Первый день в раю

Страница: 4 из 7

трещину в асфальте возле своих кед, жевал губы, как вдруг услышал Анюткин голос:

 — Ну, все, я готова — ты меня не заждался?

Иному существу я бы недвусмысленно дал понять, что я думаю по этому поводу. Но этот случай иной. Сначала я увидел ее ножки в легеньких шлепанцах, потом цепочку вокруг ее лодыжки, аккуратненькие коленки, беленькие коротенькие шортики, которые плотно обтягивали ее бедра и треугольник лобка. Чуть выше я увидел ее животик, миленький пупок, и маечку, которую-то и маечкой тяжело назвать — скорее это кусочек ткани, обмотанный вокруг ее груди. Физику этого явления я понимал так — майка держится исключительно на ее груди.

Ткань ее была столь тонкая, что я четко видел форму ее сосочков со слегка припухшим ореолом.

 — Нет, что ты! — поспешил ответить я. — ты не хочешь перекусить где-то? А то я, хоть и жарко, немного проголодался.

 — Поехали тогда в «Бухту» — это ресторанчик на воде, довольно миленький и недорогой. Я там несколько раз была уже и мне понравилось.

 — Ваше желание для меня закон, — сказал я и пригласил ее в машину. Вот только я как мокрый гусь, мне надо высохнуть. А хотя — я по дорогое заеду домой и тоже переоденусь.

Ресторан оказался выше всяких похвал. Сидя за столом, Анютка частенько смотрела на меня долгим не отрывающимся взглядом, а я не старался отвести глаз. Она ела совсем немного — всего лишь один салатик, к которому я заказал ей бокал вина. Вино возымело эффект, и Анечкины глаза стали масляными.

Выйдя на улицу, мы потянулись как два довольных кота. Солнце уже так не пекло, но жара еще не прошла окончательно. Я закурил сигарету и облокотился о перила мостовой.

 — Антош, а ты не хочешь на пляж съездить? Там сейчас так классно! Солнце уже не жарит, можно не прятаться под зонтом.

 — Ты же знаешь — я очень люблю пляжи, и конечно я согласен. Тут километров через 5 есть хороший пляж с чистым песком и прозрачной водой, не помню, как там он называется?

 — Антончик, ты золото! — сказала Анюта, взяла меня за руку, и, потянув ее, положила себе на талию. Она быстро повернулась лицом ко мне и прижалась всем телом. Второй рукой я обнял ее за спину, и мои губы нашли ее. Ее тело дышало жаром, оно было упругое и мягкое одновременно. От ощущений ее кожи у меня случилась естественная мужская реакция и член начал подниматься.

Неистовый поцелуй длился целую вечность, в течение которой я изучал языком ее губы, зубки и нёбо, а в ответ она старалась как можно глубже всосать его в себя. Иногда, от страсти мы немного кусали друг друга, отчего заводились еще сильнее. Анюта извивалась у меня в руках, и ее животик ощутил выпуклость на моих шортах, скрыть которую уже было невозможно. Она на секунду отстранилась от меня, посмотрела на меня слегка затуманенными глазами и, с загадочной улыбкой произнесла:

 — А ты не забыл, что мы сейчас на улице — вон вокруг полно людей, а ты всем свой член демонстрируешь?

 — Ну, я его не демонстрирую — я все же еще в шортах. Плюс, не нужно на нас глазеть всем кому не лень — это наше личное дело. Учитывая тот факт, что я сейчас так возбужден, что ждать, когда мой член вернется в спокойное состояние, не имеет смысла, единственным выходом из ситуации я считаю возможность использовать живой щит.

С этими словами я резко ее обнял и крепко прижал к себе, давая возможность ее ощутить своим животиком, насколько сильно я ее хочу. Мои губы с легким придыханием целовали ее шею, отчего та покрылась «мурашками». Ее язычок ласкал мое ухо, и я услышал ее томный шепот:

 — Ты сказал «еще».

 — Что? — не совсем поняв смысл ее фразы, спросил я.

 — Ты сказал, что «ты все еще в шортах», — все тем же беспокойным шепотом сказала Анечка, — собираешься от них избавиться?

 — Они мне сейчас очень тесны, знаешь ли, — ответил я.

 — Зачем же себя мучить, — резонно заметила Аня, — мы же собирались на пляж? Поехали скорее, а то у меня тоже есть сильнейшее желание снять с себя все лишнее.

С этими словами она быстро выскользнула из моих объятий и побежала к машине, маня меня за собой указательным пальчиком. Стыдливо прикрывая возвышение на шортах, я двинулся за ней.

Когда мы оказались в машине, Анечка, сидя в полу-развороте, накрыла мою ладонь, лежащую на рычаге коробки передач, своей влажной ручкой и, смотря на меня прищуренными глазками, сказала — «Ну что — прокатимся?»

Мое сердце колотилось как сумасшедшее, мне было тяжело следить за дорогой. Именно поэтому я явно пропустил нужный поворот на пляж, и попросту заблудился среди дорог парковой зоны отдыха. В один момент густая стена зеленых деревьев расступилась, и в образовавшемся окне я увидел, как мне показалось, обнаженную девушку и двух голых парней. На заднем фоне, ближе к воде, было много людей, но вот были ли они одеты, я разобрать не мог.

 — Антошка, да это же нудистский пляж! Я давно мечтала побывать на таком, но смелости все не хватало! Давай на него пойдем?

Я, пребывая в легком замешательстве, не знал что ей на это ответить, ведь если мы пойдем на этот пляж, мой член будет смотреть головкой прямо на солнце, а быть вот в таком состоянии перед кучей незнакомых людей было бы весьма пикантно. Но, в то же время, я представил, как передо мной Анютка снимает с себя последнюю деталь одежды, и чаша весов моего сомнения окончательно склонилась в пользу «идти».

 — Хоть это для меня и нечто новое, я согласен! — сказал я.

Припарковавшись, я взял свою сумку из багажника, и вместе с Аней направился к пляжу. В процессе приближения я ощущал все нарастающее чувство сильного возбуждения. Я старался не дать члену встать на полную, что мне частично удавалось за счет того, что я концентрировал внимание на органах, мягко говоря, не особо симпатичных посетителей пляжа.

 — Давай тут постелим полотенце? — воскликнула Анечка, ручкой указывая на сравнительно пустое место среди штабелей голых тел.

В ответ я одобрительно кивнул, и когда полотенце было расстелено, пришло время раздеваться. В тот момент я ощутил прилив решительности, и раздевание начал с того, что одним движением стянул с себя шорты, оставшись стоять в одной майке. Анечка же и не старалась отвести в сторону взгляд, а начала с интересом разглядывать мой бритый член. Он не был в состоянии эрекции, но был заметно набухшим и тяжело покачивался. Головка была обнажена наполовину, а центральная венка заметно пульсировала. Из-за значительного возбуждения, кончик члена был влажным от смазки.

Не дожидаясь, когда Анюта наконец насытиться открывшимся видом, я, выпрямившись, и слегка прогнувшись назад, снял через голову свою уже ненужную майку. От этого мои бедра оказались немного впереди остального тела, что позволило Анечке изучить мой член полностью.

 — У тебя очень классная фигура, и... член просто загляденье, — вышла из оцепенения Аня.

 — Очень приятно слышать, но было бы приятнее увидеть и тебя раздетой, — ответил намеком я.

 — Это без проблем, — сказала Аня, и легким грациозным движением сняла маечку. Две тяжелые, налитые как самый спелый фрукт сисечки показались моему взору. Идеальной формы и упругости, они были, вне всякого сомнения, самыми прекрасными грудями, которые я когда-либо видел. На ее стройном теле они смотрелись потрясающе, и мне так сильно захотелось прижаться к ним губами, что ноги уже было решили начать идти к Анюте без команды мозга. Совладав с собой, я смотрела как Анечка наклонилась, чтобы спустить свои шортики. Под ними оказались светленькие трусики, сильно облегавшие ее лобочек, и дававшие понять, что лобочек это абсолютно голенький.

Почему-то остановившись ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх