Утонуть и уплыть

Страница: 2 из 2

быстрым движением языка касается бьющегося на вене пульса, а потом его зубы впиваются в плоть. Дин бьется под ним, его пальцы пытаются схватить Сэма за загривок, словно желая его отодрать. В его стонах ясно слышна боль, но Сэм только крепче сжимает зубы, вгрызаясь в его плоть, пока Дин не перестает вырываться.

Сэм вбивает в него свой член, оглаживая его острые бёдра, дёргает его на себя, навстречу своим движениям, и снова впивается в его горло, в безобразный синяк, который уже начинает проступать. Он чувствует во рту вкус Дина, чувствует, как страх, которому уже три месяца, начинает отпускать, словно, трахая Дина, Сэм гонит этот страх прочь. С тех пор, как Дин пропал, всё тело казалось закостеневшим от напряжения, но чем дольше он чувствует свой член в диновой заднице, тем больше тает это напряжение.

К моменту оргазма он уже снова счастлив и спокоен. Он стонет Дину в рот, лениво двигаясь на излёте. Его член выскальзывает на свободу с непристойным влажным звуком, и Сэм замирает, чтобы посмотреть на свою сперму, вытекающую из Дина. Он проводит кончиком пальца по покрасневшей, пылающей коже и собирает свою сперму, чтобы затолкать её обратно, в Дина. Туда, где ей и место. Три месяца.

Дин стонет, когда кончик сэмова пальца тыкается в его истерзанное отверстие, и пытается отодвинуться, и это означает, что Сэм должен немедленно скользнуть вверх по его телу, прижимая его к кровати. Он слабо целует Дина, сжимая его член, а Дин кажется слишком измученным, даже чтобы кончить.

 — Я сломал тебя тогда, малыш? — спрашивает Сэм, и улыбка тянет кверху уголки его губ.

Дин плывёт, его глаза полузакрыты, но при звуке этих слов они обращаются к Сэму. Дин сейчас такой, каким нравится Сэму больше всего: свежеоттраханный, весь в синяках, размякший. Здесь. Он облизывает губы Дина, пока не получает возможность снова скользнуть языком в его рот.

 — Да, сломал. На какое-то время, — отвечает Дин, когда Сэм отрывается от его рта. — Я оклемался.

Он мог бы сказать больше, но рука Сэма на его члене ведет себя настойчиво, и он толкается ей навстречу, требовательно вскидывая бёдра. Его лицо искажает какая-то мука, которой Сэм, глядя на него, не может понять. Он закусывает губу, и тусклый свет комнаты выхватывает слезы в его глазах. Он кончает, забрызгивая себе весь живот и руку Сэму. И пока Сэм, потрясенный, смотрит на него, Дин снова тянется к нему за новым поцелуем.

Этой ночью они больше не разговаривают. На несколько часов они засыпают, потом снова трахаются, перед самым восходом адского солнца на затянутые дымом небеса.

Дин больше не заговаривает, во всяком случае, осмысленно, пока Сэм не возвращается на свой трон. Дин изменился, и от этого никуда не деться. Сэм ждет; он не барабанит пальцами по подлокотнику и не поднимает бровь, но внутри у него царит хаос.

 — Ты спрашивал, где я был, — наконец говорит Дин. — Я был с ними. С охотниками. Они собрались в команду, объединились. Как ты объединил демонов. Они придумали, как тебя убить.

Кольт в руках Дина — всего лишь приглушенно блеснувшая полоска серебра, но Сэм всё равно напрягается. Дин не сводит глаз с револьвера. Он держит его легко, но уверенно.

 — Они знают, в чём твоя слабость, Сэм. Точно так же, как мы с тобой её знаем. Это я.

Его голос звучит устало. Даже сквозь внезапный ужас, потрясающий всё его тело, Сэм находит в себе силы, чтобы беспокоиться за Дина. Дин так устал. Он дрался и дрался — и всё равно всё кончилось вот этим. Наверное, если быть честным, Сэм знал, что так выйдет. Может быть, он надеялся, что получится иначе, но знал он другое.

Нет другого человека на свете, который мог бы подобраться к Сэму настолько близко. Только Дин. Дело даже не в том, что рядом с Дином Сэм теряет осторожность — Сэм просто открывается перед ним.

Только Дин мог подойти к нему так близко.

Кровь Азазеля требует, чтобы он боролся. Чтобы свернул Дину шею на месте. Чтобы позвал Руби и остальных и велел разорвать его на влажные, кровавые ошмётки.

Но это Дин, и если три месяца его чуть не убили, то стоит Дину умереть — и он не выживет тоже.

Поэтому он просто отворачивается — довольно и того, что Дину пришлось на это пойти, по крайней мере, Сэм может не заставлять его стрелять, глядя Сэму в глаза. Он знает, что Дин всё сделает быстро, и надеется, что Дин скоро последует за ним, — надеется, потому что всегда был эгоистом.

Но когда он пытается отвернуться, Дин опускается перед ним на колени, безмолвно и плавно, словно падающий снег. Дин опускается перед ним на колени и протягивает ему кольт.

 — Я убил их, — говорит он. — Кого я дурачу? Я твой. И всегда буду твоим.

Когда Сэм медленно протягивает руку, чтобы забрать у него кольт, Дин улыбается легко, но искренне. Он ловит Сэма за руку и отодвигает револьвер, чтобы прижаться губами к костяшкам сэмовых пальцев. Любовь и верность — в этом поцелуе сошлось всё.

 — Да здравствует мальчик-король.

E-mail автора: zareckaya@list. ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх