Die Regeln аndern sich heut Nacht или правила меняются сегодня ночью

Страница: 3 из 4

некоторое время. Потом отстранился от меня, вытер мою кровь с себя и ушёл. Я сразу же рухнула на пол, хотелось просто умереть. Как же я хотела, чтобы Он пришел, обнял и сказал, что любит. Больно.

Давид

На пороге клуба меня встретил Давид. Такой родной, такой хороший... Он сжал мою руку и крепко обнял за талию, тем самым давая понять, что всегда со мной, что он мой, что он умрёт за меня. Провёл рукой по моей щеке, придвинулся ближе и поцеловал в лоб. Крепко сжал меня в объятьях, слегка поглаживая мою спину. Он готов был дарить мне рай, кидать весь мир к моим ногам. Защищать меня, я же его самая дорогая вещь. Ради меня он живёт и дышит. Зависимость, как от сигарет, как от наркотика. Хочется курить, невозможно терпеть, а когда куришь, то чувствуешь наслаждение, какое-то внутреннее равновесие, стабильность. Мне это, конечно же, знакомо, я тоже такое чувствую... Знаешь, когда в детстве мы играли, я всегда чувствовала твою любовь, конечно, ещё не знала, какая она, не чувствовала её в таком количестве. Ты всегда дарил мне себя, и я брала... Не могу понять, как же не опустошила тебя. Откуда берётся эта любовь... Ты веришь, что я святая, думаешь, что я — ангел. И это после того, как я переспала со столькими парнями. Кому, если не тебе, знать обо всех моих романах. Ты же родной, такой мягкий и тёплый... Я тебе сочувствую, ты выбрал не тот путь. Я не то, что тебе нужно. Я шлюха, хотя даже я могу любить.

***

Тяжелый был вечер. Как же я устала... Сил нет. Эти все воспоминания исчерпали меня. Я как будто пережила всё снова. Чуть не кончила от приятных воспоминаний, и захотелось плакать от боли. Как хорошо, что в том клубе никому нет до меня дела. Трахнуть детку, конечно, все хотят. Но вот что я чувствую, хорошо мне или плохо, плачу или смеюсь — это не волнует никого.

Несмотря на количество фанатов и любовников, я одинока. И ненавижу своих бывших любовников, всех кроме Тебя...

Каждый из вас принёс мне столько боли, столько страданий... Как моральных, так и физических. Что нас связывало? Вы все хотели от меня секса. Ну получили же. Почему ни с одним я не смогла быть счастлива? Почему ни один не остался рядом? Меня столько имели и всё было зря... Довольно! С меня хватит. Я все решила. Я буду мстить. Еще не поздно всё изменить. Ведь правила меняются сегодня ночью...

Франки

Подъехав к твоему дому, я долго думала. Сидела в машине и размышляла. Обдумывала все пути. Решилась. Быстрым шагом прошла к дому. Позвонила в звонок. Ты мне открыл.

 — Здравствуй, Франки.

Я сразу поняла, что ты не ожидал меня увидеть. Я прошла в дом и остановилась в гостиной. Ты подошел, хотел что-то сказать, я же стала тебя целовать. Нежно покусывая твои губы, страстно целовала... опустилась к шее. Ты весь мой... Я хочу тебя всего... Каждую клеточку.

 — Не предложишь девушке выпить? — сказала я, игриво смотря тебе в глаза.

 — Подожди, — холодно ответил ты, открывая бар. Налил мне и себе вина.

 — Франки, мне кажется, я тебя люблю.

 — Катрин, ну что ты как маленькая. Мы уже про это говорили, — ты убираешь пряди волос с моего лица, нежно заводя их за ухо, — у меня есть девушка... пойми...

 — Не хочу понимать...

Зря ты так... милый...

Притянула его к себе поближе, облизала губы...

 — Я хочу тебя... В последний раз...

Ты кивнул. Мы пошли в спальню. Ты раздевал меня, я — тебя, слегка дотрагиваясь до твоего горячего тела. Как же я люблю твой запах... Я толкнула тебя на кровать, села сверху...

 — Давай немного разнообразия?

 — Как хочешь, только я хочу быстрее с этим закончить.

Ремнями от джинсов я привязала твои руки к кровати. Я думаю, тебе понравится. Стала медленно себя растягивать... Добавляя пальцы, тёрлась об тебя. Ты возбуждён... Я постанываю... Медленно насаживаюсь на тебя... Тебе хорошо... Стонешь, двигаешься мне навстречу. Темп ускоряется, с каждым разом я двигаюсь всё уверенней и быстрее... Чувствую, что ещё немного — и ты кончишь... Наклоняюсь, достаю из сумки шприц с морфином, продолжаю насаживаться... движение... ещё одно... вкалываю тебе препарат... последнее движение — и ты кончаешь в меня. Кричишь что-то... спрашиваешь, что я тебе вколола... материшься... с каждым словом всё слабее... задыхаешься... Я так и сижу на тебе, слышу последнюю попытку вздохнуть. Встаю и начинаю медленно одеваться. Последний раз смотрю на твоё тело.

 — Я же говорила, мне кажется, что я люблю тебя. Почему ты не принял это?

Давид

Пой для меня, кричи для меня, живи для меня, делай все, что можешь, и тогда я сберегу воспоминания о тебе. А знал ли ты, что мой рай рядом с тобой? Хоть я и предала, я сама убила своего ангела, сама подожгла свой рай. И теперь я умираю одна. Я сижу в мягком кресле и смотрю на свои руки. Они почему-то красные, такие бордово-красные. Ах да... Они же в крови, твоей крови. Голоса зовут, предлагают уйти, а я останусь. Я помню, как смешивала нашу кровь, помню, как пил ее. Знаешь, мне всегда хотелось сделать что-то запретное, а что может быть ужаснее, чем убить брата? Свою копию? За окном дует ветер, темно. Хочу проснуться. Хочу убежать от реальности. Ты мог увидеть мир, найти любовь. А я не позволила, потому что ты бы стал счастливым. Я не допущу этого. Я не разрешила, я убила.

Я пришла к тебе в номер. Ты был один, у тебя депрессия, ты играл на гитаре. Красивую, нежную мелодию. Я почему-то подумала про Скандинавию и снег. Твои глаза светились тоской. Ты встал и подошел ко мне. Ты знал, зачем я пришла. Ты чувствовал и читал мои мысли. Ты уже был счастлив. Просто так. Счастье, почему его нельзя найти? Потому что оно повсюду, оно везде с нами, ищет нас самих. Ты это понял. В последний раз ты посмотрел мне в глаза и улыбнулся. Ты не боишься? Ты не будешь кричать как Франки, ты уже счастлив, тебе нечего терять. Ты почувствовал то, для чего жил. Ты выставил руки вперед, ты даже знал, как я тебя убью. Как? Откуда? Может потому, что ты меня любишь? Любил? Слишком много вопросов. Я достала лезвие, распаковала пачку. И просто провела у тебя по рукам. Ты не кричал, тебе было больно, но ты молчал и улыбался. Может, я довела тебя до сумасшествия любовью? Ты оседал на пол, я быстро затащила тебя в ванную. Положила в ванну и начала набирать воду. Уже из крана она лилась мутная и мгновенно окрашивалась в красный цвет. Я пила ее. Воду, пила кровь... А ты уже закрыл глаза. Ты уже видел рай. Ты заслужил его, пожертвовав собой. Почему? А мне не обидно. Я совершила то, что должна была сделать. Ты умер. В красной воде, как в вине. И на твоих губах играла улыбка. Нет, ты не хотел умирать. Просто принял это. Так было надо. Я поцеловала твое запястье. Теперь ты свободен, брат. Я подарила тебе настоящее счастье. Просто пойми, я лишь только освободила тебя. И себя тоже, от любви, меня нельзя любить. Теперь ты это понимаешь? Я подошла к ванной, выключила воду. В этот момент ты был самым красивым. В ванне из крови, и с райской улыбкой. Я убрала все следы, положила лезвие на край раковины. Завтра я буду плакать о тебе, а сейчас я чувствую твое счастье и твою любовь в полной силе. Я буду тебя помнить, ведь ты жил для меня.

Как сложно верить в то, что тебя больше нету. Это бред, сон. Этого не может быть. Это нереально. Неправда! Ты жив! Жив! Ты улыбаешься, твои глаза сияют радостью. С фотографий. Я стою под душем и сдираю с себя куски кожи, на которой твоя кровь. Знать бы, где ты... с кем ты... тебе там хорошо? Ты будешь моим ангелом-хранителем, после того, что я с тобой сделала? Вечерами я стою в пустых телефонных будках и бездумно набираю твой номер. А ты вне зоны доступа. Я пишу тебе письма. И рву их, не отправляя. Я не забуду. Никогда. Я каждый день делаю то, что и делала. Что мы делали, а душа рвется. За тобой. Ты простишь меня? Ангелы способны прощать?...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх