Любовь или свобода 2: Последний выбор

Страница: 4 из 15

войны вас, женщин, буквально отдали на нашу милость. А, ты, Ночной Вор стала первым очаровательным подарком нашему народу. Позволь представиться: Алекс. Теперь я буду тобой повелевать! По крайней мере, на Земле точно.

 — Убирайся! Немедленно! Я буду кричать! — Ночной Вор как могла, старалась сохранить самообладание, но у неё это плохо получалось. Голос срывался на плач, колени тряслись. Отходя от наступающего Алекса, она неутомимо приближалась к кровати.

В отчаянье она закричала. Громко и пронзительно.

Внезапно дверь с громким треском распахнулась. В комнату ворвался ещё один эльс и застыл на пороге. С его губ слетело только одно слово — «Вор»

Вор в страхе повернула к вошедшему голову. Силы оставили её и она вынуждена была прислониться к стене, чтобы не упасть. Ночной Вор в изумлении смотрела на ворвавшегося эльса.

Она его узнала... знала этот манящий голос укравший её пламенное сердце... эти уверенные глаза, покорившие её беспокойную душу... эти настойчивые руки, подчинившие её трепетное тело... Она знала этого эльса, завладевшего её непокорным существом.

 — Элайя, едва слышно прошептала Вор, сползая вниз по стене, чувствуя, что теряет сознание. Внезапно чьи-то сильные руки обвили её талию — Элайя заметив, что она падает, подхватил её и положил на кровать. Вор открыла глаза. Она до сих пор отказывалась принимать происходящие за правду.

Смотря в глубокие глаза Элайи, Вор молящим взглядом просила его оказаться не миражом и не туманом. Она боялась моргнуть, что бы не развеять желанный облик. Элайя сжал её руку. В его взоре читалась та же надежда.

 — Кхм. — подал голос Лекс, о котором Вор уже успела забыть. — Может мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?! И почему ты, Блек, так бесцеремонно ворвался в эту комнату?!

 — Лекс, — сказал Элайджа тихим голосом, — позволь тебе представить Вороницу: девушку, которую я так тщетно искал все эти годы.

Алекс открыл рот. Он посмотрел на Вороницу. Она ему казалась сладким, сочным плодом, который в одно мгновение сделался запретным. Как ему хотелось сорвать её... Его воображение упорно рисовало ему нагую девушку с покорно-ласковым взглядом. Он даже и не представлял себе, что может быть столь желанная женщина. Трижды прокляв не вовремя появившегося Элайджу, он вышел, прекрасно понимая, что Вороницы ему теперь не видать, как собственных ушей. За неё Блек ему горло перегрызёт.

Вороница пребывало в полу сознательном состоянии. Обжигающая ладонь Элайи на её руке подсказывала, что это не сон, а явь.

 — Элайя, — опять повторила она охрипшим голосом.

Он потянул её к себе и прижал. Она покорно подчинилась его движениям.

 — Наконец-то, — прошептал он. — Я так долго пытался найти тебя. Так долго ждал этого момента, когда смогу снова обнять тебя.

По щекам Вороницы покатились слёзы. Элайджа склонил голову и поцеловал её. Она ответила на поцелуй. Её опьянило прикосновение губ Элайи. Как долго она ждала его. И как будто не было этой десятилетней разлуки, в которой день длился вечностью. Всё ещё боясь спугнуть это наваждение, Вороница прикоснулась руками к груди Элайи. По её тело разлилось наслаждение, как будто прошлое не скромно решило напомнить о бесстыжих ласках, что дарил ей Элайя. Какая же она тогда была юная. С тех пор мало, что изменилось. Хотя ей уже 27, она по-прежнему дрожит от прикосновений этого искушённого эльса.

Элайя оторвался от её губ и нежно поцеловал в шейку, потом опустился ниже. Прокладывая свой путь горячими поцелуями, он спускался к едва прикрытой полотенцем груди. Вороница дернулась, будто желая отодвинуться от него, но объятия Элайи помешали ей это сделать. Его жаркие руки бродили по телу Вороницы, сжимали плечи, ласкали грудь и круглые аппетитные бёдра. Стон наслаждения сорвался с её губ. Она испытывала незабываемое ощущение страсти. Той самой страсти, которая отбирает у разума контроль над телом и отдаёт его «бессовестному расхитителю сокровищницы», вызвавшему эту страсть.

Ладонь Элайи скользнула под полотенце, собираясь покуситься на священный алтарь тела Вороницы. Она взвизгнула, отстраняясь от него.

 — Нет! — ответила она на его вопросительный взгляд.

Элайю этот ответ видно не устроил. Не обращая внимания на отказ Вороницы, он вновь пододвинулся, одной рукой прижав её к дивану, а другой, направляясь к запретному тайнику. Чтобы она не могла возразить словами, он закрыл ей рот поцелуем.

Вороница напряглась и сжалась. Она ощущала его пальцы, настойчиво прорывающиеся сквозь её оборону. Отвыкшее от таких ласк существо Вороницы отзывалось болью и уверяло Вороницу в необходимости сопротивляться. Она задёргалась, подчиняясь своим страхам, возникшим в её душе как раньше.

Элайя привстал на руках. Поймав её напуганный взгляд, он провёл рукой по её лицу, убирая со лба волосы, и спросил:

 — Опять начинаешь? Вороница, мы с тобой это всё уже проходили. Неужели мне опять продёться привязывать тебя, чтобы преодолеть те стеснительность и смущение, что ты приобрела за это время?

 — Я не могу, Элайя, мне больно...

 — Не больно, — возразил он. — всего лишь не привычно.

Вороница попыталась отвести взгляд от этих чёрных глаз, которые как ей казалось, видели её насквозь.

 — Я... я... — замялась Вороница. Она не знала, как сказать ему. Как объяснить, что он единственный мужчина, которого она любила. Что тот старик, за которого её насильно выдали замуж, ни разу не обладал ею.

Но ему и не нужно было ничего объяснять. Он прекрасно всё понимал и сам. Он знал, что такая женщина, как она никогда не покорится двум мужчинам. Для неё существовал только Элайджа Блек.

Элайя снова поцеловал её. Лаская рукой её бёдра, он медленно раздвигал их. Вороница попыталась вновь отодвинуться от него, но не вышло.

За дверью послышались шаги.

 — Пожалуйста, не надо, не здесь, — прошептала она. — Они сейчас войдут...

 — Кто это, они? — поднял брови Элайя.

Он лениво усмехнулся, но все, же отпустил Вороницу и встал с постели.

Она едва прикрыла тело почти сползшим полотенцем, как дверь отворилась, и вошли дети. Это были те самые брат с сестрой, которых встретил Элайя перед концертом: Эл и Сирена.

На лице мальчика появилась ярость, когда он увидел Элайю около Вороницы.

 — Ты! — прокричал Эл, тыча в него пальцем. — отойди от неё!

 — Эл, успокойся, — тихо сказало Вороница.

Но Эл не обратил внимания на её слова.

 — Я к тебе обращаюсь! Немедленно отойди от неё! — повторил мальчик.

Элайя не ответил. Он смотрел на Вороницу, взглядом требуя подтвердить его догадки. Вороница отвела глаза. Дети застали её полуголой рядом с мужчиной. И не просто мужчиной, а эльсом. Но они даже не догадываются кто он...

 — Эл, Сирена, знакомьтесь. Элайджа Блек — ваш отец.

На лицах двойняшек отразилось изумление. Эл смотрел на Элайю с какой-то ненавистью...

Вороница взглянула на Блека. Он здесь, рядом спустя десять долгих лет. Они снова встретились. Дети наконец-то увидели своего отца, но что, же будет дальше? Сколько времени он пробудет с ними? Любит ли он её как прежде? А что будет, когда он улетит? Ведь Эл не человек, он эльс, как и его отец и по закону должен быть на Эльсоде. Если узнают, что она его скрыла, её могут убить, а детей забрать: Эла в военную академию, а Сирену в сексуальное рабство.

Вороница видела, что Элайя что-то говорит Элу, но не слышала, что именно. От страха перед тем, что могло произойти, она прижала руки к губам. Элайя... как же она его любит. И ей придётся потерять его снова. Да же мысль об этом ужасе чуть не лишила Вороницу ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх