Без горячей воды (инфантилизм).

Страница: 19 из 25

как? — поинтересовалась Катя, — Обошлось без происшествий? Я так вчера вечером намучилась, когда своему Вове клизму ставила. Сначала капризничал и зажимался — не давал всунуть в попу спринцовку. Потом, когда наконец вставила и выжала, тут же пустил из своей дырочки такой фонтанище. Пришлось все делать заново.

 — Мой тоже капризничал, — сказала я, — Ревел, сопротивлялся, дрыгал ногами. Сунула в рот соску и сразу успокоился.

Мне нравилось болтать с молодыми мамами о детях, потому что я могла участвовать в разговоре на равных. У меня теперь был свой собственный карапуз, и это автоматически делало меня взрослой.

 — А сколько ты, Лен, в больнице до декрета проработала? — поинтересовалась Катя.

 — Почти год, — ответила Лена.

 — Слушай, у меня к тебе, как к детской медсестре, есть один вопрос, — нерешительно начала Юля, — Так неловко спрашивать. Заметила позавчера у Сережи на писюньке красное пятнышко. Ну не опрелости же в самом деле. Он у меня уже давно сам ходит на горшок. Даже не помню, когда в последний раз мочил штанишки.

 — Хочешь, чтобы я посмотрела? — улыбнулась Лена.

 — Пожалуйста, — попросила Юля.

 — Так зови его сюда, — сказала Лена.

 — Сережа! — позвала сынишку Юля.

Симпатичный голубоглазый карапуз удивленно обернулся на свою маму.

 — Ну что ты стоишь? Беги к маме, — ласково сказала сынишке Юля.

Мальчик несмело подошел к скамейке.

 — Привет, Сережа, — улыбнулась Лена трехлетнему малышу, — Какие мы серьезные.

 — Вот он, наш стручок-малышок, — засмеялась Юля, спустив сынишке колготки.

Лена подтянула малыша к себе и принялась щупать ему крохотный писюнчик. Трехлетний мальчик заметно нервничал.

 — Вот это пятнышко? — спросила Лена у Юли, показав на небольшое покраснение.

 — Ага, — кивнула Юля.

 — Ничего страшного, — успокоила Лена Сережину маму, — Мажь два раза в день увлажняющим детским кремом и через неделю и следа не останется.

 — Спасибо, Лена, — улыбнулась Юля, — А то я уж и не знала, что думать.

 — Абсолютно здоровая писулька, — сказала Лена, осторожно оттянув кожицу, которой заканчивался Сережин стручочек.

 — Как у твоего хорошо кожица оттягивается, — заметила Катя, уставившись Юлиному сынишке между ног, — А мой на год старше и никак.

 — Думаешь, у него эта кожица сама такой эластичной стала? — усмехнулась Юля, — Две недели делала специальную процедуру, разрабатывала писюньку.

 — Сколько твоему Вове? Четыре с половиной? — поинтересовалась Лена у Кати, вернув Сережину кожицу на место.

 — Через месяц будет пять, — ответила Катя.

 — К пяти у мальчишек уже все должно свободно открываться, — нахмурилась Лена, — Своди в поликлинику, покажи врачу.

 — А может ты его сейчас посмотришь? — попросила Катя.

 — Я что у вас, девчонки, сегодня вместо участкового педиатра? — засмеялась Лена.

 — Ну пожалуйста! — улыбнулась Катя.

 — Хорошо, — согласилась Лена, — Сейчас посмотрим твоего бойца. Давай, зови.

Катя подозвала своего мальчишку.

 — Становись сюда, перед тётей Леной, — приказала она Вове, когда мальчик подошел к скамейке.

У мальчишки был немного растерянный вид. Эта растерянность сменилась испугом, когда Катя рывком спустила ему до колен колготки и принялась расстегивать липучки подгузника.

 — Только пятнадцать минут назад этот памперс одела, — проворчала Катя, пощупав сынишке подгузник, — И уже успел туда надуть. Так перед тётей Леной стыдно.

 — Ничего страшного, — улыбнулась Лена, принявшись ощупывать Вовин писюнчик.

Мальчишка попытался увернуться, но Катя дернула его за руку.

 — Стой спокойно, пока тётя Лена тебя щупает! — строго сказала она Вове.

Я с интересом наблюдала за Лениными манипуляциями с Вовиным писюнчиком. В отличие от Сережиного стручка Вовина палочка была короткой и пухленькой. Заканчивалась она типичным для всех мальчишек маленьким хоботком. Лена попыталась оттянуть этот хоботок, но мальчишка сразу начал хныкать.

 — Что, больно? — сочувственно посмотрела на малыша Лена, — Тогда не буду больше оттягивать.

 — Ну что? — поинтересовалась Катя, — Тоже не можешь оттянуть?

 — Неа, — вздохнула Лена, — Никак не оттягивается. Придется тебе, как Юльке, разрабатывать мальчишке писульку.

Лена принялась объяснять Кате нужную процедуру.

 — Обычно это делают сразу после купания, — сказала она, — Или посади ребенка на десять минут в тазик с теплой водой — лучше всего в настой ромашки. И когда хоботочек распарится, начинай оттягивать кожицу, насколько сможешь. Полностью открыть головку с первого раза у тебя не получится, но если оттягивать по чуть-чуть каждый день, за неделю-две откроешь.

 — Будем надеяться, — усмехнулась Катя.

 — Я сама не очень люблю делать эту процедуру, — заметила Лена, — Просто часто наблюдала, как другие медсестры разрабатывают мальчикам писульки. Помню, одна девчонка у нас в палате так любила этим заниматься. Проверяла у каждого нового мальчишки писюнчик и если кожица не оттягивалась, каждый день разрабатывала хоботок.

Катя быстро застегнула своему мальчишке липучки подгузника.

 — Он у тебя до сих пор носит подгузники? — удивленно спросила Лена.

 — Как видишь, — вздохнула Катя, — Почти пять, но никак не могу приучить к горшку.

 — Надеюсь до школы приучишь? — засмеялась Юля, — Мой с двух лет ходит на горшок.

 — Слышал, Вова? — обратилась к своему сынишке Катя, повыше подтягивая ему колготки, — Сережа в двухлетнем возрасте перестал мочить штанишки. А тебе скоро пять и до сих пор носишь памперсы.

 — Подумаешь пять, — засмеялась я, — Моему Саше восемь и, представьте, до сих пор писает в штанишки.

 — Ночью, во сне? — поинтересовалась Катя.

 — Какой ночью? — улыбнулась я, — Днем, у всех на виду. Если не верите мне, спросите у Лены. Она видела.

 — Ага прямо при мне описался, — подтвердила Лена.

 — Как не стыдно! — покачала головой Юля, — Такой большой уже не должен мочить штанишки.

Все уставились на Сашу. Оказавшись в центре внимания, восьмилетний мальчишка густо покраснел. Заметив, как он странно сидит, я довольно улыбнулась. Судя по Сашиной неподвижной позе со скрещенными ногами, на мальчишку начало действовать мочегонное.

 — Иди сюда! — подозвала я Сашу.

Мальчишка нехотя подошел ко мне. Мучительная гримаса на Сашином лице не оставляла сомнений, что он сильно хочет по маленькому.

 — Хочешь писать? — бесцеремонно спросила я.

Саша густо покраснел.

 — Что молчишь? — повысила голос я, — Хочешь по маленькому?

Мальчишка молча кивнул.

 — Тогда быстрее пошли в кустики, — улыбнулась я.

Я встала со скамейки и взяв мальчишку за руку, повела его к ближайшим кустам. Дойдя до них, я присела перед Сашей на корточки и быстро спустила ему колготки.

 — Получишь свои колготы назад только после того, как пописаешь, — заявила я Саше, освобождая его ноги от колготок.

Кусты были совсем рядом с песочницей ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх