Скорая sex помощь

Страница: 4 из 7

её на лицо Алексея, вдыхая какой-то газ, он чувствовал, как его тело погружалось в невесомость. Через несколько минут он уже не мог контролировать своим телом. Не видел, что делала Катя, и от этого у него появлялся страх, его сердце билось как бешеное, поднималось давление, и чувствовал себя уже даже немного плохо, он казался совсем беззащитным. Пытался сжать пальцы в кулак, но и это не получалось, они только немного шевелились. Он чувствовал покалывание по телу, иногда оно было на столько неприятным, что он зажмуривал глаза. Лёшка смотрел с серьёзным выражение лица на белый потолок, и от напряжения в уголках глаз появились слезинки.

Меня разбудил Ярослав около 9: 00 утра. Сначала проверил моё давление, я смотрела на него с влюблённостью и сама не понимая, почему я так спокойна. Потом он сел рядом со мной на стул и в его руках уже оказалась видеокамера.

 — Посмотри, здесь интересное видео для тебя, — включил камеру на просмотр и дал мне в руки.

Я увидела Лёшку, а потом какую-то женщину. Он целовал её и обнимал, а затем началось то, что нельзя смотреть маленьким детям. Я поняла всё и отдала камеру Ярославу. Моё настроение мгновенно стало грустным, в душе кроме одиночества и пустоты ничего не было. «А когда-то он писал SMS: «Никогда не хочу видеть рядом никого, только тебя и больше никого, ты самая, самая!» Врал он всё себе и мне, — думала я. — Но как же так, он же любил меня до слёз? А ещё он утверждал, что если он на кого-нибудь меня променяет, то он дурак полный». Я молчала.

 — Убедилась, как он любит тебя, — он играл роль сочувствующего и понимающего меня. — Это было снято вчера вечером скрытой камерой.

Я молча оделась и попросила отвести в туалет. Я шла в сопровождении Сергея Безрукова. На вид я была совершенно спокойна, но во мне копилась злость. Мне хотелось врезать Лёшки по лицу. Зайдя в туалет, я увидела маленькое окно, из него сразу впритык была видна крыша соседнего строения. Вчера я не обратила на него внимание, а сейчас мне быстро пришла в голову идея. Я открыла окно, подтянулась на руках и уже через две минуты была на крыше соседнего строения. Я бежала, стараясь не оглядываться, знала, что уже через несколько минут будут знать все о моём побеге. Сердце «горело огнём» от страха, риска, волнения и выброса адреналина. Перебегала по крышам этого странного заведения, которые стояли вплотную друг к другу, только их высота была разной. Забиралась по лесенкам, бежала, спрыгивала вниз и снова поднималась. Не удачно спрыгнула и поцарапала ладошки до крови, но я не остановилась, а бежала дальше, ни обращая внимание на боль. Казалось всё это как в фантастическом боевике: странное место, где люди в белых халатах что-то делают с людьми, побег и, наверное, теперь следует ждать погони. Спустившись вниз по пожарной лестнице, я побежала к ближайшей центральной дороги, через небольшой лесок из берёзовых деревьев. Остановила машину, молодой парень, который ехал один, согласился меня отвезти домой. Уже в машине я приходила в себя, сердце принимало спокойный ритм, а вот боль в руках не давала покоя и напоминала о побеге. Играла приятная музыка, в окна машины врывался горячий летний воздух. Я не стала ни чего рассказывать о случившемся и вообще я почти молчала, мне было ни до общения. Время от времени я поглядывала в зеркало заднего вида, страх преследования ещё жил во мне.

После всего этого странного лечения Алексея вкусно накормили, намного лучше, чем в государственных больницах, и оставили одного в своей палате. Он не спал, хотя хотелось, но волнение и тревога заставляли ходить по комнате и нервно смотреть в окно с высоты примерно пятого этажа. Уже вечером к нему пришла деловая Екатерина с видеокамерой и спокойно сказала:

 — Посмотри интересное видео.

Он сел на кровать и стал внимательно смотреть. Он увидел меня и троих мужчин, один из них держал меня, а двое других были абсолютно голые, они раздевали меня. Я сопротивлялась и кричала, но они били меня и насильно заставляли заниматься сексом. Моё лицо выражало полное отвращение, а они как дикие звери издевались над моим телом. Алексей смотрел на это всё, ужасно злился, слышал мои крики и был уже вне себя, поняв, это Катя забрала видеокамеру из его рук. Он сидел спокойно, опустив глаза вниз, но внутри пылала жажда наказать моих обидчиков. Катя молча готовила укол. Алексей поднял тяжёлый взгляд на неё и грустно спросил:

 — Это ещё что?

 — Успокоительное. Давай руку, — подходила к нему.

 — Я и так спокоен, — совсем убитым голосом говорил Лёшка.

 — Послушай, я стараюсь сейчас помочь тебе, — она села на край кровати, рядом с ним.

 — Спасибо, уже помогла, — усмехнулся он.

 — Давай без капризов, ты же хороший мальчик, — уговаривала его. — Вот смотри, какой красивый маленький шприц, — она держала в руке шприц, почти полностью заполненный лекарством. — У тебя такая нежная кожа на руке, — она провела рукой по его руке, и Лёшка вздрогнул от её нежных прикосновений, одновременно напоминая о маленькой боли. Он покосился на шприц и лишь молчал, ему не чего было сказать. Уже после укола в вену Катя сказала спокойным голосом:

 — Она сбежала сегодня утром, — посмотрела на расстроенного Алексея и уже от себя добавила, — Она сказала, что не вернётся за тобой. Ты ей не нужен.

Нас пытались поссорить, но зачем и для чего?

 — Почему? Она не могла так поступить.

 — Понимаешь, она оставила тебя. Забудь её, теперь у тебя есть я, — она нежно расстёгивала пуговицы на его белой рубашке и губами прикасалась к его щеке. На мгновение он закрыл глаза и ощутил приятную нежность, но он резко оттолкнул её от себя и сказал, поднимаясь с кровати:

 — Мне никто не нужен кроме неё. Я должен её найти.

 — Тебе нельзя никуда выходить, — её голос звучал грубовато.

 — Я что под арестом? — встревожено, посмотрел на Екатерину.

 — Ну, что-то вроде этого, так что получай удовольствие от всего, что ты здесь видишь и чувствуешь, — загадочно сказала Катя. — Я тебе сейчас устрою самый лучший секс в твоей жизни, но сначала тебе следует поставить хорошую клизму, и тогда будет намного лучше. Надо очистить твой организм. Пойдём со мной, — она вывела его из комнаты. Его мнение здесь никто не считал, и ему ничего не осталось, как смириться с неизбежным. Охранник Дмитрий стоял в коридоре, он взял Алексея за руку и они пошли. Впереди шла Екатерина, как всегда серьёзная и деловая. Затем Он и Катя зашли в кабинет с табличкой на двери «процедурная», а Дмитрий остался в коридоре.

Екатерина включила свет, и взору Алексея открылся кабинет, в котором стояли белые шкафчики со стеклянными дверцами, в них он увидел множество разных резиновых груш и шлангов, каких-то баночек и всего прочего. Так же он увидел письменный стол и раковину. Кабинет отделяла белая ширма. Что за ней Лёшка пока не знал.

 — Раздевайся, проходи за ширму и ложись на диагностический стол, — уже не просила, а приказывала. Она одела белый халат и прошла к шкафчику, что-то стала искать. Спокойно, не произнося ни слова, он выполнял её приказ, потом скромно спросил:

 — Рубашку тоже снимать?

Екатерина повернулась к нему, и её взгляд упал на его вялый член, но она не позволила себе улыбнуться, гордо подняла глаза и сказала:

 — Сними, она будет тебе мешать.

Он остался, в чём мать родила. Сгорал от стыда. В воздухе был какой-то неуловимый запах. Запах ужаса. Алексей вспомнил, как ему в детстве делали клизму и воспоминания остались неприятные. Прошёл за ширму, за ней возле стены стоял снова белый шкафчик, слева окно, за которым было темно, и он увидел железный столик на колёсиках, там снова лежало множество приспособлений ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх