Екатерина. Часть 16-18

Страница: 4 из 10

провести свою оставшуюся жизнь скамеечкой для ног, креслом или столкиом сразу можете попросить меня об этом.

Ужас и страх был в глазах рабынь, они верили каждому слову своей Королевы и знали, если она так говорит, то значит так и будет, никто не сомневался в правдивости её слов. Ольга настолько жестоко обходилось со своими рабынями, что они очень боялись её, и если она сильно наказывала за любой пустяк, то чужую человеческую жизнь, она вообще не ценила.

 — Ну, как вам моё предложение, есть добровольцы? Пока молчите, а представляете, какая честь для кого — то будет стать моим унитазом и всю жизнь поглощать великолепный нектар своей Королевы. Могу предложить быть моей щеткой для чистки обуви, только вместо щётки буду использоваться язык рабыни, я помещу, рабыню в специальный ящик, чтобы только торчала голова, я буду подносить к её рту, сапоги и туфли и она языком будет их чистить и натирать. У меня много различных идей, которые, я обязательно осуществлю, всё в своей жизни я привыкла доводить до конца. Я немного отвлеклась, вернёмся к этому чуть позже, пока много других дел. Главное, чтобы до каждой из вас дошло, что относиться ко мне надо ещё с большим почтением, чем это было раньше. Ваша никчёмная жизнь, полностью в моих руках, никогда не забывайте об этом. Теперь я хочу наказать за сегодняшний случай, животных, которые очень халатно отнеслись к своим обязанностям и чуть не погубили мои планы, наказание им за это будет очень страшное. Чмоня, Сучка, ползите сюда, твари.

Рабыни подползли на животе к ногам Госпожи и ждали дальнейших команд. Она велела им стать на колени, когда они встали, Ольга взяла в одну руку голову одной рабыни, в другую — другой и сильно три раза ударила их лоб об лоб. Из глаз девушек, чуть не посыпались искры, в прямом смысле этого слова.

 — Барби, отведи этих мразей в подвал и подвесь за груди, позже я спущусь и продолжу наказание.

Барби взяла в зубы поводки Чмони и Сучки и поползла с ними в подвал.

 — Вы не стойте тупо, а принесите мне обед, пока я занималась вашим воспитанием, мне очень захотелось, есть, — обратилась Госпожа к остальным рабыням.

Через десять минут возле Госпожи стояли три рабыни, две держали в руках подносы, на которых стояла еда, а третья лизала сапоги Хозяйки.

Вкусно поев, Госпожа приказала рабыням переодеть её.

 — Снимите с меня этот костюм, мне в нём слишком жарко и расстелите кровать, я немного подремлю. Постель расстелите в бывшей комнате Катьки, теперь я там буду жить. И не забудьте поменять постельное бельё.

Рабыни сняли с Госпожи костюм, оставшись только в стрингах и лифчике, Ольга поднялась с дивана, рабыни сразу же надели на неё халат. Она прошла в бывшую комнату Екатерины. Рабыни уже поменяли постельное бельё, они застелили постель шелковым бельём золотого цвета. Ольга улеглась на предварительно разобранную рабынями кровать. Велев стать двум рабыням по бокам кровати и махать опахалами, во время всего сна и ни на минуту не останавливаться. Опахала она привезла из Сингапура, но часто ими не пользовалась, когда она занимала с Катей равное положение, теперь она чувствовала себя Королевой и хотела жить по — королевски. Как же хорошо, думала Ольга, наконец — то моя мечта сбылась, я миллионерша, теперь это всё моё, осталось только всё оформить на себя, но это уже частности. Катька никуда не денется, всё, что у неё есть, она всё равно перепишет на меня. С этими приятными мыслями она уснула.

Пробудившись через пару часов, она позвонила в звонок и моментально появилась Барби. Две находящиеся на коленях рабыни, возле постели продолжали обмахивать опахалом Госпожу, они были, как запрограммированные машины, пока Хозяйка не давала новой команды, они продолжали выполнять предыдущее приказание. Когда Ольга находилась в своей комнате, она требовала от рабынь, чтобы одна из них всегда находилась за дверью, чтобы, если понадобиться в любую секунду могла моментально обслужить свою Госпожу.

 — Я, хочу писать, ползи под одеяло и выпей всё из моего прекрасного источника.

Барби раздвинула язычком половые губки Госпожи, плотно прижалась к вульве и начала принимать в себя поток жидкости своей Хозяйки.

 — Получше, вылизывай мою королевскую киску, чтобы она была полностью сухая, если хоть маленькая капля останется на трусиках, я просто вырву твой язык.

Барби очень старалась, чтобы как следует выполнить приказ своей Королевы. Ольга обратилась к рабыням, махавшим опахалами:

 — Хватит махать, оденьте меня.

Барби вылезла из под одеяла, Ольга придирчиво осмотрела свои мини трусики, которые рабыня сняла с неё и держала перед ней в своих руках, всё было сухо.

 — Наденьте на меня чулки, пояс с подвязками, чёрные трусики, чёрный шелковый бюсгалтер, кожаный корсет и красные замшевые сапоги, — отдала она приказ рабыням.

Когда рабыни одели Госпожу, она велела подать и надеть на её руки лайковые перчатки из нежнейшей кожи. Рабыни выполнили приказ, они очень осторожно и трепетно обращались с Госпожой, будто она была из стекла и могла разбиться.

 — Теперь пошли в подвал, продолжим наказывать непокорных рабынь.

Как не хочется идти самой, нужно купить носилки, приковать к ним рабынь и они будут носить меня, как это было в рабовладельческие времена. Неужели я такая красивая, богатая, деловая девушка, должна делать, что — то сама. Жалко, что у нас не рабовладельческое общество и рабство официально не разрешено. Но у себя на территории я его создам сама, причём оно будет таким, какое нужно мне и я буду единственная правительница и все мои поданные будут жить только по тем законам, что я установлю, у меня всё впереди, всё только начинается — думала про себя Ольга.

С этими приятными мыслями она достигла подвала. Екатерина была в колодках, по её лицу текли крупные слёзы, перец невыносимо жёг раны, боль не проходила не на секунду, а, наоборот, с каждой минутой становилась всё невыносимой. Катя тоже была жестокой, но ни разу не подвергала своих рабынь такой пытке. Увидев Ольгу, она пыталась, что — то промычать через кляп, но Ольга не обратила на неё никакого внимания.!

Чмоня и Сучка тоже были подвешены за потолок, но кроме веревок, которыми они были притянуты к балке над потолком, их груди были перетянуты верёвками, которые также были прикреплены к балке и тянули груди вверх. Груди рабынь посинели от такой пытки. Госпожа не спеша, ходила по подвалу, будто издеваясь над своими рабынями. Она не спешила освобождать Катю, Сучку и Чмоню.

 — С кого начнём? Я думаю с этих двух мразей, Барби подай мне тростник. Рабыня подала пластиковый прут и Госпожа начала стегать тела рабынь. Она била по грудям, заднице, влагалищу, ногам, животу, рукам рабынь в отличие от кнута тростник рвал кожу, и его удары было намного больнее. Выпоров рабынь, она велела отвязать их от верёвок и вытащить изо рта кляпы. Она уселась в кресло рабыни, еле передвигаясь, подползли к ней с большим трудом, ударили головой об пол.

 — Можете говорить.

 — Ваше Величество, спасибо Вам за заботу о своих рабынях, мы больше никогда не позволим себе огорчать на шу Королеву. Будьте так добры, разрешить поцеловать нам пол перед Вашими ногами, куда Вы наступали своими прекрасными ножками.

 — Нет целовать я вам не разрешаю, а лижите своими погаными языками, от моего трона до выхода из подвала. Лижите, как следует, чтобы я шла по чистому полу, потом я возьму белый платочек, протру им подошву сапога, и если на нём будет хотя бы одна песчинка, получите наказание в два раза больше, чем получили только что, вам понятно суки.

 — Да, Ваше Величество.

 — Тогда приступайте. Теперь будем разбираться с бунтовщицей. Чухонка, развяжи ей рот и освободи от колодок.

Рабыня освободила Екатерину, и она без сил упала на пол, всё тело болело и ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх