Сладость любви-2. Воспоминания -1

Страница: 2 из 2

приятное томление в его теле.

 — Здравствуйте милый Диамус. Меня зовут Лукиния. И я пришла отведать явств с твоего стола. Ты не откажешь мне в этом — И на Диамуса в упор смотрели зелёные глаза, которые словно проникали в самую глубину его души и взволновали его сердце.

 — Здравствуйте милая Лукиния, я рад встречи с вами и буду счастлив, провести этот вечер с вами — ответил Диамус, чувствуя, будто слова эти говорит не он, а кто то другой, временно занявший его тело.

Он сам лично налил ей и себе вина в кубки вина и приказал подневольным удалиться из покоев и без приказа не появляться.

Выпив с Лукинией вина до дна, чего он никогда не делал, они стали есть великолепно приготовленную для Диамуса пищу.

Он расспрашивал ее откуда она и ещё множество дежурных вопросов было задано им, но ответов её он не слышал, потому что сидя около него, она искусно распахивала как бы невзначай свою одежду, чтобы он мог взглянуть на её ноги. Которые казались Диамусу идеальными. Девушки могли бы позавидовать ногам Лукинии.

И вот когда они выпили по второму кубку. Вернее Диамус опрокинул до дна второй кубок, а Лукиния лишь пригубляла, Лукиния раскрыла одежду настолько, что была видна её женская плоть — её лоно любви.

Диамус почувствовал крепость в своём члене и уже не совладав с собой подошёл к к Лукинии, взял её на руки и понёс на персидские ковры, двумя слоями, лежавшими на полу. А неся он целовал её в губы, от чего его член приобрёл размеры данные природой и силу, разорвавшую бы любую преграду.

Он уложил её на ковры и сам стал лихорадочно снимать с себя одежду. А Лукиния легко скинула с себя всё и лежала голой в ожидании входа в неё интереснейшего предмета.

Раздевшись до гола, Диамус лёг рядом с ногами Лукинии и стал целовать их. Руками он ласкал её попу и поглаживал лоно.

Поднимаясь от ног к лону он раздвинул пошире её ноги и губами припал к её началу. Жадно целуя её в источник удовольствия и высунув язык, он руками раскрыл её писю пошире и стал языком вылизывать уже накопившуюся от возбуждения жидкость.

 — Ох, ох, ох — начала вздохи Лукиния гладя его по щекам и шее. И когда она готова была истошно закричать от неминуемого взрыва её плоти, Диамус ловко привстал и ввёл в неё свою взорвавшуюся дубину и в безумстве двигал в пизде членом, а руками водил по груди. И они взорвались громом оргазма одновременно.

А-а-а-а-а-а — крик двух, достигших высшей точки блаженства раздался громом в покоях Диамуса и был слышен далеко за пределами дома.

 — У-у-у-у-ф — кричала Лукиния, поднимая повыше ноги, натягивая Диамуса на себя за ягодицы и работая ему в такт.

А-а-а-а-а — диким зверем кричал Диамус с мощным заходом в Лукинию и заливая её бурным потоком спермы.

Минут десять входили и выходили они друг в друга, и залив её ещё раз жидкостью любви, Диамус лёг на ковры для отдыха.

А Лукиния легла с ним рядом закинув ногу ему на ногу и стала ласково целовать его губы. Запах, исходящий от Лукинии был настолько прекрасен, что Диамус задышал чаще, чтобы поболее вдохнуть его.

Лукиния перешла от губ к шее новоявленного любовника, которую стала ласково обцеловывать. Затем она стала целовать плечи, затем спустившись поцелуями к соскам Диамусу, стала нежно кончиком языка облизывать соски. Ласковая волна блаженства начала наполнять Диамуса. Его тело начало приобретать силу.

Лаская язычком соски, Лукиния спустила одну руку к члену и стала ласкать его своими нежными, истинно женскими, руками. Член ответил ей наполнением силой.

И Лукиния поцелуями по телу стала спускаться ниже, приближаясь к поднимающемуся стволу. Диамус учащенно задышал.

А Лукиния, заглотнув весь член к себе в рот и с лицом полнейшего счастья от содержимого в её рту начала двигать член вовнутрь заглатывая поглубже и выпускать его изо рта. Движения её вначале неторопливые участились с укреплением крепости хуя Диамуса.

И когда он стал равен по крепкости камню, она участила свои движения до неимоверной частоты. Она работала и чувствовала, как шквал безумия накрывает Диамуса. И крик леопарда вырвался изо рта Диамуса, и он залил семенем рот Лукинии. Диамус бился в конвульсиях, а Лукиния сглотнув всю сперму, продолжала испытание силы члена Диамуса, обсасывая верх головки хуя. Делала она это искусно, и не успев отойти от нахлынувшего только что оргазма, Диамус опять был в боевой готовности и снова хотел Лукинию. Слегка обмякнув, член его вновь вернулся к крепости, разрушающей все преграды.

Лукиния привстала и села своей плотью на жаждущего разрушителя. Энергично двигаясь пиздой по члену, руками она ласкала грудь Диамуса, а он ласкал её груди. И после трёх минут этих движений, они пришли к своей цели одновременно. И ещё раз их звучный голос взорвал тишину этого старинного дома до сих пор не слыхавшего голоса любви так громко.

Когда они успокоились Лукиния легла рядом с Диамусом, который сказал:

 — Я о тебе узнал только сегодня утром, а уже сейчас в наступившей темноте ты владеешь мной и моим телом. Я такого не испытывал никогда в жизни. Как тебе это удалось?

 — Милый Диамус — ответила Лукиния — у нас с тобой впереди ещё ночь. И тебе как умному мужчине не следует забивать свои мысли ненужными размышлениями. Тем более, что ты не испробовал моего коронного места.

 — Какого?

 — Налей нам вина в кубки и принеси в ложе наше. И немного отдохнув, я открою тебе секрет — игриво ответила она ему.

От интереса узнать новое усталость у Диамуса ушла в небытьё. Он как юноша вскочил на ноги и налив вина в кубки подал своей возлюбленной кубок. А свой выпил мгновенно без остатка.

 — Какое коронное место-спросил он Лукинию.

Лукиния, отпив вина и оттягивая удовольствие, сказала:

 — День сменяет ночь, дождь сменяет ясная погода, а лоно переднее сменяет лоно заднее.

С этими словами, она отставила кубок в сторону, и подвинувшись к сидящему Диамусу, села голой попочкой на его опавший член и стал круговыми движениями тереться, а руками притянув голову Диамуса стала целовать его губы со всей силой страсти, вновь охватившей её. При этом его член стал наполняться силою, как от поцелуев, так и от движения попочкой Лукинией.

Ответно целуя Лукинию, Диамус набрался первородной силой и его член стал подбен камню. А почувствовав эту силу Диамус хуем ворвался в жопу Лукинии и стал с огромной силой ебать её, Словно желая разорвать её на части. Но ничего не было слаще для Лукинии, чем член, ходящей в её жопе. А Диамус насаживал и насаживал её, пока Лукиния не задрожав и выгнувшись как пантера громко не вскрикнула, чем ещё сильнее возбудила Диамуса, который после её оргазма неистово натягивал женскую попу на свой ствол. И казалось стук об её жопу перешёл в стук в его голове и через минуты две нечеловеческий вопль взорвал весь дом. Двери еле выдержали удара звуковой волны огромной мощи. И Диамус, излившись, не останавливаясь, продолжил долбить эту счастливую дыру.

И ещё минут двадцать не мог он вытащить из жопы Лукинии свой хуй и кончив за это время два раза на третий он упал на ковры, а рядом с ним упала в такт кончившая Лукиния. И счастливейшая улыбка и румянец на этом уже не девичьем лице говорили о высшем счастье, посетившем её.

Они лежали, обнявшись на облитом спермой и женскими выделениями ковре, и приятнее запаха для них в эти минуты не существовало.

Не знавший ранее счастья от женщин Диамус и покорившее ни одно мужское сердце Лукиния целовали друг друга в губы в знак благодарности за эти волшебные мгновения. Потом они заснули и проспали до утра.

Проснувшись они слегка повторили ночной урок, и договорившись встретиться вечером, Лукиния оделась и ушла.

Целую неделю по ночам держала Лукиния Диамуса в счастливых мгновениях оргазма.

За эту неделю она столько нового раскрыла перед Диамусом, что он летал в облаках от счастья.

Каждое утро он одаривал Лукинию богатыми подарками и золотом.

А после недели на восьмую ночь после утех, Лукиния сказала ему следующее:

 — Я знаю, что нравлюсь тебе, и ты не хотел бы со мной расставаться. Но я женщина умная и знаю, что скоро начну стареть с огромной скоростью. Поэтому я хочу, чтобы ты меня помнил именно в счастье и в таком виде.

 — Но я не хочу с тобой расставаться и мне наплевать на твой возраст и твою старость. Ни с кем не был я так счастлив как с тобой. Останься.

 — Нет, я не останусь, а ты выслушай меня. Я заменю себя на свою ученицу, которую выучила искусству любви. Она очень способная. То что другие осваивают за три года она освоила за полгода. Прошу тебя возьми её под своё покровительство. Одари золотом и подарками её семью. Она ещё девственница. И первым её мужчиной будешь ты.

 — Я не знаю, что ответить. Дай мне подумать до утра. — ответил Диамус Лукинии.

С тем они и заснули на восьмую ночь. А наутро он дал согласие. Хотя ему очень трудно было расставаться с Лукинией.

А когда она ушла от него с дорогими подарками, то мужские слёзы потоком потекли по щекам Диамуса и долго не прекращались.

Всё это было рассказано Лукинией Сиании. И этот рассказ она сейчас вспоминала лёжа с Риссом.

Отдохнём и мы дорогие мои читатели. Голосуйте, и мне будет ясно писать ли мне дальше.

А захотите написать, то пишите sasa197575@mail.ru

И я с удовольствием отвечу на все ваши письма.

Ваш Зузу.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх