Соседки

Страница: 2 из 3

буду любить до самой смерти. То, что тогда произошло между нами, навеки соединило нас. Лишь много позже я поняла, какие любовь, терпение и выдержка потребовались Жене, чтобы тогда и в следующие разы не поступить со мной грубо и жестко. А я имела случай убедиться, что она такой может быть.

Мы поддерживали наши отношения уже третий месяц. Я заглядывала к Женечке каждый день. Иногда времени хватало лишь на поцелуйчик, кто-то из нас куда-то спешил, но чаще мы могли часами ласкать друг друга. Иногда Женя шла по магазинам и звала меня с собой. Мачеха лишь фыркала, когда я спешила. В выходные мы часто ездили за город куда-нибудь далеко и развлекались на природе.

Однажды Женечка провела рукой по моей груди и сказала:

 — Как ты расцвела, Наташенька... — Я вылупила на неё глаза. — Нет, правда. Когда мы встретились, ты была больше девочка, а сейчас ты стала прекрасной девушкой. — Она меня поцеловала. — И вся сияешь, как маленькое солнышко.

 — Ну ты скажешь, — я неуверенно хихикнула.

 — Я серьёзно, любовь моя, — она взяла моё лицо в свои ладошки и посмотрела мне в глаза.

 — Женечка, — я накрыла её ручки своими, — если я и сияю, то только для тебя. И это навсегда.

Мы долго не шевелились, глядя в глаза друг другу, читая том лишь вечную любовь.

И вот со мной произошло страшное. Двое старшеклассников, — уроды, ублюдки! — после школы затащили меня за гаражи и надругались жестоко и цинично. Не буду описывать этого. Хоть и прошло много времени, не хочу этого вспоминать. Я вытащила телефон и позвонила само собой Женечке. А кто бы мог понять и помочь? Не знаю, каким образом, но она через пять минут уже была рядом. Я обняла Женю и заплакала. С бесконечной нежностью она обняла меня и повела к себе. Помогла помыться, обработала ссадины и ушибы.

 — Женя, — спросила я, — тебе не противно разве за мной ухаживать?

 — Ната, — укоризненно сказала она, — ты же сама в это не веришь! Если бы ты верила, то не позвонила бы мне, не попросила о помощи. Потому что ты знаешь: я всегда рядом и всегда помогу. Так что не майся дурью, солнышко! — она шутливо щёлкнула меня по носу.

Я не знаю, что там выдумала Женя для отца и школы, но она сумела на неделю увезти меня за город и всё это время неотлучно пробыла со мной, забросив все свои дела, окружив вниманием и любовью. Мне было иногда даже страшно: как же она любила меня! И всё это время она говорила о мести.

 — Я в милицию не пойду! — заявила я, когда Женя заговорила об этом в первый раз.

 — Причём здесь милиция? — удивилась она.

Сначала я и слушать ничего не хотела, но Женечка всё-таки сумела меня убедить, что насильников надо наказать, чтобы в следующий раз они не изнасиловали кого-нибудь другого. И всё-таки сумела убедить.

Поздно вечером я позвонила первому из них, Павлу, когда он — редкий случай! — был дома:

 — Выйди, пожалуйста, есть разговор.

 — Что, ещё хочешь? — заржал он. — Жди, сейчас буду!

Едва он вышел их подъезда, как на его пути выросла Женя. Она была ниже, уже в плечах, я засомневалась даже, стоило ли вообще что-либо затевать. Но дальнейшее развеяло мои опасения. Как она его била! Павел летал, как теннисный мячик от её ударов. Я смотрела на это, разинув рот. Закончив избиение, Женя подтащила Павла за волосы к машине и, связав, засунула в багажник.

 — Зачем? — пискнула я.

 — Ты хочешь сидеть рядом с этим уродом? — она недоумённо спросила меня.

Приехала Женя на заброшенный завод, что был за городом. Там она привязала Павла к бетонному блоку, а мне дала камеру снимать. Потом Женя схватила Павла за волосы:

 — Как тебе нравится ублюдок?

 — Ты мне ответишь за это, сука! — прохрипел тот.

 — Отвечу? — Женя расхохоталась. — Да ты бредишь, урод. Я отвечу! Не могу!

Она достала нож и стала резать одежду, пока Павел не остался совсем голый. Лишь когда Женя, скинув одежду, одела страппон, я поняла, что она задумала, и засмеялась. Поскольку она встала так, чтобы Павел видел это, тот понял и начал орать, прося о пощаде. Только вот кто его услышит ночью на заброшенном за-воде? Женя взяла его за волосы и сказала:

 — Тебе, выблядок, не повезло. Ты посмел изнасиловать женщину. Ты посмел изнасиловать несовершеннолетнюю. Ты посмел изнасиловать мою возлюбленную. И моя месть будет страшна.

Плюнув ему в глаза, Женя зашла сзади и начала входить в задницу Павла. Это был самый здоровенный член, какой я только видела. Если и бывают такие в жизни, то крайне редко. Как он орал, как орал, когда Женя рвала ему жопу. А она трахала его зад, не обращая внимания его вопли. Я снимала происходящее, как вдруг Женя остановилась и спросила:

 — Хочешь?

Разумеется, я согласилась. Тогда Женя надела на меня другой страппон, только не круглый, а овальный. Вопли Павла стали ещё истошнее, когда я вошла в него. Три часа мы трудились над его жопой, заставляя вылизывать члены. В заключение Женя вытащила из багажника бейсбольную биту и со всей силы ударила Павла между ног. Страшно вскрикнув, Павел обмяк. Женя перерезала верёвки, мы сели в машину и уехали.

На следующий день мы так обработали второго насильника, Димона. Этот оказался ещё более жалок, чем Павел. После первых же оплеух стал молить о пощаде. Я была готова плюнуть на него и уйти, но Женя проявила твёрдость: «Он должен заплатить за содеянное!»

Я боялась, что они отомстят нам, когда выздоровеют. Но нет, эти уёбки оказались не способны на месть. Измываться над беззащитными — это да, а вот связываться с тем, кто может постоять за себя — куда вся удаль девается?!

Эта история здорово нас сблизила. Мы стали более нежными к друг другу. Женя знала, что я перенесла и старалась нежностью и лаской унять мою боль. А видела, на что пошла Женя ради меня и старалась своею любовью согреть её ожесточившееся сердце.

А ещё одним выходом стала моя просьба к возлюбленной:

 — Научи меня драться, как ты!

 — Зачем?! — изумилась Женечка.

 — Ты не всегда рядом будешь, — ответила я. — А я боюсь повторения. Не знаю, у всех ли жертв изнасилования такое, но я теперь боюсь мужчин, особенно больших и сильных. И хочу суметь дать отпор насильникам. Как хорошо, что ты со мной, Женечка! — Я обняла её и стала целовать.

 — Хорошо, радость моя, — Женя погладила меня по голове. — Будем учиться.

И с тех пор каждые утро и вечер мы стали заниматься. Сначала Женя меня просто гимнастикой заставляла заниматься. Потом пошло поднятия тяжестей. Одновременно она показала несколько простейших приёмов и заставляла их всё время повторять. Я не совсем понимала, для чего это нужно, но я верила моей возлюбленной и вопросов не задавала. Спустя несколько месяцев я вдруг поняла, зачем Женя это делала: я ощутила себя более гибкой, более сильной. А когда какой-то тип решил зажать меня в углу, я весьма удачно провела приём, которому так настойчиво меня обучала Женя. Правда, он потом утверждал, что просто хотел познакомиться. Но разве это начинается с лапанья за грудь и попу? Сияя от радости, я рассказала Жене об этом.

 — Всё-таки ты была права, котёнок, тебе это пригодилось, — Женечка обняла меня и поцеловала. — А я, честно скажу, дурочка, сомневалась. Будем дальше учиться?

 — Обязательно!

И мы опять слились в объятьях.

3. Евгения

Честно сказать, увлечённая любовью к Наташе, я напрочь забыла о своих планах к блондинке. Не нужна она была мне и всё. Но жизнь распорядилась по-своему, если гора не идёт к Магомеду, то Магомед идёт к горе. Видать, суждена ей было эта ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх