Без горячей воды (инфантилизм).

Страница: 14 из 25

я, продолжая трогать голенькому мальчишке яички, — Давай еще быстрее крутить педали, чтобы догнать Алёшу. Он уже на своем велосипеде далеко уехал.

Вспомнив, как Саше во время купания не нравилось, когда я трогала его за мошонкой, я решила пощекотать его там и действительно заставила сильнее задрыгать ногами.

 — Так нравится экспериментировать с Сашиными яичками, — с улыбкой призналась я Ксюше, — Кажется нашла у него самое щекотное место.

 — Сейчас доэкспериментируешься, — засмеялась Ксюша, — Помнишь, что мне Алёша устроил?

 — Думаешь, и мой сейчас пустит струйку? — со смехом спросила я, — Было бы прикольно. Так и хочется проверить на Саше вашу теорию о щекотке.

Я принялась легонько перебирать пальцами у Саши за яичками.

 — Пись-пись-пись, — ласково приговаривала я, — Пустишь для нас фонтанчик, как маленький Алёша?

«Не знаю, действует ли этот прием на детей постарше, — подумала я, продолжая трогать восьмилетнему мальчику яички, — Но дразнить мальчишку щекоткой очень прикольно».

Пощекотав Сашу еще полминуты и так ничего от него не добившись, я опустила его ноги вниз и потянулась к лежащему на столе тюбику с детским кремом.

 — Сейчас помажем маленького Сашуню кремом, чтобы у него была здоровая кожа между ножек, — ласково сказала я мальчишке.

Саша обиженно поджал губы — мальчишка ужасно не любил, когда с ним сюсюкали, как с малышом.

 — Сначала помажем животик, — улыбнулась я, принявшись мазать Сашу кремом чуть ниже пупка.

Я спустилась ладонью пониже и заскользила пальцами по Сашиному лобку.

 — Как у нас тут гладко, — улыбнулась я, размазывая во все стороны белый крем, — Так приятно мальчишку тут трогать.

Ксюша протянула руку и тоже потрогала Сашин лобок, заставив мальчишку густо покраснеть.

 — Ага, такая нежная кожа, — улыбнулась она, — Совсем как у нашего, пятимесячного.

 — У Саши даже складочки, как у малыша, — добавила я, — Сейчас я ими хорошенько займусь.

Я набрала на пальцы крем и помазала Саше паховые складочки. После них настала очередь его смешного писюнчика.

 — Ой, а что я у нашего малыша нашла! — засмеялась я, приподняв пальцем мальчишечий стручок, — Сашин маленький стручочек.

Ксюша тихонько захихикала.

 — Как сразу покраснел, — улыбнулась я, — И когда ты перестанешь меня стесняться?

Вспомнив, как мазала своего малыша Ксюша, я обвела указательным пальцем вокруг Сашиного писюнчика.

 — Обмажем писюнчик со всех сторон. Вот так, — приговаривала я, продолжая мазать кремом тоненькую мальчишечью палочку, — Чего мы снова заерзали?

 — Не нравится, когда трогают писульку, — засмеялась Ксюша.

 — Потерпит! — заявила я, возобновив манипуляции с Сашиным писюнчиком.

Я специально делала все медленно, чтобы подольше помучить стесняющегося мальчишку.

 — Всё! — объявила я через полминуты и потеребив напоследок смешной хоботок, которым заканчивалась детская палочка, оставила ее в покое.

 — Теперь попу, — подсказала Ксюша, — Задирай ему вверх ножки.

До отказа задрав Саше голые ноги, я выдавила на указательный палец капельку белого крема.

 — Начнем прямо с дырочки, — улыбнулась я.

Я прикоснулась пальцем к смешной детской дырочке и несколько раз в нее потыкала, словно проверяя ее на прочность. У мальчишки были такие испуганные глаза, что я секунду поколебалась перед тем как вставить палец вовнутрь.

 — Чтобы лучше какал! — повторила я Ксюшины слова, углубляясь пальцем в Сашину дырочку.

Я ожидала, что мальчишка сразу начнет капризничать, но он молча терпел. Покрутив пальцем в разные стороны, я вынула его наружу и, выдавив на ладонь побольше крема, помазала Сашины пухлые половинки — сначала левую, а потом правую, не упустив возможности как будто нечаянно задеть пальцами маленькую детскую мошонку. Как я и ожидала, мальчишка сразу начал дрыгать ногами.

 — Кто тут лежит на спинке и дрыгает голыми ножками? — ласково обратилась я к Саше, обмазывая кремом его розовую мошонку, — Вот этот маленький мальчик?

Восьмилетний мальчишка густо покраснел и снова обиженно скривился.

 — Что нашего Сашеньку беспокоит? — продолжала я дразнить Сашу, играясь пальцами с его яичками, — Не нравится, как няня мажет его кремом между ножек? Надо потерпеть. Всех малышей так мажут.

 — Особенно тех, кто мочит в штанишки, — со смехом добавила Ксюша.

 — Правильно, — кивнула я, — Мальчиков, которые писают в штанишки, нужно мазать особенно тщательно. Мы же не хотим, чтобы у Сашеньки появились после мокрых штанишек опрелости.

Я выдавила на пальцы новую порцию крема снова принялась мазать мальчишечью мошонку — просто так, чтобы подразнить восьмилетнего сорванца щекоткой.

 — Только посмотри, что вытворяет! — засмеялась Ксюша, кивнув на мелькавшие в воздухе Сашины ноги.

Помучив мальчишку щекоткой еще полминуты, я опустила ему ноги вниз.

 — Вставай! — сказала я Саше и помогла ему встать на столе.

 — Такой смешной, когда стоит без штанишек, — захихикала Ксюша.

 — Слушай, а может так и оставить? — шутливо предложила я.

 — А что? — продолжала смеяться Ксюша, — Ему же теперь два годика?

 — Ага, два, — кивнула я.

 — У наших соседей двухлетний карапуз, — сообщила Ксюша, — Так он у них сейчас, летом, весь день голопопит.

И без того обиженное Сашино лицо так скривилось, что мне стало его жалко.

 — Пошутила я, пошутила, — улыбнулась я, доставая из сумки детские колготки, — Сейчас одену тебе колготы. Но если ты и эти намочишь, точно заставлю ходить без штанишек.

 — Обедать! — громко позвала из кухни Лена.

На обед был перловый суп и гречневая каша с котлетами. Увидев, как Лена взяла своего малыша на руки и и повязала ему слюнявчик, я вспомнила, что тоже купила Саше слюнявчик. Я сходила в детскую за Сашиным слюнявчиком и вернувшись, сразу посадила мальчишку себе на колени.

 — Открывай ротик, — ласково сказала я Саше, принявшись кормить его с ложечки.

Поначалу мальчишка капризничал и отказывался пускать в рот детскую ложечку, но после того, как я пригрозила, что еще на день оставлю его малышом, послушно начал есть.

 — Какой молодец, — похвалила я Сашу, наколов на вилку очередной кусочек котлеты, — Открывай ротик пошире. Вот так. А теперь еще один кусочек. За маму, за папу, за бубушку с дедушкой...

Скормив Саше первое и второе, я дала ему яблочный сок — в чашке, как большому. Неохота было тащиться за его детской бутылочкой.

После обеда все отправились в детскую. Я ожидала, что Лена сразу уложит Алёшу в кроватку, но она по прежнему держала малыша на руках. «Пора идти» — подумала я, посмотрев на часы. Но все равно продолжала стоять и болтать с Леной. Я никак не могла с ней наговориться — столько всего за год накопилось. Наш разговор неожиданно прервался громким Алёшиным пуком.

 — Так подозрительно пукнул, — сказала Ксюша.

 — Ой, совсем забыла, — спохватилась Лена, — Я же всегда держу Алёшу после еды над тазиком.

Лена быстро раздела малыша и уселась с ним на диван, поставив у ног тазик. Я с интересом наблюдала, как она пристраивает пятимесячного сынишку у себя между ногами.

 — Вот так, чтобы попа висела над ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх