Первый день в раю

Страница: 6 из 7

тело — он удобно расположился между половинками ее попочки.

 — Ого, — прижимаясь ко мне все крепче, сказала Анюта, — я могу отпустить руки и не упаду?

 — Ну, боюсь, все же нет, — прикинул я и припал губами к пульсирующей венке на ее шее. Я услышал ее тихий стон, который меня сильно приободрил. Руками придерживал ее за спину, которую все время гладил и ласкал. Она отпустила мою шею, и опустила свои ручки через кольцо моих рук, придерживающих ее почти невесомое тело. Она начала медленно поглаживать мои ягодицы, несильно проводя по коже своими ноготками. К моей груди прижимались ее сисечки, немного поджатые со сторон ее ручками.

Я невольно начал поступательные движения тазом, имитирую работу поршня. Членом я ощущал складочки губок ее кисочки через тонкую ткань трусиков. Стараясь увеличить амплитуду, я как можно дальше назад отводил бедра, и тогда коронкой головки я массировал ее писечку. Ее дыхание значительно участилось, а хватка ослабела. Она начала активнее тереться об меня своими напрягшимися сосочками и подыгрывать бедрами. Ее голова легла мне на плечо, а ручки сильно сжали мою попу. Я почувствовал, что в моих руках тело девушки начинает вздрагивать все чаще, и, в конце концов, Анечка, немного вскрикнув, впилась зубками в мое плечо, и ее тело изогнулась в конвульсиях оргазма. Я продолжал водить головкой члена по ее вульвочке, пытаясь продлить ее оргазм как можно больше. Наконец Аня утихла, и с виноватым видом посмотрела на меня:

 — Кажется, я немного себя не контролировала — вон какой след на плече оставила, — сказала она, все еще тяжело дыша, и глазками указала на мое правое плечо. И действительно, на плече виднелся алый отпечаток ее зубок.

 — Я готов нести эту жертву лишь бы видеть тебя в таком состоянии, — абсолютно искренне сказал я.

 — Ну что же, ловлю тебя на слове, но учти — живого месте на тебе не оставлю!

Это звучало очень многообещающе. А раз так, значит, мне еще понадобятся силы. Поэтому я попросил Анюту разрешить мне немного проплыть, чтобы утихомирить возбужденную плоть. Плавать пришлось минут 15, после чего только был достигнут желаемый результат.

Анюта уже ждала меня на берегу, сидя на подстилке. Заприметив меня, она поднялась, и я увидел, что мокрые трусики на ней стали абсолютно прозрачными. Но, видимо, ей больше не хотелось быть «не как все», и грациозным движением она их сняла. Я впервые видел ее лобочек, который был начисто выбрит, а на вид казался безупречно гладеньким. Ее Венерин холмик внизу заканчивался небольшой расщелинкой, уходящей вглубь между ее ножек. Эта щелочка была очень влажная, видимо от смазки, которая выделилась во время наших игр в воде.

 — Так намного лучше, — не скривил душой я.

 — А я и не знала, что это так круто, — выпрямившись во весь рост, и гордо предоставив свое безупречное тело всем на обозрение, сказала Аня, — действительно, такое ощущение, что между тобой и природой стерлась последняя грань.

Она подошла ко мне и протянула сигарету. Закурив, она посмотрела на меня довольно и сказала:

 — Не хочешь прогуляться? — подмигнув, спросила она.

 — Пошли, посмотрим, что тут есть еще, — ответил я, уже понимая, чем все закончится. Сил терпеть у меня уже не было, яички налились и стали весьма тяжелыми. В общем, срочно нужна была разрядка.

Докурив, мы сложили вещи в сумки, и как были голыми, так такими и пошли вдоль берега в направлении, которое нам показалось наименее людным. С каждой минутой нашей прогулки людей становилось все меньше и меньше.

Спустя минут 15, мы оглянулись вокруг, и не найдя рядом ни одной души, решили сделать привал. Когда я сел на подстилку, Анечка подошла ко мне и стала прямо передо мной. Ее ножки были расставлены, а влажная киска предстала передо мной во всей своей манящей красоте. В нее хотелось погрузится полностью и без остатка, и ощутить нежность и жар ее стеночек, сжимание ее мышц и всасывающую силу ее глубин. Любуясь зрелищем, я откинулся назад и облокотился на полусогнутые руки. Немного разведя ноги, я тоже дал ей возможность видеть меня всего без остатка. Мой член, до это момента находившийся в относительно спокойном состоянии, начал наливаться кровью. Медленно кожица на члене съезжала вниз и обнажала влажную головку.

Анечка наблюдала за этим процессом преобразования с неподдельным наслаждением. И вот мой член уже в состоянии стопроцентной эрекции лежит на животе; он заметно подергивается от возбуждения, а головка оставляет на прессе капельку смазки, которая тянется от кожи живота к головке тонкой блестящей ниточкой. Переведя взгляд с моего члена мне в глаза, Анюта сказала:

 — Теперь тебя не должно ничего сдерживать, — и с этими словами она села мне в ноги. Ее ноги оказались разведенными шире моих, и киска раскрылась, как цветок, и показала мне свой напряженный клитор. Смазки в ней было на самом деле очень много, и она тоненькой струйкой стекала к колечку ее сфинктера.

Сильным движением ног я бросил ее себе на грудь, и нежно поймав, перевернул на спину. Теперь я нависал над ней и головка моего члена касалась губок ее киски. Немножко поводив бедрами в стороны, я заставил член тереться о клитор Анютиной вульвочки, отчего Аня издала длинный вздох.

 — Не томи, войди поскорее, — с пеленой на глазах сказала Аня. Видимо, ее рассудок был затуманен абсолютным возбуждением.

Я и сам не мог больше терпеть. Приставив головку члена к ее дырочке, я начал медленно надавливать бедрами. Член мягко раздвигал стеночки ее писечки, и проникал все глубже. Вот уже скрылась полностью головка, и вот уже Анютины глазки полу прикрыты, а грудь поднимается выше и выше, и вот она уже касается меня напрягшимися сосками. Чуть ускорив темп, я смотрел, как мой член сантиметр за сантиметром исчезает в зазывающей глубине Анютиной киски. И вот я чувствую, как мои яички касаются ее влажной от натекшей из киски смазки попки. Я вошел в нее полностью, что мне не всегда удавалось сделать с другими девушками. Достигнув полного проникновения, я начал обратное движение, и головкой, казалось, чувствовал каждую шероховатость стеночек ее киски.

Когда мой член полностью показался из мокрой дырчоки, я увидел, что он весь покрыт светлого цвета смазкой. Я не мог себе позволить неторопливость, и в следующий раз ввел свой член гораздо быстрее. Так я наращивал скорость пока не достиг максимума. Я бешено работал бедрами, а Анюта, судя по ее виду, прибывала в ином мире. Ее волосы разлились вокруг ее головы, глаза закатаны, ротик приоткрыт, а из него постоянно показывается язычок, облизывающий алые губы. Периодически она издавал глубокий стон, шедший прямо из ее легких. Руками она то хватала меня за основание члена, то теребила пальчиком свой клитор, а иногда впивалась ноготками мне в ягодицы. Я грудь колыхалась от каждого моего толчка, а киска издавала хлюпающие звуки. У меня было ощущение, что я тону. Я уже чувствовал ее смазку у себя на яичках и на бедрах. Несколько раз я головкой ощущал сжимание мышц ее киски, что говорило о том, что она несколько раз уже была на грани оргазма. Наклонившись над ее головкой, я ввел ей в ротик свой язык, а в ответ она начала неистово его обсасывать.

Это было двойное проникновение, приносившее море наслаждения. От сумасшедшего темпа наши тела вспотели, и я видел, как в ее пупке начинала скапливаться лужица влаги. Я ощущал, как по спине бегут бесчисленные струйки пота. Этот секс был диким, неудержимым, животным, рожденным самыми древними инстинктами. Я обладал прекрасным и податливым телом, и ощущал, что нас сейчас не может разъединить ни одна сила на Земле. С каждым толчком я чувствовал приближение оргазма, а все более частые сокращения мышц предвещали и ее скорый оргазм. Я уже начал просто балансировать на грани, когда почувствовал, что больше сдерживаться ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх