Die Regeln аndern sich heut Nacht или правила меняются сегодня ночью

Страница: 1 из 4

Жизнь сгорит как спичка, дети забудут, внуки не будут знать. А меня будут помнить, я вечна, ведь я любила, Его одного, любовников было много, как говорят, «они менялись как перчатки», но Он был один. Его я буду помнить всегда, вне времени, вне жизни.

Говорят, что проводить время в клубах весело, задорно и круто. Не уверена. Точнее, не всегда. Это зависит от общества, компании и, собственно, от самого клуба. Я много где бывала, много чего видела и слышала, я много кого знаю, но лучше этого клуба не знала никогда. Казалось бы, что тут особенного? Качественная музыка, превосходное обслуживание, «отборные» клиенты, но эти черты присущи многим клубам мира. В «Spice» же было что-то такое неуловимо-эффектное, что описать словами весьма трудно. Может музыка, может люди, может место. Я не знаю.

Зайдя сюда в тысячный раз, я не могу перестать любоваться клубом. Уютное, и в то же время, развращенное помещение, в воздухе стоит запах секса и страсти. На стенах висят картины голых женщин, разных, но таких прекрасных, худых и полных, черных и белых, юных и бальзаковского возраста. Танцпол отделан буком высшего разряда, стилизованного под эффект старины. Несмотря на «древний» внешний вид, «Spice» был оснащен новейшей техникой. Отдельного внимания заслуживает потолок, который был расписан картинами из жизни Казановы.

Сегодня тут собрались сливки со всего мира. Знаменитости, бриллианты, Версаче и Гуччи, шик и блеск слепили глаза. Не прийти сюда означало подписать себе смертный приговор. Естественно, я подоспела сюда не одна, Морган и Давид были со мной. Мы с братом теперь «секс всего мира». Нас хотят все. Секс... Раньше я думала, что он есть высшее проявление любви, сейчас же я — опытная любовница, про эту слабость никто не говорит и не думает. После долгих раздумий с сигаретой, около спящего партнера на смятых простынях, я поняла истину: люди не способны на любовь, по крайней мере, на ту, которую они сами себе создали...

Пробежав глазами по набитому залу, я замечаю почти всех моих бывших любовников, и Он тоже тут... Сердце начинает биться чаще. Голову одолевает эфир мыслей и воспоминаний, один за другим проносятся короткометражные фильмы моего секса со всеми ними. Ненавижу всех, до одного, и Его возможно тоже, вся моя жизнь — битва. Я просто устала...

Посидев некоторое время, выпив некоторое количество алкоголя, я вспоминаю своего первого... Банально, скажете, но им был мой продюсер, тогда еще будущий продюсер. Морган, ему присуждали много амплуа. Жестокий и похотливый, нежный и застенчивый, такой, как все. В настоящей же жизни в нем совокуплялись все образы, горя и крича о себе, волнуя кровь и будоража разум. Я была романтичной дурой, а он просто понимал, чего хотят люди. Просто же так пустить меня на большую сцену ему не позволяла совесть. Или что-то другое...

Морган

Память — штука жестокая, хотела бы я тебя забыть. Хотела бы не вспоминать. Ох, Морган, любишь ты иметь маленьких мальчиков и девочек у себя в кабинете... на столе, если это можно так назвать. Спасибо тебе, мой любимый, за хорошую растяжку и подготовку. Но, мне было больно! Это было невыносимо больно. Я, конечно, не говорю про большой размер твоего члена, это не так, как я поняла, бывает и больше. Конечно, такие познания ко мне пришли потом... А больше всего бесили твои реплики: «Катрин, не кричи, потерпи... « И я терпела... Ты прижал меня к столу, раздвинул мои ноги, после долгой подготовки вошел. Сначала медленно пытался продвинуться в меня, был нежен, затем ускорял темп, тебе было хорошо, ты получал удовольствие! И тогда я поняла, что секс для тебя — лишь способ принести себе наслаждение. А знаешь, что я чувствовала? Знаешь, какой была та адская боль? И ты кончил в меня, мне противно. Я оказала тебе услугу. Тварь! Хоть это я и говорю сама себе, но ты — тварь, бездушная! Теперь ты меня частенько трахаешь. Но, милый, кроме тебя, у меня есть ещё парни. Спасибо, что открыл мне глаза и указал дорогу в жизни.

Так и начался мой путь в шоу-бизнес. Фотосессии, фанаты, клипы, песни и турне. Мальчики, парни и мужчины. Популярность отделить от секса невозможно. Раньше, опять же раньше, я жалела об этом, сейчас же наслаждаюсь. Если Моргана я хотела забыть, то тебя, Давид, я хочу помнить, а получается плохо. Меня никто так не любил (или трахал?) как ты, моя кровь, мой разум, ты понимал, чего я хочу, как я хочу, когда и где я хочу. Может, я тебя даже любила, неделю или день, минуту или секунду. Ты упивался мной, боготворил меня, я, в свою очередь, дарила тебе свое тело и душу, но сердце не трогала, боялась... Физически я тебе благодарна за то, что ты показал мне «продажную любовь», первоклассный минет — это лишь цветочки, которым ты меня научил. Таких трюков, которые ты вытворял со мной, я еще не видела, даже не читала про такое. Но твой образ, тот, который придумал Морган, был враньем. Ты не был не однолюбом, не бабником. Ты был Демоном Плотской Любви, никакие путаны не могли делать то, что умел ты. Игра на гитаре не была твоим настоящим талантом, а сцена не родным местом. Твой дом — постель, твое призвание — секс. Моей благодарности тебе нет конца, ведь только благодаря тебе я могла дарить наслаждение сотням других, разнося твою же науку по всему миру, как чуму. Чуму порока.

Линке

Высокий, красивый и гордый. Ты называл меня «с*ка с глазами самой невинности», а я тебя никак не называла, я не хотела привязываться, знаешь, Линке, отношения с тобой были самыми длительными из всех моих похождений. Ты был и груб, и нежен, и обходителен, и эгоистичен. Но ты всегда оставался самим собой. Ты был многогранен и глубок. Линке, мать твою, ты пробирал меня до кончиков ногтей! Я не могла пить и есть, не могла спать и думать. В голове были лишь твои глаза, каких нет ни у кого, клянусь матерью, их я буду помнить. Я кричала о тебе на улицах, в клипах и фото. Мне хотелось бросить весь мир тебе под ноги. Я помню каждую ночь, когда ты овладевал мной. Да, ты был настоящим мужчиной, вот что отделяло тебя от всех остальных. Линке, ты был идеален... Когда-то ты сказал мне:

 — Жаль, что мы не встретились раньше... Тогда я был превосходным любовником, сейчас же просто руины. Руины...

На что я тебе ответила:

 — Любовь моя, у каждого есть недостатки, я вот, к примеру, танцую, как стиральная машинка, и что? Выступаю почти каждый день и меня любят!

Это была наша последняя ночь. Ты просто ушел, не сказав не слова (опять банально...), у тебя началась новая любовь, новая счастливая жизнь. Я до сих пор испытываю к тебе немое благоговение. Ты необыкновенный...

Никак не забыть твои мягкие губы, горячие поцелуи. Магию взгляда. Я не столь романтична, как ты. Неординарная особа, нежный и чувствительный, грубый, иногда жестокий. Даже боль ты причинял по-особенному возбуждающе. Ты имел не только моё тело, но и мозг. Псих, мой любимый псих. Я рада, что узнала тебя. С тобой я почувствовала столько страсти и экстрима. Любишь секс с препятствиями, конечно, сначала поиграть. Как хотелось бы сейчас подойти и напомнить наш секс на крыше высотного здания... Помнишь, 16 этажей и подъем без лифта, как ты гнался за мной по ступенькам? Уже на пятом этаже я была готова отдаться... Ты схватил меня, прижал к стенке, целовал шею, обнимал за талию... Да... Конечно, я вся твоя. Но рано... Буквально пиная меня, ты затащил меня на вершину, на 16-ый этаж. Тяжело дыша, вышли на крышу. Не теряя времени, накинулся на меня. Поцелуи... поцелуи, дразнишь меня этим. Почему бы не продолжить ласки в другом месте?! Ты всё рассчитал, когда я пыталась сказать, что хочу чего-то другого, ты хватал меня за руки и очень чётко и грубо давал понять, кто решает исход сегодняшнего дня... Когда твои руки гладят меня под футболкой, я понимаю, что мой господин пожалел меня и моё возбуждение, ждать осталось недолго. Медленно освободив меня от одежды, стараясь не разрывать долгие поцелуи, поставил меня на колени и нагнул....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх