Без горячей воды (инфантилизм).

Страница: 24 из 25

был не восьмилетний мальчишка, а грудной малыш.

 — Вот так, по часовой стрелке, — приговаривала Настя, массируя Сашин живот, — Сейчас попукаем и не будет болеть животик.

Саша густо покраснел и снова громко пукнул.

 — Как мы распукались, — улыбнулась Настя.

Было так смешно смотреть, как голенький восьмилетний мальчишка ее стесняется и еще смешнее слушать, как Настя с ним ласково сюсюкает.

 — Что, Сашуля? Пукнешь для нас еще раз? — улыбнулась Настя, нажав ладонью на Сашин живот.

Ответом, как я и ожидала, стал звонкий детский пук.

 — Вот видишь, — сказала мне Настя, — Чего ты жаловалась на его упрямство? Все делает, если хорошенько попросить.

Мы с Настей дружно засмеялись.

 — Вот так малышам делают массаж от газиков, — сказала она, — А еще ребенку можно помассировать животик по-другому. Чтобы сходил по-маленькому.

 — Покажи, — оживилась я.

 — Вот так, — улыбнулась Настя, принявшись массировать Саше низ живота, — Тоже по кругу, только не в районе пупка, а вот тут, снизу, где мочевой пузырь.

Я внимательнеее присмотрелась к Саше, потому что мне показалось, что он немного напрягся. «И писюнчик зашевелился, — отметила я про себя, — Неужели Настя действительно вызвала у мальчишки позыв по маленькому?»

 — Помассируй еще, — попросила я, — Может он после твоего массажа наконец сходит на горшок.

Настя снова принялась массировать Саше низ живота. Я внимательно следила за мальчишкой, пытаясь определить, хочет ли он по-маленькому.

 — Устала, — вздохнула Настя через пару минут, прекратив делать массаж, — Ладно, давай пеленать.

 — Ты вроде собиралась помазать его сначала детским маслом, — напомнила я.

 — Точно, — сказала Настя и, взяв в руки бутылочку, полила Саше маслом низ живота.

Я с интересом наблюдала, как Настя быстро размазывает масло во все стороны, спускаясь ладонью все ниже и ниже.

 — Нужно хорошенько помазать лобок, — заметила она, — И конечно вот эти складочки...

«Как он боится щекотки» — с улыбкой подумала я, заметив, как дрожит мальчишка.

 — Чья это писулька-свистулька? — ласково спросила Настя, приподняв пальцами тонкую мальчишечью палочку, — Сейчас мы ее тоже как следует обмажем.

Быстро помазав Сашин писюнчик, Настя задрала мальчишке ноги вверх.

 — А теперь займемся попочкой, — объявила она, сильно прижав Саше ноги к животу.

Настя плеснула Саше в попу щедрую порцию детского масла и принялась водить ладонью между его пухлых половинок. Я ожидала, что она засунет палец в его дырочку, но Настя просто аккуратно помазала ее снаружи. После этого она снова полила Сашу между ног маслом и занялась его мошонкой. «Как пытается вырваться» — подумала я, наблюдая за мальчишкой.

 — Оба наших малыша тоже дрыгают ножками во время этой процедуры, — с улыбкой заметила Настя.

 — Все мальчишки так боятся щекотки, — засмеялась я.

 — Потерпи, солнышко, — улыбнулась Настя, продолжая обмазывать Саше маслом мошонку, — Всех малышей перед пеленанием положено хорошенечко мазать между ножек детским маслицем. Особенно вот тут, за яичками. У мальчиков в этом месте чаще всего появляются опрелости.

Дрожащий всем телом восьмилетний мальчишка неожиданно замер и в следующую секунду пустил из писюнчика сильную струю.

 — Ой! — вскрикнула Настя.

 — Вот это сюрприз! — засмеялась я.

Быстро сбегав за детским горшком, я поставила его у Сашиной попы.

 — Направим струйку сюда, в горшочек, — улыбнулась я, приподняв Саше писюнчик.

 — А я думала, только малыши пускают струйку во время детских процедур, — заметила Настя, — Наш Павлик ох как любит этим заниматься. И Максимка устраивал фонтаны на пеленальном столе в грудном возрасте. Но от восьмилетнего я такого, если честно, не ожидала.

 — От него сегодня всего можно ожидать, — засмеялась я.

 — Такой забавный фонтанчик, — улыбнулась Настя.

 — И не говори, — согласилась я, — Мне тоже так смешно смотреть на эту струйку у мальчишки между ножек.

 — А ты, Олька, молодец, не растерялась, — сказала Настя, — Сразу сунула ему горшок.

 — Все равно успел намочить марлю, — вздохнула я, — А вот простынки похоже остались сухими.

Я просунула руку под марлю. Там и вправду было сухо.

 — Ну что, Саша? — с насмешливой улыбкой обратилась я к мальчишке, стряхивая с его писюнчика последние капли, — Показал Насте, как ты умеешь пускать фонтан между ножек?

 — Допустим, фонтанчиком из писульки меня не удивишь, — сказала Настя, — У моей Оксаны целых два маленьких фонтанщика.

Мы с Настей дружно засмеялись.

 — Не передумала пеленать мальчишку? — спросила она, пощупав марлю у Саши под попой, — Смотри, как он замочил подгузник. Придется заменить эту марлю новой.

 — Где я тебе новую марлю возьму? — недовольно сказала я, — Давай обернем этой, мокрой. Он же сам на нее пописал.

 — Даже не знаю, — неуверенно сказала Настя, снова пощупав мокрую марлю.

 — Ничего страшного, — улыбнулась я, — Пусть полежит мокрым в наказание за свое упрямство. Когда просили сходить на горшок по маленькому, он упирался. А сейчас решил устроить показательные выступления по водному спорту.

 — Хорошо, — согласилась Настя, — Запеленаю так, раз ты хочешь наказать мальчишку.

Настя слегка раздвинула Саше ноги.

 — Проводишь нижний конец подгузника малышу между ножек и прикрываешь ребенка спереди, — сказала она, комментируя свои действия, — Только мальчикам перед этим полагается задрать вверх писульку. Вот так. Придерживаем, чтобы смотрела вверх, и накрываем марлечкой.

 — Так смешно наблюдать, как ты возишься с мальчишкой, — улыбнулась я.

 — И мне тоже так смешно, — призналась Настя, продолжая быстро и ловко заворачивать Сашу в первую простынку, — Никогда не думала, что придется пеленать восьмилетнего ребенка.

 — Запеленай его поплотнее, — попросила я.

 — Вот так? — вопросительно посмотрела на меня Настя, туго затянув простыню.

 — Ага, — кивнула я.

Вслед за первой простынкой Настя быстро обернула Сашу второй.

 — Всё! — сообщила она, показав рукой на аккуратный сверток, из которого торчала только Сашина голова, — Запеленали.

 — Такой хорошенький! — улыбнулась я, — Карапузу только чепчика сейчас не хватает.

 — Можно повязать косынку, — предложила Настя.

 — Мальчику? — удивилась я.

 — Ну да, — кивнула Настя, — Наш Павлик часто носит косынку. Особенно после купания — чтоб голова не простыла.

 — Сейчас поищу ему косынку, — сказала я, направившись к комоду.

После недолгих поисков в верхнем ящике комода я обнаружила там хэбэшную детскую косынку — тоже белую в горошек, как и Сашины «пеленки».

 — Ой, какая прелесть, — улыбнулась Настя, — Так подходит к этим пеленкам.

Я засмеялась и, сложив косынку треугольником, аккуратно повязала ее Саше, по детски завязав сзади.

 — Так сколько, Олька, твоему малышу? — шутливо поинтересовалась Настя, — Восемь лет? Или восемь месяцев?

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх