Екатерина . Часть 11-14

Страница: 8 из 8

последнюю наколку на левом плече Псины.

 — Не дурно получилось, осталось теперь их окольцевать. Сделаешь проколы в ушах, в носу, обязательно проколи каждый сосок на груди, в половые губы с одной и с другой стороны вставь по семь колец, чтобы их половые органы были всегда закрыты, ещё вставь кольцо в пупок, пока вроде всё.

Рабыни слушали эти бесчеловечные приказы широко раскрыв от удивления глаза, но сказать, что-либо боялись, как бы не сделать себе хуже. Натраха боялась говорить, а Псина не могла.

 — Я после прогулки проголодалась, пойду, пообедаю, а потом подойду, ты давай быстрее работай, особо с ними не церемонься, это уже не люди, а животные.

Зайдя в дом, Екатерина встретила Ольгу, которая спросила:

 — Ну, как продвигаются дела с лошадками.

 — Нормально, только закончили наносить татуировки, начали прокалывать, потом их проклеймлю и на сегодня оставлю в покое. А, у тебя, как дела?

 — Тоже ничего, немного по-воспитывала молодых рабынь, потом поплавала в бассейне, позанималась спортом, посетила баньку, теперь решила пообедать.

 — Я тоже пришла поесть.

 — Машка скажи Светке, чтобы сервировала на двоих.

 — Катюш, пока накрывают стол, я хочу, чтобы ты поласкала меня.

 — Конечно, любимая.

Ольга уселась на диван, распахнула халат, под которым ничего не было, Катя встала перед ней на колени и начала целовать Ольгину киску. От Ольги исходил запах чистого, вымытого тела, бани, берёзового веника, её «кошечка» была очень вкусная на вкус. Взяв Катю за волосы, Ольга притянула её к своей промежности.

 — Лучше, лучше ласкай меня, — она больно тащила Екатерину за волосы.

Катя попыталась вырваться из рук Ольги и сказала:

 — Оль, больно же, прекрати.

Но Ольга дала ей звонкую пощёчину.

 — Тебе кто велел останавливаться, лижи меня, лучше ласкай своим язычком.

Она вновь прижала голову Кати к своей промежности и сильно зажала своими бёдрами. Екатерина почувствовала, что находиться в ловушке. Ольгины ноги так сильно сжимали её голову, что было ощущение, что она лопнет от напряжения. Она не могла вырваться или освободиться. Наконец Ольга бурно кончила.

 — Вылижи всю меня, чтобы ни одной капли не пропало даром.

Катя сделала, что приказала Ольга, когда она всё закончила, встала на ноги и сказала Ольге:

 — Я, что-то не поняла, ты меня ударила, ты мною командовала, как рабыней, мне кажется, что ты много на себя берёшь.

 — Катюшка, извини, просто так получилась, я не хотела причинить тебе никакого вреда. От твоих ласк, я была в таком экстазе, что вообще не контролировала себя, тем более, что ты обламывала весь кайф. Извини меня, я больше так не буду, если ты не будешь так меня доводить, ты просто чудо. Дай милая, я тебя поцелую.

Она подошла к Кате обняла и взасос поцеловала её.

 — Хорошо, подлиза, я больше не сержусь на тебя, пошли обедать.

После обеда Ольга напросилась пойти с Катей в конюшню, взяв собой Машку. Когда они пришли, Лизка закончила делать проколы и вставлять рабыням кольца.

 — Гляди, какими красавицами ты их сделала, настоящие пони герлз, — сказала Ольга Екатерине.

 — Я, думаю, что из них выйдут неплохие лошадки, они немного с норовом, но мы их обучим понимать наши команды, даже телепатическом уровне.

Лизка тем временем застегнула влагалища рабынь, она понизилась на колени перед Ольгой и Катериной и доложила:

 — Госпожа, Ваши лошади протатуированы и окольцованы.

 — Теперь надень на них ботинки, напоминающие копыта и готовь их к клеймлению, — приказала Катерина Лизке.

Пока Лизка надевала на рабынь тесные узкие ботинки, Ольга отозвала в сторону Машку и велела ей пригнести из подвала своё клеймо.

 — Только принеси его и не заметно отдай Лизке, она знает, что делать, главное, чтобы Госпожа Екатерина не увидела клеймо, я её отвлеку. Всё пошла прочь.

К ним подошла Екатерина и спросила:

 — О чём вы тут секретничаете.

 — Послала Машку кое-что принести. Кать я давно хотела поговорить с тобой, но всё забывала, я заказала в подвал мягкий диван, чтобы на нём можно было лежать и наблюдать за пытками, потому что они иногда затягиваются, а лежать и смотреть очень удобно, завтра его должны привезти.

 — Молодец, правильно сделала, я в своё время, как-то над этим не подумала.

Тем временем Лизка полностью обездвижила рабынь, она крепко привязала их к лавкам.

 — Кать, где будешь ставить клеймо?

 — Думаю, что на заднице.

 — Лучше поставить на плече с той стороны, где нет наколки.

 — Может быть ты и права, но будет, как-то некрасиво, с одной стороны наколка, с другой повторяющее её клеймо.

 — Нет, наоборот, будет красиво. Ты сможешь запрягать их с любого края, и везде будет видно, что они принадлежат тебе.

 — Хорошо уговорила, это ты умеешь.

 — Не будь злюкой, это тебе не идёт. Сейчас я подойду к Лизке, кое-что ей посоветую.

Она подошла к Лизке и сказала в пол голоса:

 — Сейчас Машка принесёт моё клеймо, ты его нагреешь и вместо Катиного подашь ей.

 — Но меня, Госпожа Екатерина за это очень сильно накажет.

 — Тебе, что в первый раз принимать наказания. Ты, что, тварь, забыла, кому служишь, если не сделаешь, как я скажу, подвешу вниз головой на пару дней в подвале, повисишь, подумаешь о своём поведении, и никто тебе не поможет.

 — Госпожа, я сделаю, всё, что Вы просите.

 — Дура, я никогда не прошу, я всегда только приказываю, поняла мразь.

 — Да, моя Госпожа.

Ольга подошла к Екатерине, обняла её и начала нежно целовать её в шею, Катя ответила ей тем же, но через минуту спросила:

 — Что ты опять затеяла, зачем подлизываешься? С рабынями о чём-то шепчешься?

 — Катенька, можно я буду клеймить рабынь.

 — И это всё?

 — Конечно.

 — Пожалуйста, клейми, мне ещё лучше, я посмотрю.

Ольга обрадовалась и запрыгала, как ребёнок, она вновь обняла Катю и начала её целовать. Тем временем Машка незаметно отдала клеймо Лизке.

 — Катечка, ты просто чудо, спасибо тебе, когда проклеймим рабынь, мы займёмся сексом друг с другом и будем заниматься им целую ночь, представляешь, как нам будет хорошо.

Екатерина облизала пересохшие губы.

 — Ладно, не дразни. Лизка, нагревай клеймо.

Лизка нагрела клеймо и подала его Ольге. Ольга прислонила его к плечу Натрахи, от боли девушка настолько напряглась, что веревки, которыми она была связана, впились глубоко в тело. Затем Ольга сама подержала клеймо на огне и прижала его и удержала несколько секунд на плече Псины. Девушка не могла даже кричать, лишь из её зашитого рта доносилось неясное мычание. Екатерина сидела на стуле и с интересом наблюдала за происходящим. Когда клейма были нанесены, она подошла поближе, чтобы получше рассмотреть, что получилось. Она с удивлением обнаружила, что вместо её клейма, присутствует чьё-то другое. Катя очень сильно удивилась этому.

 — Я не поняла, чьё это клеймо.

 — Моё, а что тут такого, ты сделала рабыням татуировки, что они принадлежат тебе, а они не твои, а наши общие, — пошла в наступление Ольга.

 — Ты, что сделала своё клеймо и мне ничего не сказала?

 — Зачем, я хотела сделать тебе сюрприз.

 — Какой?

 — Потом увидишь.

 — Ну, ладно скажи.

 — Так будет не интересно.

 — Если не хочешь говорить, не говори. Почему ты сразу мне не могла сказать, что хочешь поставить рабыням своё клеймо, а перешёптывалась с рабынями, может они стали твоими подругами?

 — Ну, что такое говоришь, зачем меня обижаешь. Я думала, что ты не согласишься, а мне так хотелось его испытать. Я первый раз поставила своё клеймо на рабах, чтобы обозначить, что они принадлежат мне.

 — Ничего с тобой не поделаешь. Лизка возьми фаллоимитаторы с хвостами и вставь их в задницы лошадкам.

Лизка подошла к Псине и буквально вогнала в её задницу огромный фаллоимитатор с хвостом на конце, другой рабыне было сделано тоже самое. Екатерина обратилась к ним:

 — Суки предупреждаю вас, хвост вы не имеете права никогда высовывать из своей задницы без моего разрешения или разрешения Госпожи Ольги. Если вы меня поняли, то кивните своими головами.

Рабыни быстро закивали, будто от этого зависела их дальнейшая жизнь. Ольга дала распоряжение Машке:

 — Машка отведи лошадей, каждую в своё стойло, привяжи их к кольцам, так, чтобы они стояли и не смогли лечь или даже присесть, пусть ночку постоят, а завтра посмотрим, в рот Натрахе засунь большой кляп, а Псине ничего не надо, у неё и так рот зашит. На руки надень наручники и не забудь запереть за собой конюшню, ключ принесешь нам.

Машка поспешила исполнять приказание Госпожи. Она связала рабынь очень хитрым способом, пропустив верёвки практически через все кольца, натянула их, и также привязала к стойлу, даже самое маленькое шевеление приносило рабыням огромную боль, тем более, что раны были ещё свежими.

 — Кать, пусть Машка доделывает свою работу, пошли домой, а то устали сегодня с этими рабынями.

Они пришли домой и целую ночь занимались любовью, заснув лишь под утро...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх