Розовая лента

Страница: 1 из 2

Привет, Глеб.

Зиму я саму по себе не очень-то и люблю, за ее темноту, это приводит меня в уныние, хотя все же иногда бывают такие дни, что я просто в восторге от этих зимних вечеров, от яркого пронизывающего солнца, хоть это и бывает редко, но очень здорово. Всех больше я не люблю просыпаться, как буд-то ночь и что спрашивается в такой период времени вообще вставать, надо спать, но будильник говорит о другом, что уже семь часов, надо встать, умыться, навести блески, что бы все девчонки ахнули, а Генка, то есть Гена заходя в лифт снова пялился на меня, он всегда так делает, как буд-то больше не на кого смотреть, и все же мен приятно наводить этот макияж, как буд-то я делаю это для него.

Сквозь зон я услышала трель своего будильника, специально настроила его на щебет птицы, не очень громко но приятно, представляешь, что уже лето правда еще рано, но лето. Я открыла глаза. Таймер уже включил в аквариуму свет, и рыбки медленно метались у кормушки, их красные хвосты как в невесомости парили, они мне очень нравятся, смотришь на них и думаешь, что это совсем иной мир, как буд-то ты подсматриваешь за кем-то, оно такое чужое, наверное это меня и привлекало, не только их красота, а не доступность для меня, ведь я никогда не смогу вот так плавать.

Высунув нос из под одеяла, я сразу поняла, что на улице похолодало. Вреде бы и тепло, но я чувствовала почему-то, что холодно, опять одевать эту кучу одежды, ох... Мои плечи инстинктивно сжались, голова как у улитки пошла в низ под одеяло, и никуда мне вовсе не захотелось, да и не хотелось идти. Почему-то в этот момент мне вспомнилась моя мама когда она приходила по утрам будить меня, а я иногда правда, что бы не идти в школу искала предлог, то заболела, то голова кружится, то озноб, ну хоть, что то, что бы не вставать с постели в этот черное утро. Но мамы не было, и подойти некому было. В голове вертелись мысли, совесть говорила о том, что уже пора вставать, а второе я говорило, да ну эту работу, каждый день одно и тоже и кому она вообще нужна, бумаги, бумаги.

В голове и в правду вертелись куча мыслей, это было похоже как буд-то смешали несколько клубков с шерстью, у каждой ниточки есть начало и конец, но сейчас они представляли собой просто кучу спутанных ниток. Так и в моей голове мысли все спутались. Сред и них были остатки вчерашнего разговора с Верой, моей подругой, что приходила ко мне вечером и делилась своими впечатлениями о командировке, тут же были мысли, что были похожи на пунктиры, они отражали политику, которую я умудрилась посмотреть по программе «Время». Там было много мыслей и я ни как не могла разобраться с ними, что бы лишнее выкинуть, а нужное оставить. Только я начинала о чем-то конкретном думать, как тут же вклинивалась другая мысль, и я практически сразу теряла предыдущую нить.

Так я пролежала некоторое время, но это не помогло, а наверное наоборот усугубило и я поняла, хочу я того или нет, но придется вставать, что бы избавиться от этой каши в голове. Я прикрыла глаза, стало легче как буд-то некоторые из них потерялись, испугались темноты, но появились новые. Стало легко. Какая-то мысль, почему-то мне показалось, что она розовая, как шелковая лента проскользнула вдалеке, но ее яркий цвет сразу привлек меня и все остальные мысли просто напросто перестали существовать. Я не могла сказать о чем эта мысль, она просто была и все, я чувствовала ее настроение, ее тепло, но о чем она так и не могла понять. Лента еще несколько раз скользнула и пропала. Мне стало даже обидно, что вот так и все, нет ее. Я открыла глаза, снова закрыла, но розовая мысль больше не появлялась, за то она меня успокоила.

День был как день, наверное он мало чем был похож на остальные, мы часто делаем одно и тоже, это и есть работа, но иногда, что-то меняется и приток новых идей дает тебе огромный приток энергии и все вокруг меняется, уже не так скучна работа, и все выглядит по иному, есть смысл и цель, но после и это меняется и ты снова ждешь очередной идеи, что бы ее воплотить в жизнь и все начинается с начало. В пятницу намечалась корпоративная вечеринка. Сперва я к ним не могла привыкнуть, порой они напоминали мне собрания с бокалом шампанского, а после я начала чувствовать прелесть в этом. Что можно сказать на вечеринке, не скажешь в рабочей обстановке. После таких вечеров сотрудники становились мягче, особенно легче входить в коллектив новичку, именно им тогда я и была. Я всего боялась, людей, их взглядов, их должностей и мыслей. Но мой начальник Олег Васильевич, лет за пятьдесят толстый мужчина, но живой, ломал мои стереотипы представления как о начальстве, так и о самой компании. После первого же вечера я подружилась практически со всеми, только Ирина Петровна очень полная и потная женщина из планового отдела разработок и Ирина... отчество так и не запомнила, странное оно у нее по моему татарское, она не худая, но горбится и по этому напоминает молодую старушку. Вот с ними у меня ничего не получилось, они смотрели на меня как на врага, и порой казалось, что если бы рядом никого не было бы то готовы были меня укусить. Вечеринка это прекрасно, и даже маленькая цель.

Я шла домой и нюхала холодный воздух. Он совсем не похож на летний, не смотря на то, что кругом много машин, но гари не чувствовалось, она замерзала. Совсем по иному чувствовались духи, на морозе они становились звонкими, кто этого не понимал то так душился, что на улице это воспринималось как тонкий и нежный аромат, но стоило их обладателям зайти в помещение, аромат начинал таять и превращаться в настоящую газовую атаку, вот именно так и душилась Ирина без отчества. В общем день был прекрасным. Вечером я с Верой, моей однокурсницей и ее мужем Игорем сходили в кино на фильм «Гладиатор». Я давно на него хотела сходить, но одна боялась, рассказывали, что много криви, а я боюсь ее и вот сегодня нам удалось посмотреть его. Игорь как маленький мальчишка после фильма пересказывал его добавляя в рассказ сюжета свои реплики в роде «а он после его... ну и что, на до было... и тогда... , нет он был не прав вот если бы... и бух...», смешно было его слушать со стороны, а мне было грустно. Вера пыталась узнать мое мнение о фильме, но я молчала, не могла ничего пока сказать, слишком много «но».

Пришла я домой уже поздно, посмотрела на часы и ахнула, почти двенадцать ночи, и даже не успела почитать. Я грустно посмотрела на книжку, что оставила прямо на подушке, но делать было нечего, завтра рано вставать и много дел, а пара страниц, что я прочитаю только растравят мое любопытство. По этому я убрала ее подальше, что бы она меня не дразнила. Рыбки уже давно спали, и спят ли они вообще да же знаю, они кажется всегда плавают, вот и сейчас когда я включила слабый свет, они как тени скользили среди растений. Я любила пить кофе и не важно когда, после него я прекрасно засыпаю. Вскипятила чайник, налила кофе, взяла чашечку и пошла в постель. Утро было такое же черное как и вчерашнее, мысли так же путались, как буд-то их спугнули и они сейчас метались ища выход, но сегодня на улице было теплей и по этому я отбросила в сторону одеяло. Легкая прохлада коснулась меня, руки дернулись к одеялу, что бы укрыть себя, но я сознательно задержала их. По телу шли мурашки, они щекотали, хотелось свернуться, или хотя бы просто пошевелится, но я терпела, в этом была своя прелесть. Выждав минуту я все же набросила на себя еще теплое одеяло. Можно ли вообще описать эти чувства когда я укрылась. Я легла на бочек и прижав ладошки к щеке закрыла глаза, было так приятно, что я решила еще пару минут полежать.

Почему-то мыслей не было, они испарились или испугались этой прохлады, но в голове было чисто, мне не хотелось ни о чем думать, хотелось просто полежать. И тут я снова увидела ту самую яркую розовую ленту, в темноте она была одна и именно по тому, что была одна, она так ярко светилась. Я постаралась присмотреться к ней, она была далеко и казалась чужой, но в то же время мне казалось, что я ее очень хорошо знаю. Я чувствовала ее настроение,...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх