мук совести она тоже не испытывала, больше её тревожило, куда деть тело, чтобы скрыть следы преступления. Но было ещё девять свидетелей, при которых произошло убийство, это её тоже особо не тревожило, так как рабыни были всегда под присмотром. С другой стороны это убийство внушило большой страх новым рабыням, и они должны были стать намного сговорчивее, да и старые рабыни были поражены поступком Ольги, они ничего не сказали, но по глазам их было видно, что они были очень испуганы. Ольга пришла к себе в комнату и позвонила Катерине.

 — Катя, мне нужно с тобой срочно поговорить, по быстрей приезжай домой.

 — Случилось, что-то серьёзное.

 — Да, бросай всё, поскорее приезжай.

 — Хорошо, жди, скоро буду.

Когда Катя приехала, Оля рассказала ей, как всё произошло.

 — Ты хорошо проучила эту сучку, остальные рабыни получили прекрасный урок, что может быть с ними, если они не будут нас слушаться и не покоряться нашей воле. На счёт свидетелей не заморачивайся, они лишь рабы и никуда отсюда не денутся, скоро мы их заклеймим, сделаем татуировки, проколы, а через пол года они забудут, что когда-то были свободными людьми и будут с удовольствием выполнять любую твою команду.

 — Что будем делать с трупом.

 — Этот вопрос сложнее. Есть у меня телефончик одного человека, который устраняет такие проблемы, но лишние свидетели нам не нужны, потом это может выйти нам боком, так что будем думать, как решить эту проблему самим.

 — Я не знаю, что здесь можно придумать, у меня на этот счёт нет никаких соображений.

 — Я кое-что придумала, не будем особо изгаляться, ночью возьмём труп, выедем на трассу и бросим его в придорожную канаву и пусть, потом милиция разбирается, откуда он взялся.

 — А вдруг найдут, кто его бросил?

 — Не ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх