Никогда не забыть...

Страница: 1 из 2

Никогда не забыть...

Глазами Давида

Как много всего было, что память, как тугой мешок,

Наполненный слезами, смехом и вином.

И вдруг ты остаешься в гулкой тишине,

Закрылась дверь, а что потом?

Я снова проходил мимо нашей школы. Я ее закончил, но, сколько всего с ней было связано — плохого и хорошего... И первая сигарета, и тысячный вызов в школу родителей... Но все закончилось внезапно оглушившим меня последним звонком. Я помнил и счастливые лица моих одноклассников, помнил последние поцелуи девчонок, отдающие дымом нервно выкуриваемых сигарет и печальными слезами. Я все это до сих пор помнил, но вот встретить кого-нибудь из них...

И ведь именно сегодня прозвучал еще один последний звонок для нынешних выпускников. Они выходили из дверей школы, девушки — заплаканные, парни — их утешающие и грустно смеющиеся. Я печально улыбался, глядя на пышные банты на головах девушек, на черные костюмы парней. Подошел к одной компании, потрепал парня по плечу.

 — Эй, у вас кто руководитель был?

 — Фрау Штольце, — посмотрела на меня заплаканными глазами маленькая хрупкая девушка. Парень крепко обнимал ее за плечи и было видно, что он не хочет с ней расставаться, потому что он ее безумно любит. «Любит... « — горько подумал я. — «А ведь я до сих пор помню свою любовь... « Улыбнулся парню.

 — А у меня фрау Целлин.

 — Правда? — ошарашенно распахнул глаза парень. — Она, говорят, очень жесткая.

 — Нууу... Не наговаривайте на моего любимого руководителя! — засмеялся я. — На самом деле она очень классная!

 — Давид Бонк? — спросил хрипловатый голос за спиной. Я повернулся и увидел невысокую полную женщину, смотрящую на меня чуть-чуть покрасневшими глазами. Я подошел к ней и крепко обнял.

 — Фрау Целлин! А вы все еще учите?

 — Всего четыре года прошло, а ты мне уже про пенсию намекаешь! Не стыдно?! — засмеялась женщина.

Когда плохо или грустно,

И стало вдруг ужасно пусто,

Твои друзья спасут тебя, ты знаешь.

И станет все простым и светлым,

Вы наберетесь пьяным ветром,

Все будет так, как ты мечтаешь...

 — Фрау... Я пойду, наверное... Мне домой ехать далеко...

 — А далеко живешь-то? — улыбнулась бывшая классная, провожая меня в прихожую. Я растрепал волосы на голове и, криво улыбнувшись, чуть высунул язык:

 — Да нет, вообще-то...

 — Как был маленьким врунишкой, так им и остался! — вздохнула фрау Целлин, счастливо улыбаясь.

 — Да я к вам еще приду, — ухмыльнулся я, обнимая учительницу, прекрасно понимая, что вру. В который раз. «Как был врунишкой, так и остался...»

 — До свидания!

Темная улица освещалась светом множества фонарей. Я шел мимо витрин магазинов, смотря в лица загулявших выпускников. Я прекрасно помнил, как мы провели этот последний день со своим бывшим классом. Мы уехали на набережную и пили вино, обливаясь им и целуясь со всеми. Пели песни и читали стихи. Благодарили на весь город свою любимую руководительницу, крича, как будто нас резали. Вернулись только к утру — пьяные, мокрые и счастливо-грустные...

Я хотел уже было присоединиться к группе выпускников, зазывающих меня к себе, как вдруг заметил знакомый высокий силуэт. Лохматые волосы, вечная гитара за спиной, такой невинный взгляд и кривая усмешка.

 — Линке? — тихо спросил я, не веря своим глазам. Разглядев на шее татуировку, я подскочил от радости.

 — КРИС! ЛИНКЕ!!! — я быстро побежал к парню.

 — БОНК??? ДАВИИИИИД!!! — повернулся ко мне Линке. Поймал меня на лету и зарылся лицом в волосы, вдыхая их запах. Я сумасбродно водил руками по его плечам, не веря, что снова встретил его.

 — Линке!!! Я так хотел тебя увидеть! — прошептал я, улыбаясь во весь рот. Линке ухмыльнулся и прошептал мне на ухо:

 — Все еще любишь меня?

 — Да... — не раздумывая, ответил я. Линке радостно вздохнул.

 — Вот и хорошо. Я тебя тоже!

 — Куда сейчас? Напьемся, как раньше?

 — Идея просто супер! А еще лучше пошли, вместе с ними напьемся! — и Линке махнул рукой в сторону выпускников, смотрящих на них и все еще зазывающих к себе. Я схватил Линке за руку и, не следя за машинами, побежал к выпускникам.

Ты помнишь, ты конечно помнишь,

Свою первую любовь и первый стакан.

Было круто, а потом вы расстались,

И тетрадка стихов порвалась пополам.

 — Линке! Линке, ты помнишь, как... — взахлеб спрашивал я, размахивая бутылкой с вином. Мы давно уже сидели в квартире Линке. За окном расцветал пьяный рассвет, расплывающийся огненными цветами.

 — Я все, все, все прекрасно помню! — улыбнулся мне в ответ Линке, обнимая одной рукой за талию. Я приложил ладонь к его рту.

 — Нет! Вспомни, когда ты в меня влюбился! — и я, улыбнувшись, приложился к бутылке. Линке откинулся на стену, протягивая руку за вином.

 — Нууу... А! Вспомнил! Тогда, на одной нашей школьной пьянке? Когда мы в первый раз поцеловались?

Я кивнул.

 — Не знаю, почему, но я влюбился в тебя пьяного! Ты был такой милый...

 — Оууу... А я щас тааакоой пьяааааныыыый... — заржал я, прижимаясь к Линке. Наши взгляды встретились, а через минуту встретились и губы. Линке чуть слышно застонал и обнял меня одной рукой. Я оторвался, пьяно смотря в его глаза.

 — И такой милый... — прошептал Линке, чуть улыбаясь.

 — Как же было круто тогда! — грустно улыбнулся я, сжимая рукой горлышко бутылки.

 — Да... А помнишь, я тогда собирал песни?

 — Конечно, помню! Ты вечно носился с этой тетрадью, с гитарой своей, с сигаретами...

 — Ага... Меня тогда волновали три вещи... Мой школьный сборник песен, которые мы пели, моя гитара, и как выйти из школы покурить... — хмыкнул Линке.

 — А что, кстати, стало с твоей тетрадкой? — встрепенулся я, — я половину наших песен уже забыл...

 — Она порвалась. Причем так ровненько... — Линке показал, как ровно порвался песенник, — ... пополам.

 — Да... Странно...

Наше лето в подъездах, мамы-папы в разъездах,

Квартиры в руках дикарей.

Мы курили в кроватях и смеялись, как дети —

Я не помню ничего веселей!

Я поерзал головой на плече Линке. Моя рука беспокойно пробежалась по волосам, взгляд скользил с часов на разбросанные вещи, бутылки с вином, пачки сигарет...

 — Чего ты беспокоишься? — спросил вдруг голос Линке над самым ухом. Я вздрогнул и вдруг понял, что школьное время давно прошло.

 — Да я опять, кажется, вернулся на четыре года назад. Все время беспокоюсь, что могут прийти твои родители и нас увидеть — пьяными, голыми и обкурившимися...

 — Даа... Воспоминания — великая вещь. Как мы с тобой раньше бесились...

 — Да уж... Стоит хотя бы вспомнить, как мы занимались любовью в ванной... — закатил я глаза, пробегая пальцами по бедру Линке.

 — Или тогда, в автобусе... Помнишь?

 — Конечно, помню! Хочешь повторить?

 — Нее... Стар я уже для таких дел! — просмеялся скрипучим голосом Линке. Я засмеялся вместе с ним, пытаясь изобразить такой же скрипучий голос:

 — А из меня вообще, что ли тогда песок сыплется? Я ведь старше тебя...

 — Всего на год! — укоряюще сказал уже нормальным ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх