Практика

Страница: 2 из 19

фигурой, ни красотой лица. Она была по-настоящему красива как женщина, сводившая с ума не одного мужика. Иногда её красота наводила на меня тоску, особенно, когда я представлял свою Ленку в объятиях другого мужчины. А здесь... подростки!"Надо как-то дать им понять, что это моя жена... , — подумал я, — а то еще чего доброго... « — мои размышления прервал гогот пацанов. Я внимательно прислушался к их разговору.

 — Вот бы... её «натянуть»... на «кукан»... ! — мечтательно донеслось из группы парней.

 — Ни-ч-ё-ё-ё... !"Натянем»... , если... надо будет... — мрачно произнес Витёк, который по всей видимости и был тем самым «лидером», — месяц... впереди... , что нибудь придумаем... !

Толпа весело заржала. По их самоуверенному гоготу я понял, что Витек для них является непререкаемым авторитетом, слову которого они привыкли верить. Меня начал прошибать холодный пот. Действительно, надо было принимать какие-то срочные контрмеры. Если не пресечь «больные фантазии» на самом корню, то можно было ожидать самых неожиданных последствий... Я, немного опередив группу, бросил им, как бы случайно:

 — Поторопитесь, парни, а то... Елена Васильевна с девочками... первыми поужинают... , а мне, как мужу, стыдно проигрывать жене... !

 — Тю-ю-ю-ю... , так вы... — супруги... ? — небрежно протянул Витек и оглянувшись на своих товарищей, продолжил, — «семейный подряд»... так сказать! Толпа весело «заржала».

 — Ну... , что-то в этом роде! — улыбнулся я и, ускорив шаг, попытался задать темп «колонне», затем повернувшись к Витьку произнес:

 — Да... — моя жена! Поэтому «прошу её любить и жаловать»! — я пытался перевести все в шутку, но последняя фраза, брошенная мной, была, как оказалось, произнесена ни к месту... Толпа весело заулюлюкала.

 — «Любить» и «жаловать»!!! — кто-то передразнил меня из группы.

 — Ну насчет «любить»... Мы её уже все «полюбили»... , Петрович... , — раздался другой голос.

 — ... глазами! — закончил за него кто-то другой.

 — ... пока... «глазами»... — пристроился к «хору» голосов ещё один.

 — Ну... , ладно... , хватит! — бросил я с улыбкой в разошедшуюся толпу, — Пошутили и хватит! Всему есть свои пределы...

 — ... а мы «беспредельные»... , Петрович! — не дали мне докончить, начатую фразу, и толпа вновь загоготала шутке своего товарища. Неожиданно мне помог Витёк, повернув голову к расходившимся товарищам, прикрикнул:

 — Ладно! Всё!"Заглохли»!!!

Гогот прекратился. «Точно — лидер!» — обрадовался я, что так быстро удалось обнаружить искомую «цель», — теперь нужно умно «приручить» его и проблем не будет! Тогда я ещё не знал, что «приручать», на самом деле, меня... , а потом... и... Елену Васильевну!

 — — ------------------------------------------------------------------------------------------

Первые три дня прошли без особых происшествий. Хотя ребята, как мне показалось, неохотно принимали участие в организационных мероприятиях лагеря. Им было скучновато. И это отнюдь не было связано с их возрастом. В нашем лагере был ещё один старший отряд, сформированный не из детей интерната, а из простых школ. Так вот, им было все интересно, моим — нет! Было ощущение, что интернатовские были на порядок «взрослее» своих одногодков. Многие вещи ими воспринимались с большой долей скепсиса. Кое-как их удалось уговорить принять участие в «Весёлых стартах». От смотра «Строя и песни» отказались вообще, мотивируя это как ненужный «выпендрёж». Что делали они с удовольствием, так это прохлаждение целыми днями на пляже, «тихое» покуривание в лесу и... подглядывание за девочками в бане... Вот это, действительно, была проблема! Мои пацаны наизусть выучили расписание посещение бани женским полом другого старшего отряда... и были всегда готовы! Несколько раз мне приходилось их «спугивать» от окошек бани, выходившими к лесу. Несмотря на то, что они располагались довольно высоко от земли, парни быстренько додумались соорудить самодельные лестницы из подручного материала, которого в лесу было хоть отбавляй. Постоянно приходилось обнаруживать и уничтожать их «осадные» орудия, спрятанные ими в кустах. Иногда, мне самому жутко хотелось «вспомнить молодость». Пару раз, отогнав «варваров», усилием воли заставил себя сломать импровизированные «лестницы», а не заглянуть вовнутрь баньки... Надо сказать, что это были не совсем «девочки», а вполне сформировавшиеся девушки, и, если бы я встретил их где-нибудь на дискотеке, да ещё в макияже, мне и в голову бы не пришло, что это подростки 16—17 лет. Тем не менее, ситуацию как-то удавалось держать под контролем и с парнями особых проблем в первые дни не было. Пришлось, конечно, пойти и на кое-какие уступки. Понимая, что бороться с курением, практически, невозможно, предложил заключить договор — о курении в строго отведенном месте, ближе к лесу за кустами. Намного проблематичнее ситуация была у моей жены. Она никак не могла найти общий язык со своими «акселератками», как про себя прозвал их я. Как и девушки первого старшего отряда, наши ничем не уступали им в своём физическом развитии, а, наоборот, даже в чем-то превосходили их. Первое время никак не мог понять: в чем же заключалось это их неуловимое, на первый взгляд, превосходство. Потом понял. Во взгляде. Действительно, взгляд наших девушек выражал какую-то уверенность и... готовность дать отпор любому, посягнувшему на их свободу. Они напоминали мне, скорее юных амазонок, чем учениц старших классов. Жена не учла этой разницы, наложенной на девушек жизнью в интернате, где побеждало право сильного. Она, в отличие от меня, допустила непростительную ошибку, которую студентка уже пятого курса пединститута, допустить не имела права. Не выявив «лидера» в группе девушек, вступила с одной из них в конфронтацию, которая потом дала о себе знать очень горькими последствиями. Надежда, с которой у моей жены «незаладилось» с первого дня, оказалась тем самым «лидером», которого моя жена «прохлопала». Силы были неравны. Вслед за «лидером», все девушки были настроены враждебно по отношению к своей воспитательнице. Всё чаще после «отбоя» приходилось слышать из их домика повышенный тон моей супруги, переходивший иногда в крик. Это было неприемлимо. Своими окриками она показывала им свою полную беспомощность, как руководитель группы. Как и жена, я ловил себя на мысли, что до конца смены надо продержаться без особых «происшествий». Всё бы ничего, но ситуация осложнялась ещё и тем, что у меня с супругой не было, фактически, никакой возможности заняться сексом. Если для Ленки, занятой психологическим климатом внутри своей группы, это не доставляло, как я понял, абсолютно никакого «неудобства», то меня этот вопрос начал занимать и... довольно серьёзно. На мои намеки, где-нибудь «уединиться», жена всего-лишь нервно отмахивалась. Положение надо было спасать. Я стал «осматриваться» по «сторонам». Ещё в самый первый день я «положил глаз» на воспитательницу другого старшего отряда-Людмилу Анатольевну. Это была женщина лет тридцати, в самом, что ни на есть, соку! Глядя на её формы у меня просто «текли слюнки». Особых угрызений совести, по поводу созревшего у меня в голове плана, не было. На разного рода «практиках» я частенько применял «поворот налево», т. е. изменял по-немногу жене... , при случае. А этот как раз и был тот самый... случай! Тем более, что при встречах на разных внутрилагерных мероприятиях, неоднократно ловил на себе её, как мне казалось, многообещающий взгляд. Действовать решил немедленно. План созрел сам собой. Сегодня после отбоя на «тихий час», мне надо было менять постельное бельё своего отряда. Пункт обмена находился как раз рядом с домиками отряда Людмилы, а значит можно будет... попытать «счастье». Сказано — сделано! Собрав быстренько при помощи ребят бельё, и, оставив Ленку «охранять» покой, я прямиком ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх