Практика

Страница: 8 из 19

Таня. Надежда растегнув, наконец, пуговицы дрожащей от возбуждения рукой стала лапать её грудь.

 — МНММ УМ...

 — Ну, что ты... , девочка моя... , успокойся... лапушка... — хриплым голосом успокаивала Надежда свою жертву, лаская её грудь, — не... дергайся... детка... тебе же... нрави — МММ... — «паханша» не договорила. Не выдержав, она впилась губами в сосок одной из грудей Татьяны.

 — У-м-м-м... ну... что же т-ы-ы... дела-а-а-ешь... ! — плаксиво проскулила девушка. Надька, не обращая на неё никакого внимания, продолжала жадно «сосать» её грудь и, запустив одну из рук ей между ног, стала мять через брюки её влагалище. Таня начала «поскуливать». Потом неожиданно задергалась, услышав звук растегивающейся брючной молнии.

 — Ну-у-у... ! — одернула её «паханша», и приподнявшись на локтях резко сдернула танины брюки до колен. В темноте, при свете луны, ярко забелел треугольник белых трусиков, плотно обтягивающих танину промежность.

 — У-х — х ты!!! — не выдержала Надежда при виде «сочной» картины и запустила свою руку ей в трусы.

 — Н-у-у-у... не на-а-а-адо-о-о-о... — по-щенячьи протянула Таня, пытаясь уйти от руки насильницы. Но Надежду уже было не остановить. Блеск её глаз, даже в темноте, говорил о сильном возбуждении, охватившем её существо с головы до пят. С каким-то приглушенным рычанием она стянула танины трусы до середины бедер. Подкатывая глаза от наслаждения, бесстыдно захватила в ладонь сочную плоть жертвы и, всунув один из пальцев ей во влагалище, с остервенением задвигала им.

 — Ой — й-й! О-й-й-МХМММ!!! — довольно громко вскрикнула Таня, но её вскрик вовремя зажала ладонь «насильницы». «Вот будет — то делов, если на её крик прибежит кто-нибудь на помощь! Да... ладно ещё «старшие»! Они — то... в «курсе»... , а если кто-то из... «мелюзгни»?!» — проскочила молнией тревожная мысль. От нервного напряжения я покрылся испариной. «И так каждый день считаю... , когда закончится эта... грёбанная практика... Так вляпаться! Новое «ЧП»... НУ СОВСЕМ НИ КСТАТИ!!!» — лихорадочно промелькнуло в голове. «Да уж... , картинка... !!!» — подумал я, наблюдая за двумя девушками из-за кустов. Таня со связанными за спиной руками, со снятыми до колен брюками и спущенными до середины бедёр трусиками, отчаянно пыталась сбросить с себя свою насильницу. Надя продолжала «трахать» свою жертву, с остервенением работая своим пальцем у неё во влагалище, одновременно одной рукой зажимая ей рот, переводя её крики в нечленораздельное мычание.

 — НЕММ... М-М — — ХМММ!!! — извивалась Татьяна, пытаясь «уйти» от пальца насильницы.

 — Ти-и-и-и — шшше же... ! Рассла-а-а-бься... , детка... , моя сла-а-а-аденькая... — уже хрипела от возбуждения Надежда, подкатив глаза.

 — Ой-й-й — МММ! — неожиданно громко вскрикнула жертва, почувствовав что ладонь, зажимавшая её рот, несколько ослабила свою «хватку». Надька быстро пришла в себя, сильнее зажав рот девушки. Затем, пошарив свободной рукой по траве, нашла валявшуюся неподалеку танину пилотку и одной рукой скатала из неё плотный кляп.

 — Не над — ОМОХМ!!! — тугой матерчатый кляп плотно заткнул рот Тани.

 — Ну вот... , лапуша... ! — тихо прохрипела «паханша», поглубже пропихивая пальцем кляп в её глотку. Затем, встав на колени, хищно, как львица, оглянулась по сторонам, убеждаясь, что шум борьбы не привлек нежелательного внимания. Поднявшись на ноги, она подхватила Татьяну под связанные локти.

 — МХМ-МММ-ХМММ!!! — глухо, сквозь пилотку, затыкавшую её рот, запротестовала она.

 — Т-с-с-с... тссс!!! Ко-о-о-зочка... моя... — проговорила Надька и, ещё раз оглянувшись по сторонам, потащила брыкающуюся жертву в кусты... Через секунду белевшие в темноте, стянутые до середины бедер, трусики девушки исчезли в густых зарослях кустарника. Я вытер лоб, покрывшийся испариной. Боясь быть обнаруженным, решил не испытывать судьбу и тихо «удалиться». Тем более, что по глухим протестам, раздававшимся из-за кустов, и тихому треску веточек под тяжестью двух девичьих тел, финал был для меня более, чем очевиден. Пытаясь не наступить на какую-нибудь сухую ветвь и не наделать шума, осторожными шагами «ретировался» назад в свою палатку. Не доходя до «вигвама», вдруг машинально свернул в чащу леса. Захотелось побыть одному. В абсолютной темноте. После такого нервного потрясения заснуть было невозможно. В голове вертелись всякого рода дурные мысли: «Хорош воспитатель! Так опростоволоситься! Как школяр какой-то... На моих глазах одна из девушек насиловала другую, а я не мог вмешаться... И все из-за того долбанного «компромата»! Идиот! Одно потащило за собой другое — плюс ещё «немой» свидетель «опускания» Татьяны. Да... я... полностью в их руках... ! Поскорее бы... , ёма-ё... закончилась эта кошмарная практика!» От нервного напряжения я курил одну сигарету за другой, тупо наблюдая за «убегавшим» к кромкам деревьев дымком. Я стоял прислонившись спиной к дереву, безуспешно борясь с мрачными мыслями, когда неожиданно услышал... чьи-то тихие шаги. Я попытался «слиться» со стволом дерева. Мимо меня цепочкой, пробиралось человек двадцать мальчишек. «Красные»! Готовят внезапное нападение!» — промелькнуло у меня в голове. Поднять тревогу я не мог, так как обнаружив своё местоположение — мог попасть в «плен», а значит «бесславно» закончить игру, которую ещё надеялся выиграть! По рослым фигурам парней, находившихся впереди группы, понял, что это представители «старших». «Всего четверо... , все остальные «мелюзгня»... , — по-военному сработал мой мозг, проводя вынужденную «разведку» сил противника, — оно и понятно! Мы может быть и потеряли большую часть «живой» силы... , но сохранили главную — «ударную»!» — подумал я о своих, надеясь каким-то образом, все-таки, привлечь их к участию в «боевых» действиях. Теперь мне было понятно — это были последние из «могикан»! Противник понял свою ошибку достаточно поздно, когда от его «главных» сил уже, практически, ничего не осталось. «Значит, нас решили застать врасплох! И одним махом «уничтожить» всех во сне!» — размышлял я осторожно, соблюдая дистанцию, пробираясь вслед за вражеским «десантом». Вдруг идущий впереди парень поднял руку. Колонна остановилась. «Наверное наткнулись на Лидку!» — подумал я, осторожно обходя с фланга «колонну» и незаметно за кустарником приближаясь к группе парней, собравшихся на военный «совет». «Мелюзгня» хранила гробовое молчание, полностью положившись на своих «ведущих».

 — Что будем делать? — шепотом спросил один из них, осторожно выглядывая из-за дерева. Я проследил за его взглядом. На крошечной полянке, почти вплотную примыкавшей к нашей «ставке», маячила, хорошо различимая в лунном свете, фигура Лиды. Девушка похаживала взад-вперед, борясь со сном.

 — Надо снять «часового»... , другого выхода нет... — ответил другой.

 — А... , если сразу напасть... с гиком! — подал идею кто-то из темноты.

 — Нет... , будем действовать по разработанному плану!"Малые» группами по два человека заберутся в каждую палатку и посрывают со спящих ленточки... Мы же, как и договорились, вмешаемся лишь в том случае, если кто-то, все-таки, успеет поднять тревогу... — закончил их старший команды. Затем, приказав всем оставаться на своих местах, дал знак своим старшим товарищам. Парни, сняв пилотки и засунув их себе за ремень брюк, распластались по земле и, вполне «по-солдатски», поползли к «часовому». Даже сейчас мне было «не выгодно» поднимать тревогу. Я решил дождаться пока «противник» войдет непосредственно в «черту» лагеря, а для этого прийдется «пожертвовать» Лидой! Тем временем парни подползли почти вплотную к кромке полянки и выжидали подходящий момент, чтобы, как можно бесшумнее, «снять» моего часового. Лида, не подозревая ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх