Без горячей воды (инфантилизм).

Страница: 12 из 25

начала вытирать Сашу за яичками. «Интересно, почему он не дрыгает от щекотки ногами? — подумала я, — Привык к моим рукам что-ли?» Я сложила салфетку треугольником и легонько провела самым уголком по Сашиной мошонке. Мальчишка сразу беспокойно заерзал. Улыбнувшись, как Саша отчаянно пытается увернуться от салфетки, я решила пощекотать его еще — пока не начнет дрыгать ногами. Достаточно было совсем немного — просто потрогать его уголком салфетки за яичками.

 — Решил подрыгать ножками, как маленький Алёши? — с насмешливой улыбкой поинтересовалась я у восьмилетнего мальчишки, — И чем ты сейчас от него отличаешься?

 — Ага, — засмеялась Ксюша, — Точно так же ерзает и дрыгает ножками. Он и вправду сейчас ведет себя, как грудной. Не говоря уже, как они с Алёшей классно лежат рядом.

Лена поменяла салфетку и снова занялась Алёшиной мошонкой.

 — Сейчас просто вытрем, — улыбнулась сынишке Лена, — А вечером мама как следует помоет Алёшеньку между ножек с мылом.

 — Искупаешь? — поинтересовалась я, — Грудных наверное каждый день купать положено?

 — Через день, — поправила меня Лена, — Но теперь, без горячей воды я купаю Алёшу только раз в неделю. А в остальные дни у нас вместо купания тщательное подмывание между ножек. И не так, одноразовой салфеткой, а с мылом. У меня для этого есть специальная тряпочка.

 — С малышами столько возни, — заметила я.

 — Почему только с малышами? — возразила Лена, — Детей постарше тоже положено ежедневно подмывать.

 — Даже таких, как Саша? — удивленно спросила я.

 — Конечно, — ответила Лена, — Даже восьмилетних, как твой. Мы у себя в больнице всех перед сном подмываем. Раздеваем догола и хорошенько моем намыленной тряпочкой попу и между ножек.

 — Представляю, как мой Саша будет стесняться и капризничать, если попадет к вам в больницу, — улыбнулась я.

 — Дети постарше конечно стесняются, — сказала Лена, — Особенно мальчишки. С мальчиками вообще столько возни, пока помоешь все маленькие приборчики между ножек.

Я поменяла салфетку и принялась вытирать Сашу спереди, стараясь, чтобы мои движения были такими же точными и уверенными, как у Лены. Хотелось показать им с Ксюшей, что я не в первый раз меняю мокрые детские штанишки.

 — Ну вот и всё, — улыбнулась я через минуту, положив салфетку на стол.

Закончив вытирать своего малыша между ножек, Лена потянулась к лежащему на столе голубому тюбику.

 — Совсем про обед забыла, — неожиданно спохватилась она, оглянувшись на настенные часы, — Ксюш, ты можешь помазать Алёшу детским кремом? А я побегу на кухню.

Не дожидаясь ответа младшей сестры, Лена развернулась и выбежала из комнаты.

 — Так забавно лежат рядом, — захихикала Ксюша, кивнув на Сашу с Алёшей, — Вот бы их сейчас сфоткать!

Я принялась сравнивать лежащих на столе голеньких мальчишек.

 — Что ты переводишь взгляд с одного на другого? — спросила Ксюша.

 — Сравниваю между ножек, — улыбнулась я, — У мальчиков все так интересно устроено.

 — И не говори, — засмеялась Ксюша, — Особенно вот эта маленькая штучка.

Ксюша бесцеремонно потрогала Саше писюнчик.

 — Скажи, у восьмилетнего писюнчик уже немножко другой, — заметила я.

 — Конечно, сравнила Алёшину крохотную пипетку с этой морковкой, — засмеялась Ксюша, — Правда точно такой же хоботок на конце.

 — Это просто кожица, — пояснила я.

 — Я знаю, — улыбнулась Ксюша, — Кстати, она у твоего оттягивается? Ленка как-то у Алёши пробовала оттянуть — и никак. Сказала, что подрастет, и все начнет открываться.

 — У Саши оттягивается, — сообщила я.

 — Откуда ты знаешь? — хитро прищурилась Ксюша.

 — Проверила, когда купала, — улыбнулась я, — Смотри.

Я осторожно оттянула нежную кожицу, которой заканчивался Сашин писюнчик.

 — Как сразу скривился, — засмеялась Ксюша, — Смотри, какое у него недовольное лицо.

 — Что, Саша, надо было спросить разрешения потрогать твой писюнчик? — насмешливо обратилась я к мальчишке, вернув его кожицу на место, — Забыл, что тебе сейчас два годика? У ясельных малышей никто разрешения не спрашивает. Их везде можно трогать.

Довольная реакцией мальчишки на прочитанную ему нотацию, я принялась с деловым видом щупать Саше яички.

 — Так интересно, — улыбнулась я, — Смотри, как у мальчишки подтягиваюся яички, стоит только до них дотронуться.

 — Я тоже заметила, — сказала Ксюша, — Попробуй еще раз.

Я пошире раздвинула Саше ноги и провела кончиками пальцев по его яичкам

 — Ага, сразу подтянулись, — кивнула Ксюша с улыбкой.

 — Так нравится легонько щекотать эти шарики, — призналась я Ксюше, еще раз потрогав Саше яички.

Ксюша взяла в руки тюбик с детским кремом.

 — Может и мне своего тоже помазать? — задумчиво сказала я.

 — Конечно помажь, — засмеялась Ксюша, — Всех, кто мочит штанишки, мажут детским кремом, чтобы не было опрелостей.

 — Как бы и вправду не появились от мокрых колготок опрелости, — с напускной серьезностью сказала я, подыгрывая Ксюше, — Что я тогда скажу Сашиной маме?

Ксюша с улыбкой протянула мне тюбик.

 — Я подожду, пока ты своего закончишь мазать, — сказала я, отказываясь от крема, — Хочу посмотреть, как ты это делаешь.

 — Сейчас я тебя научу, — улыбнулась Ксюша.

Выдавив на пальцы белый крем, Ксюша принялась мазать Алёше низ живота.

 — Сначала животик, — пояснила она, — Вот тут, внизу.

Наблюдая, как быстро и ловко Ксюша мажет Алёшу детским кремом, я начала ей немножко завидовать. У меня не было такого опыта ухода за малышами. Зато в отличие от ее пятимесячного карапуза у меня была живая кукла постарше — восьмилетний мальчишка, которого можно раздевать догола и трогать, где хочешь.

 — Писюнчик тоже помажешь? — поинтересовалась я у Ксюши

 — Сейчас и до этой пипетки очередь дойдет, — улыбнулась она, — Сначала обведем вокруг одним пальцем. А теперь аккуратно помажем со всех сторон. Вот так.

Ксюша вытянула вверх крохотный Алёшин писюнчик и принялась обмазывать его кремом. Было заметно, что малышу ее манипуляции не очень нравились. Он беспокойно ерзал, стараясь увернуться от Ксюшиных пальцев. Один раз он даже изловчился и достал свою юную тётю ножкой.

 — Ты чего дерешься? — засмеялась Ксюша, легонько дернув мальчика за писюнчик.

Алёша явно намервался лягнуть ее еще раз, но Ксюша быстро задрала его голые ножки вверх.

 — Давай помажем попку, — улыбнулась она и выдавив на указательный палец капельку детского крема, провела им между Алёшиных ягодичек.

 — Проводишь одним пальцем сверху вниз, — пояснила она мне, — Вот так. Ровно посерединке.

Ксюша снова взяла в руки тюбик. Только в этот раз она выдавила крем не на указательный палец, а на мизинец. Я улыбнулась, догадавшись, что она собирается сделать.

 — Самое главное! — хитро подмигнула мне Ксюша, демонстрируя оттопыренный мизинец.

В следующую секунду она действительно бесцеремонно всунула его в Алёшину маленькую дырочку в попе.

 — Чтобы лучше какал, — с улыбкой пояснила Ксюша.

Малыш отчаянно заерзал ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх