Моя блондинка

Страница: 3 из 4

с высоким седым дядькой (дворецкий, что ли?), Рокерша приказала принести вещи в Каминный зал, а меня повела в подвал. Нет, в камеру не кидала, а просто поменяла наручники на ножную цепь.

А потом мы поднялись в Каминный зал. Я поняла, почему он так назывался — камин там был такой вели¬чины, что можно было зажарить парочку слонов и ещё осталось бы место для быка. Огонь в камине был разожжён, у камина стояло несколько кресел и пара столиков с вином и фруктами, ещё сигаретница (похожая у мужа в кабинете была) и коробка, видимо, с сигарами. Рокерша открыла коробку, взяла тонкую сигару и взглянула на меня. Правильно поняв её взгляд, я взяла зажигалку и дала ей огня. Потом я разлила по бокалам вино, один вручила ей и опустилась на ковёр у ног госпожи.

Госпожи?!

По — видимому, именно так. Я с самой первой встречи отнеслась к ней именно как к госпоже, повелительнице, имеющей право распоряжаться свой покорной служанкой. Мне это понравилось, очень даже понравилось. Именно поэтому я не оспаривала её приказов и покорно выполняла все прихоти. Впрочем, и прихотей — то особых не было.

Моя госпожа положила руку на голову и стала перебирать мои волосы, я прижалась к её ноге и положи — ла голову ей на колени. От её прикосновений я становилась сама не своя. Правда, только от её, когда я ночью трахалась с няней, особых чувств не было, было просто забавно и приятно. Да ещё и волнительно, из — за мужа, храпевшего в соседней комнате. А вот Рокерша... Я такого даже с мужем не испытывала!

Господи, уж не влюбилась ли я?! В эту девицу??!

Мать моя женщина, дожила...

5

Я ласкала мою Блонди и мне было очень хорошо. Век бы так сидела век, никуда не двигаясь.

Потушив окурок в пепельнице, я встала:

 — Пошли искупаемся, котёнок.

 — В озере? — удивилась Блонди и аж передёрнулась от озноба.

 — Зачем? — удивилась я. — Есть отличный бассейн с подогревом воды.

Бассейн был за домом, вела к нему крытая галерея. Шла она как раз от Каминного зала. Сделана галерея была в виде колоннады с застеклёнными проёмами, потолок был красиво расписан, пол выложен мозаикой с изображениями купающихся девушек. На мой взгляд, они были слишком жирными, сиськастыми и жопастыми, но мне показали рисунки знаменитых художников, и я махнула рукой — делайте, что хотите. Сам бассейн был выполнен в виде стеклянного павильона. Чтоб он не дисгармонировал своим суперсовременным видом со старинной усадьбой, его отгородили деревьями и кустами.

В бассейне мы устроили эротическую игру. Начали друг друга раздевать, облизывая при этом, не пропуская ни малейшего кусочка тела. Эта игра нас так распалила, что мы устроили бешенный трах. В каких только позициях мы не использовали друг друга! Наконец, обессиленные, мы свалились в бассейн. Вода освежила нас и мы опять этим занялись на ступеньках — там широкая лестница была с постепенным увеличением глубины. Наконец всё — таки пресыщенные, мы пошли в раздевалку. Мои вещи не трогали, но для Блонди лежали новые корсет, чулки и туфли на пятнадцатисантиметровой платформе. Ну ещё я надела на неё наручники и поводок.

Столовую я не использовала, на меня тоску наводил огромный стол, рассчитанный не менее чем на полусотню персон. А обедали мы в небольшом кабинете рядом. Я усадила блонди в кресло, привязала руки и ноги и кормила её сама. И меня, и её такой обед страшно забавлял. После обеда я потащила её в тир:

 — Пошли, есть идея!

В тире, оборудованном в подвале, я достала пистоле! т:

 — Значит так. Каждому даётся по пять выстрелов. Кто выбьет больше, тот победил, а значит и...

Я многозначительно посмотрела на Блонди. Та приуныла, но согласилась. А куда ей деться — то? Я выстрелила. 48 из пятидесяти — весьма неплохо. Потом дала пистолет Блонди. Та пальнула почти не целясь. Мне понравилось, что её рука не дрожала, глаза не щурила. Потом проверила результат и обомлела: сорок семь из пятидесяти. Я посмотрела ещё раз: вот мои дырки, обведённые фломастером, вот её. И ещё раз. Нет, всё точно. В полном обалдении я уставилась на мою блондинку:

 — Ты что, стрельбой занималась?!

 — Никогда! — ответила та. — Стреляла я всего однажды, из охотничьего ружья, у приятелей на даче. Муж промазал, а я попала. Он обозлился, обозвал тупой коровой и прогнал.

 — Понятно... — сказала я.

Притащила кучу оружия: несколько пистолетов разных моделей, в том числе легендарный маузер, пару автоматов, штуки три винтовки, и заставила блондинку стрелять из этого арсенала. Та и сама с удовольствием палила. Результаты превзошли все ожидания, пули точно ложились в цель.

Не, я стреляю не хуже, но у меня это результат длительных тренировок, а тут божий дар в чистом виде. Она в первый раз брала в руки оружие и не мазала!!! В конце концов, я от избытка чувств обняла Блонди и го¬рячо поцеловала.

 — Вот уж не знала, что мне такое сокровище досталось! Твой муж дебил в тяжёлой форме! Прозевал такое чудо! Нет, милая, теперь я тебя точно мужу не отдам. И вообще тебя не отпущу. А вдруг кто — то украдёт?

Блонди рассмеялась, но я если и шутила, то совсем чуть — чуть. Иметь собственного, верного стрелка — это же предел мечтаний! До этого я работала в одиночку, а теперь мы сможем осуществлять и более сложные композиции. Осталось лишь кой чему Блонди научить, но это уже чепуха. Главное — она была стрелок от бога, а этому можно научиться, но надо годы и годы практики.

Потом мы вместе почистили и смазали оружие — порядок есть порядок. Похоже, даже возня с этими железяками доставляла ей почти так! ое же удовольствие, как и стрельба. Тем лучше, будет лелеять и холить свой инструмент. А потом я притащила бутылку шампуни и пирожные:

 — Надо, любовь моя, отпраздновать рождение ещё одного снайпера!

Я выстрелила пробкой и разлила пенящееся вино по бокалам.

6

Когда она потащила меня в тир и заставила стрелять, я смерилась с поражением. Я сказала чистую правду: стреляла я лишь один раз в жизни из двустволки. Муж решил унизить меня и заставил стрелять. Представь¬те себе его ярость, когда я попала в цель с обеих стволов, а он промахнулся! До сих пор помню то удовольствие, когда держала в руках тяжёлое ружжо!

А тут настоящее боевое оружие! Беретта, глок, маузер, Стечкин! Особенно мне почему — то понравился маузер, хотя что в нём могло быть хорошего? Тяжёлая малоудобная железяка начала прошлого века. А вот поди ж ты! И стреляла с огромным удовольствием. И как приятно было видеть изумление и восторг Рокерши! Хотя что такого в моей стрельбе я не понимала. При целилась, выстрелила, попала. С трудом до меня дошло, что огромное большинство людей безбожно мажут, особенно впервые взяв в руки оружие. Мне стрельба так по¬нравилось, что у меня и мысли не возникло, зачем ей понадобился снайпер. Мне и сейчас это всё равно. Пусть Рокерша думает, ей за это деньги платят...

Вдруг госпожа положила меня на стол, стала поливать шампусиком и слизывать это с моих груди, живота, пипиське. Я будто взорвалась, так бурно кончила. Потом она сама, легла на спину, я припала к её пизде, обиль¬но поливая шампанским. Получив по несколько оргазмов, мы, наконец, смогли оторваться друг от друга.

 — Как не печально, моя прелесть, — сказала Рокерша, — но мы должны пока расстаться.

Она привезла меня к дому уже не этом фургоне, а на шикарном американском авто да ещё и с шофёром, я быстро оделась. Поцеловав на прощание госпожу, я пошла домой. Там меня ждал разъярённый муж. Не сказав ни слова, он засветил мне в глаз. Я отлетела к стене и упала на пол. Муж подскочил и принялся срывать с меня одежду.

 — Нет, только посмотрите на эту шлюху! — заорал он, когда я осталась в корсете и чулках. — Блядь! Ты же конченная блядь! Эта сука даже трусов не ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх