Практика

Страница: 4 из 19

марш по местам! — не выдержал я и «оторвался» на пацанах.

 — Будя орать-то! — огрызнулся один из них, — не коровы! — с этими словами парни вышли. До вечерного отбоя никаких происшествий больше не было. Радуясь, перемирию на «фронте», я не подозревал, что это было, всего лишь... , «затишье перед бурей».

Наступило время вечернего отбоя. И парни, и девушки без лишних пререканий отправились по своим кроватям. Их необычное поведение, показалось мне довольно странным. «Неужели замыслили уже что-то... ?» — подумал я, но вскоре отогнал от себя эту мысль, списывая все на «проснувшуюся совесть». Но... , как я ошибался... !

Примерно через час после отбоя, меня в плечо толкнула чья-то рука. Открыв глаза увидел супругу.

 — Что-нибудь случилось?! — встревоженно спросил я.

 — Да, нет, думаю ничего особенного... , ответила жена, — только ты не мог бы пока присмотреть за девочками, пока я... прогуляюсь по территории... лагеря! — выдохнула из себя Елена.

 — Ну... дел-а-а-!!! — удивленно протянул я, но меня тут же торопливо перебили:

 — Да, ты что подумал, дурачок?! — нежно обняла меня жена, — просто у одной девушки, по-моему, психологический срыв, после сегодняшних событий. И вообще, мне кажется, эта Надька их сильно терроризирует! Поэтому я «прогуляюсь» с ней, пока не успокоится, может что-нибудь и прояснится... ! Ей, по-моему, нужно просто «выговориться»!

 — Ну, хорошо, давай! — поцеловал я её в щеку.

 — Да ты не беспокойся! Девушки уже все спят... — с этими словами Лена вышла из домика. Через минуту я услышал тихий разговор и удаляющиеся шаги. Выглянув в окошко, в свете луны, увидел жену, обнявшую одной рукой девушку за плечи и что-то тихо говорившую ей. Фигуры двух девушек медленно удалялись в глубь территории лагеря. Я, устало зевнув, отправился было спать, как в помещении девушек услышал подозрительную возню... Зайдя в свой домик, быстро натянул брюки и уже собирался было выходить, как меня остановил чей-то голос:

 — Остынь... , Петрович... , Танька сама виновата...

Узнав по голосу Виктора, я отпарировал, тихим шепотом:

 — Не поня-я-ял!!!

 — А... чё тут непонятного... Сама напросилась... «Паханов» уважать надо. Факт! — ответил голос.

 — Так что у вас... «зоновские» законы... ? — опешил я.

 — У нас... нет... — у парней! А вот телки того... пожестче нас будут... ! — объяснил мне Витек.

 — Да вы что?! — тихо прошипел я, — девушку собрались...

 — ... да не дрейфь, Андрей... , никто её «мочить» не собирается... , просто... «опустят»! — перебили меня.

 — Ну... , козлы... ! Я вам сейчас другое место... «опущу», — и уже было вышел на веранду, как меня остановили повелительным голосом:

 — А ну стой!

Я повернулся, чтобы грязно выматериться, как мне под нос сунули сотовый.

 — Смотри... на себя любимого! С кем это ты... ? А-а-а! С Людмилой Анатольевной... ! Хороша баба, нечего сказать! Да и муж у неё, как никак, директор школы, а здесь... — НАЧ-А-А-А-ЛЬНИК! — многозначительно произнес Виктор и дал мне в руки телефон, — прежде чем вмешиваться в наши внутренние «разборки», на вот... «полистай» на досуге! Я взял сотовый и стал просматривать «картинки». «Нда-а-а!!! — подумал, — успели... нащелкать! Сволочи! Как только... выследили?! — Меня почему-то стало знобить, — вот... так В-Л-Я-П-А-Л-С-Я!!!» — молнией пронеслось в голове.

 — Так что мой тебе совет, Петрович! Лучше «остынь» и не мешай нормальному ходу событий... , а то как бы хуже не было! Усёк?! — немного угрожающе спросил он, а затем добавил, — а копий мы успели сделать предостаточно, так что эти можешь скинуть себе... на память! — гоготнул он своей, как ему показалось, удачной шутке, затем, обернувшись в темноту комнаты приглушенно крикнул:

 — Ну что, братва?! Пойдем «концерт» смотреть... или как?! Не дрейфь! Петрович... и сам... не против! — ехидно улыбнувшись он подмигнул мне и вышел из домика. Пацаны, как по команде вскочили с кроватей. «Так они давно были готовы!» — подумал я, увидев, что все были одетыми. Хитро улыбаясь, парни гуськом выходили из домика. «Петрович! — услышал я тихий окрик Витька, — присоединяйся... , «Концерт» ещё не начался». Я стоял посередине комнаты и не мог сдвинуть с места свои «чугунные» ноги. В голове было пусто... Лишь отчетливо мелькали картинки из зала суда. Да... ПРОПАЛ!!!

Из забытьи меня вывел все тот же Витька. Ухватив меня за руку, вытащил на веранду. Подтолкнув в спину, «спустил « меня с порога. Ничего не соображая, я повиновался как робот. Голос Витька, что — то бурчащего, доносился как-будто бы из далека. Мой мозг ухватывал какие-то обрывки фраз: «... понимаю, что неудобно... , а Вы вот здесь в окошко... ,... успеть пока Вашей жене «лапшу» вешают... «. Из зомбированного состояния я вышел только, когда мой нос уперся в оконное стекло. «Очнувшись» я прилип к окну, надеясь вмешаться, если дело дойдет до увечий, а то и... убийства! Как оказалось «прилип» вовремя. Парни, не издавая ни единого звука, столпились у входа. Один из них все время выглядывал из двери, вертя головой в разные стороны. «На... «атасе»... , или как там у «них»... ? — подумал я. Тем временем от стены отделилась женская фигура. Это была Надежда. Дав кому-то знак рукой, стала тихо приближаться к кровати напротив. От стены отделились еще четыре фигуры. «Шестерки... « — пронеслось в моем похолодевшем мозгу. Лунный свет, проникавший в окошко с противоположной стены, позволял отчетливо видеть каждое движение подростков, находящихся в помещении. Тем временем Надька уже вплотную приблизилась к кровати. За ней, как тени, следовали «пособницы». Она остановилась, затем резко навалилась на свою «жертву». Её примеру последовали и остальные. Полслышалась возня. Девушка, на которую напали, спросонья сразу ничего не могла понять. Этого было достаточно, чтобы нападавшие успели перевернуть Таню на живот, и, завести ей руки за спину.

 — Да... вы... чт-о-о-о... ! — визгливо вскрикнула она, понемногу отходя от сна.

 — Веревку давай! Живо! — отрывисто приказала Надежда одной из помощниц. Невысокого роста девушка, тут же протянула ей моток бельевой веревки.

 — Да не мне... дура! — продолжая удерживать «жертву», с заведенными руками за спиной, на животе, прошипела Надька, затем прикрикнула — да свяжет ли ей кто-нибудь руки, наконец! Из четверки вдруг «вынырнула» рослая девица и, схватив из рук «растерявшейся» веревку, ловко стала скручивать танькины руки.

 — От-п-у-у-у — сти-и-и-те... ! Г-а-а-ады! — окончательно проснувшись, задергалась в кровати Танька, чувствуя, туго впившуюся в запястья рук, веревку.

 — Держите её! — продолжала руководить операций «паханша», и девушки, как по команде, навалились на извивавшуюся в кровати Татьяну.

 — С-у-у-у-ки-и-и! Мне же б-о-олМММММ!!! — не успела докончить фразу девушка, как ладонь «бандерши» крепко зажала ей рот.

 — Кляп! Быстр-е-ей же! — руководила «парадом» Надежда. Ей тут же протянули приготовленную заранее свернутую в тугой комок тряпку.

 — МММ-отп-у-ус-ХОМММ!!! — «главарша», на секунду отпустив рот девушки, и, резко дернув за волосы, запрокинула назад её голову буквально затолкнув тугой кляп в рот «жертвы».

 — Вот... , так — то лучше... будет! — немного запыхавшись произнесла Надька, с удовольствием рассматривая «творение» своих рук. Таня лежала на животе, сбившееся одеяло полностью открыло доступ взглядам свидетелей «экзекуции». В лунном свете ярким пятном белели её трусики плотно облегающие тугую попку. Из заткнутого рта раздавалось лишь нечленораздельное мычание....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх