Без горячей воды (инфантилизм).

Страница: 17 из 25

заявлял, что не хочет по большому.

Вместо ответа мальчишка снова начал какать, увеличив кучу у себя под попой.

 — Так это оказывается было не все! — засмеялась я, — Может попробовать снова его пощекотать, чтобы покакал еще?

Я протянула руку и принялась легонько трогать Саше яички, скользя по нежному мешочку кончиками пальцев. Я хотела просто подразнить мальчишку щекоткой, но к моему удивлению он выпустил из своей дырочки новую коричневую колбаску.

 — Пять минут назад отказывался от горшка, а теперь, смотрите, как старается, — засмеялась я, — Интересно, это всё? Или еще покакает?

 — Не знаю, — пожала плечами Лена, — Подожди пока пустит струйку. Тогда действительно все.

 — Так он еще и пописать должен! — засмеялась я, подальше отодвигаясь от Саши.

Сделала я это вовремя, потому что в следующее мгновение мальчишка пустил между ног высокий фонтан.

 — У мальчиков надо всегда дожидаться, чтобы пописали, после того, как ходят по большому, — объяснила Лена.

Я приподняла Саше писюнчик, направив струйку на лежавшую под ним марлю.

 — Такой высокий фонтан, — улыбнулась я.

 — Мой пятимесячный и выше пускал, — заметила Лена.

Красный от стыда мальчишка продолжал вовсю поливать марлю у себя под попой.

 — Всё? — с улыбкой спросила я его, когда струйка иссякла, — Пописали и покакали?

Лена, которая по прежнему держала Сашины ноги задранными вверх, заставила мальчишку приподнять попу и осторожно вытянула из-под него насквозь мокрую марлю.

 — Попу ты ему, надеюсь, сама вытрешь? — иронично спросила она меня, — Или тебе и тут нужна моя помощь?

Я взяла у Лены Сашины ноги и продолжая держать их задранными вверх, принялась старательно вытирать ему попу мокрой салфеткой. Особое внимание я, как всегда, уделила маленькой Сашиной дырочке.

 — Наверное надо снова помазать кремом между ножек, — нерешительно сказала я, положив салфетку на стол.

 — Тебе обязательно надо мальчишку чем-то мазать, — проворчала Лена, — Не трать на него этот дорогой крем. Помажь детским маслицем.

Полив Саше попу и мошонку из бутылочки с детским маслом, я принялась размазывать его во все стороны.

 — Хватит его там мазать, — улыбнулась Лена, — Ты что, специально дразнишь мальчишку щекоткой? У Ксюши научилась? Не мучай ребенка. Не видишь, он уже весь гусиной кожей покрылся.

Я прекратила дразнить Сашу и опустила его ноги на стол. «Эх, одеть бы ему сейчас подгузник, как малышу» — подумала я, взглянув на лежащего в кроватке Алёшу.

Неожиданно послышался громкий раскат грома и по окнам тут же забарабанил дождь.

 — Ой, — растерялась я, — А мы с собой ни зонтика, ни курток не взяли.

 — Пережди тут, — предложила Лена, — Эта гроза быстро пройдет.

 — И так у вас засиделась, — обеспокоенно сказала я, взглянув на часы, — Саше уже давно пора спать.

 — Так уложи у нас, — улыбнулась Лена, — Сейчас я постелю ему на диване.

Согласившись, чтобы Саша поспал после обеда у Лены, я решила не одевать ему штанишек, а уложить в постель с голой попой.

 — Только постели под простынь клеенку, — попросила я Лену, — На всякий случай. Так жалко, что пожалела деньги на подгузники.

 — Боишься, что снова описается? — засмеялась Лена, но тем не менее выполнила мою просьбу.

Не без труда сняв Сашу со стола, я отправила его спать и ушла вслед за Леной и Ксюшей в другую комнату, где Лена тихонько включила телевизор. Она оказалась права — дождь действительно быстро закончился. Подумав, что можно идти домой, я сходила в детскую проверить Сашу. Мальчишка крепко спал. Я решила его не будить и, вернувшись к Лене с Ксюшей, принялась смотреть с ними телевизор.

Дети проспали довольно долго — около двух часов. Первым проснулся малыш. Услышав Алёшин рёв, Лена вскочила с дивана и убежала в детскую. Мы с Ксюшей последовали за ней.

 — Какой мокрый, — заметила Лена, щупая лежащему в кроватке сынишке подгузник, — Сейчас поменяю ему памперс.

 — Надеюсь ты у нас проснулся сухим, — улыбнулась я Саше, стаскивая с него одеяло.

Лежащий без трусов мальчишка сразу прикрылся между ног.

 — Смотрите, девчонки, по прежнему меня стесняется, — засмеялась я, насильно разнимая Саше руки.

 — Ага, так покраснел, — улыбнулась стоящая рядом Ксюша.

 — Постель, похоже, сухая, — заметила я, потрогав простынь у Саши между ног, — Быстренько вставай! Не забыл, где стоит твой горшок? Ты наверно так после сна хочешь по-маленькому.

Саша нехотя слез с дивана и, посмотрев на стоящий на полу горшок, снова густо покраснел.

 — Ну что стоишь? — повысила голос я, — Давай, писай в горшок! Или тебя опять надо уговаривать, как маленького?

 — Кому-то нужно срочно пописать в горшочек, — ласково обратилась к Саше Ксюша, — Смотри, Олька, как он дрожит и переминается с ноги на ногу.

Было и вправду заметно, что мальчишка сильно хочет писать.

 — Какой упрямый, — вздохнула я, — Чего ты стоишь и терпишь? Нас стесняешься?

 — Конечно в восемь лет уже стесняется писать у всех на виду, — сказала Лена, возившаяся на пеленальном столе со своим малышом.

 — Как нибудь переживет, — отрезала я, — Он сегодня наказан. Никакого туалета. Писать и какать — только в горшок, как в яслях.

 — Давай хотя бы отвернемся, — предложила Ксюша.

 — Вот еще! — возмутилась я, — Не собираюсь отворачиваться или куда-то уходить. Пусть писает у меня на виду.

Ксюша молча пожала плечами.

 — Давай, солнышко, — ласково сказала она Саше, — Ты уже сегодня пускал при нас струйку. А сейчас чего стесняешься?

Я присела рядом с мальчишкой и приподняла ему писюнчик.

 — Пись-пись-пись, — принялась приговаривать я, теребя детскую палочку, — Не надо терпеть. Давай пописаем в горшочек.

Мы с Ксюшей продолжали уговаривать мальчишку еще пару минут, но он так и не пописал.

 — Так и будешь терпеть? — раздраженно спросила я Сашу, — Или тебе этот горшок не нравится? Тогда давай в тазик, как Андрюша.

 — Дать тебе Андрюшин тазик? — со смехом спросила Ксюша.

Я молча кивнула. Ксюша дала мне тазик и я уселась на диван, разместив Сашу у себя на коленях в точности, как держала своего пятимесячного сынишку Лена — голой попой вниз.

 — Никогда не думала, что увижу, как восьмилетнего держат над тазиком, — захихикала Ксюша.

 — А что еще остается делать, если он от горшка отказывается, — вздохнула я, стараясь сохранять серьезный тон, хотя сама еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться.

 — Разведи ему ножки пошире, — с улыбкой посоветовала Лена, — Ага, вот так.

 — Так жалко, что фотоаппарат сломался, — сказала хихикающая Ксюша, — Мальчишка в этой позе такой смешной.

 — А лицо какое красное, — улыбнулась я, — Ну чего ждешь? Давай, писай.

 — Попробуй пощекотать между ножек, — предложила Ксюша.

С улыбкой вспомнив Ленину теорию о щекотке, я принялась легонько трогать мальчишке яички. Саша отчаянно задрыгал ногами и чуть не вырвался. Было очень неудобно держать его одной рукой, потому что мальчишка постоянно соскальзывал вниз.

 — Сейчас упадет, — озабоченно сказала Ксюша,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх