Екатерина. Часть 16-18

Страница: 3 из 10

рабынь уложился её образ, как Хозяйки, и по — другому, чтобы они её никак не воспринимали. Она долго «промывала» им мозги, то есть проводила постоянно внушение, что их предназначение и цель в жизни, в том, чтобы служить своей Госпоже. Ольга была неплохим психологом на психологическом уровне, сумела силой внушения поработить девушек.

Рабыни, оттащившие Екатерину с Ольги, быстро завели её руки за спину и защёлкнули на них наручники. Ольга пошла вплотную к сопернице и нанесла кулаком удар ей в живот. И обратилась к рабыням.

 — Твари за то, что вы допустили такой промах, с вашей стороны, будете жестоко наказаны. Как, вы растяпы могли допустить, чтобы эта блядь вырвалась и налетела на меня. И почему, вы сразу её не остановили, чего ждали? Почему, когда я приказала оттащить это животное с меня, вы чего — то думали, своими пустыми головами, или поверили её обещания и усомнились моей над вами власти.? Ничего, я сегодня научу вас, как надо крепко держать и не на секунду не задумываться над приказами Госпожи, а моментально их выполнять. Поставьте эту суку на колени.

Рабыни поспешили исполнить приказание Госпожи. Они поставили Катю на колени, и сами также встали на колени по бокам Екатерины.

Ольга подошла к Кате, та с ненавистью смотрела на свою мучительницу. Она со всей силы ударила её сапогом в живот, от нестерпимой боли и сильного удара Катя упала на пол. Ольга поставила сапог на лицо Екатерины и произнесла:

 — Бунтовать вздумала, сучка, ты, наверно, надеялась, что рабыни помогут тебе, как же ты ошиблась. С самого начала, как они к нам поступили, я сама стала заниматься их воспитанием. Я «ломала» их, «промывала» им мозги, создавала под себя. Все до одной твари носят моё клеймо

Ольга постепенно увеличивала давление на ногу, которая находилась на лице поверженной Екатерины. Она продолжала.

 — Это тебе так с рук не сойдёт.

Катя тихо стонала от боли.

 — Я хотела, чтобы всё было по — хорошему, но ты не оценила мою доброту, придётся воспитывать тебя по — другому. Я тебе обещаю, что через небольшой промежуток времени, ты будешь целовать пол возле моих ног и умолять меня сделать своей рабыней, лишь бы избежать дальнейших мучений.

Убрав ногу с Катиного лица, она приказала рабыням:

 — Поместите её в колодки.

За волосы рабыни подняли Екатерину с пола и поместили в деревянные колодки. Голову и руки вставили в отверстия в доске, а сверху накрыли другой доской, зафиксировав это специальными зажимами. Ноги были помещены в нижние колодки, которые также раздвигались, в них вставлялись стопы, и они тоже фиксировались. Екатерина находилась в распятом положении, её тело было расположено параллельно полу. Ольга подошла к ней, голова Кати находилась на уровне её живота. Она взялась рукой за волосы своей нов ой рабыни, резко и сильно подняла голову вверх, от пронзительной боли Катя чуть не потеряла сознание.

 — Шлюха, как ты посмела поднять руку на свою Королеву, — и плюнула ей в лицо.

Затем кулаком нанесла три удара по лицу, выбив два зуба. Катя, сплюнув на пол кровь, взмолилась:

 — Ваше Величество, простите меня, пожалуйста, я буду Вашей самой преданной рабыней, только не бейте меня больше.

Она уже не напоминала самоуверенную, властную Госпожу, которой была всего несколько часов назад, она была побита, унижена, и напоминала забитое существо. Она поняла, если сейчас не принять Ольгины условия, то она может сделать из неё инвалида, и решила пока играть по Ольгиным правилам, чтобы немного облегчить свою участь, в дальнейшем надеясь, что–нибудь придумать.

 — Поздно, сука опомнилась, я повыбиваю из твоего поганого рта все зубы, — и она снова нанесла два сильнейших удара по лицу новоявленной рабыни.

От этих ударов Катерина потеряла сознание.

 — Облейте, суку, водой и прив! едите в сознание, — обратилась Госпожа к рабыням.

Чмоня набрала в ведро воды и вылила Кате на голову и поднесла к её носу вату с нашатырным спиртом. Катя открыла глаза и увидела перед собой Ольгу, играющуюся в руке с кнутом.

 — Очухалась, — она начала с силой крутить и зажимать соски на Катиной груди.

Длинные наманикюренные ногти больно щипали плоть рабыни. Катя тяжело переносила боль, у неё из глаз лились слёзы.

 — Плачешь, а мне, думаешь, было не больно, когда ты точно также издевалась надо мной. Тебе тогда нельзя было лишнего слова сказать, смотреть и то на тебя, надо было только с подобострастием. Теперь ты оказалась на моём месте, но ты, дура, сама дала мне свободу, я тебя на свободу не выпущу никогда. Какая впереди меня ждёт прекрасная жизнь. Барби, подай мне зажимы на грудь.

Она поместила зажимы на Катины груди.

 — Теперь подай веса, сейчас мы немного вытянем у этой коровы сиськи, чтобы получилось вымя.

Она, смеясь, начала вешать грузы на соски Екатерины.

Стальные аллигаторы больно сжимали соски, а когда на них были добавлены грузы, Кате стало совсем невмоготу.

 — Теперь подай, клипсы на уши и в нос.

Она надела клипсы на уши и вставила в нос, на них также повесила груз. Катя стояла с оттянутыми грудями, ушами, носовая перегородка оттянулась, и было ощущение, что она сейчас порвётся.

 — Подай мою любимую плеть — бабочку.

Рабыня подала небольшую плеть, форма которой была бабочка сделанная из кожи. Этой плетью Ольга начала бить Катины груди, стараясь сбить грузы, но зажимы были из высококачественной стали и сильно зажимали кожу, она нанесла больше десятка ударов, чтобы они упали, плетка оставляла на теле, красных бабочек. Но, даже когда они упали, это не принесло облегчения Екатерине, кровь хлынула в соски и боль пронзила груди, она очень сильно закричала. Когда были сбиты все веса с лица, оно горело, Ольга не всегда попадала по грузам, досталось и шее, и ушам, и носу, и! щекам. Ольга велела Чмоне вставить в рот Кати кляп и подать ей кожаный кнут. Она начала хлестать по спине рабыни и с каждым ударом её охватывала всё большая ярость, она хлестала, как безумная. Ольга не считала удары, остановилась только тогда, когда спина её бывшей Госпожи была красная от крови.

 — Чухонка, принеси перец и посыпь, как следует этой шалаве спину. Приведите её в чувства и оставьте в колодках, пусть подумает над своим поведением.

Рабыни сделали так, как сказала Госпожа. Оставив Екатерину в подвале, они поднялись наверх. Ольга пошла в гостиную, уселась в кресло, как на трон и велела Барби позвать всех рабынь, которые находились в доме. Через несколько минут пять голых рабынь стояли на коленях перед своей прекрасной Хозяйкой.

 — С этого дня я являюсь единственной Госпожой для вас всех. Катька стала теперь рабыней, как вы. Можете забыть, что она было когда — то Госпожой. У неё нет никаких прав, она является таким же домашним животным, как и вы. Я являюсь полновластной Хозяйкой, того, что есть в доме, включая вас. Этот дом тоже принадлежит мне. С этого дня называть меня будете Королевой и всегда обращаться только Ваше Величество. Если раньше я иногда прощала и не обращала внимания, когда вы называли вместо Ваше Величество, Госпожа или Хозяйка, то теперь буду за это наказывать самым жестоким образом. Для вас ничего не измениться, как служили мне, так и будете служить, но только вы должны теперь более ответственнее относится к своим обязанностям по обслуживанию меня. Если мне, что — то не понравиться или я буду чем — то недовольна, я буду моделировать из вас различные предметы интерьера, мебель и прочее. А, на ваше место найду более умелых и покорных рабынь, которые будут служить мне намного лучше, чем вы. Это не шутка, я действительно хочу заняться не только разведением лошадей, но хочу сделать некоторые предметы мебели из людей, придётся, конечно, прибегнуть к хирургии, удалить лишние части тела, так, что кто хочет ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх