Строки из жизни

Страница: 5 из 7

дефицита в мужском внимании не испытываем. Я это знала. Но сейчас мне казалось, что красивее Ленки никого нету. Её округлые без целюлита бедра вызывали восхищение и страсть в одно мгновение, а уже возбужденная девочка — нетерпение. Ленка повернулась ко мне лицом. Провела руками по своим бедрам и животику. Встала надо мной. Она медленно опустилась на пол, сев на колени, так что её девочка как раз коснулась моих губ. От неё пахло неповторимым запахом желания, свойственным только Ленке. У меня участилось дыхание. Я больше не могла и не хотела ждать. Поцеловав Ленкину девочку, я сначала усыпала поцелуями её бедра, а потом стала проводить языком по её губкам. Сначала медленно, нежно, лишь легонько касаясь, а потом все более страстно и настойчиво. Я стала ускоряться. Чередуя вылизывания с поцелуями губок и клитора, так же с проникновением языком между губок, я доводила Ленку до оргазма. Её стоны меня лишь сильнее возбуждали. Когда она кончила, изогнувшись и прижав мою голову к себе, я подумала, что Ленка меня возбуждает не меньше чем Лорд.

Придя в себя, она опустилась ко мне и стала целовать меня в губы.

«Я тебя обожаю!»

«И я тебя, Ленусь.»

Я призналась Ленке в своих чувствах к ней и к Лорду. Она же в свою очередь сообщила мне, что обожает страстно издеваться надо мною, доминировать. Потом она иногда даже на людях издевалась надо мной, отдавая мне указания или ставя в неловкое положение. И хотя я говорила ей, что не хочу, чтобы мы демонстрировали это на людях, она все же иногда так поступала, делая легкий намек. Окружающие конечно не понимали в чем дело и думали, что Ленка так дурачится, но факт остается фактом: она так поступала. И каждый раз я обижалась на неё, всячески это показывая. Иногда я даже не общалась с ней по несколько дней. И каждый раз она ластилась ко мне, вымаливая прощение. Иногда я сразу ее прощала, а иногда ставила ей ультиматум, что прощу её, если она выполнит мой приказ. Она ненавидела когда ей указывают, всегда злилась, но мои приказания всегда покорно выполняла. И наши отношения налаживались. Ленка любила подколоть меня моим влечением к Лорду. Особенно сильно она обожала натравить его на меня (команду «Иметь» он действительно выучил, как ни странно, когда взял меня первый раз) когда только покупалась или переодеваюсь. Теперь он знал так же команду «ласкать». По этой команде он начинал меня вылизывать, а иногда помимо моей девочки он ласкал и мою спину и шею, что я особенно уважаю, когда он это делает после секса. И хотя психологически я привыкла к огромному (на мой взгляд) члену Лорда, моя девочка все равно не может не плакать от такого размера. Ленка любит записывать секс на видео. Да и меня саму возбуждает мысль о том, что посторонние люди могут увидеть как меня трахает огромный дог (хотя и боюсь, что это произойдет).

Команды «иметь» и «ласкать» Лордик выполнял теперь сразу же и с самоотдачей. После размышлений на эту тему я пришла к выводу, что одна из причин, по которой он их выполняет, это то, что они нравятся ему, помогая достичь желаемого, а если уж и хозяйка одобряет, то вообще прелесть для него. Иногда Ленка прикалывалась надо мной и Лордом, дав ему команду «ласкать», и когда он уже вылизывал меня, командовала: «Лорд, нельзя! Ко мне!» Иногда он, конечно, так и продолжал меня вылизывать. Особенно часто это происходило, когда до этого у него долго не было секса. Но крайне редко Ленке удавалось отменить команду «иметь», а если точнее, то всего 7 раз это получалось. В остальных случаях он добивался своего. В такие моменты Ленка побаивалась его трогать, потому что когда он особенно сильно возбуждался, пресекал любые попытки прервать его любимое дело. Правда она этого не показывала, но я это знала и так. Поняв это, мы решили не давать ему возбуждаться достаточно сильно если сами того не хотим.

В остальное же время Ленкины команды Лорд выполнял безукоризненно, любое её слово было для него законом. Чего не скажешь обо мне. Теперь все чаще он воспринимал меня как сучку, а не как хозяйку. Он, конечно, выполнял мои приказы, но лениво и небрежно. А иногда и вовсе игнорировал. Иногда, когда он хотел, приставал ко мне, тычась носом в мою девочку или проводя языком по ней. Он же ведь знал как я это обожаю. Когда у меня было желание, я предоставляла ему возможность удовлетворить свою похоть, раздеваясь, становясь перед ним на четвереньки и покорно ожидая. А когда я не хотела, то командовала ему «нельзя!» и ругала его. Иногда он слушался меня, но чаще — нет. Понимая, что когда он возбудится еще сильнее, я его уже не смогу остановить, выходила из комнаты и запирала её, оставив его там. А если дома была Ленка, то просто просила её, чтобы она убрала его от меня. На фоне меня Ленкин приказной тон действовал на Лорда особенно сурово и он нехотя оставлял свою сучку в покое. Иногда Ленка сама так возбуждалась, что сама приставала ко мне. Она конечно гораздо больше и сильнее меня, но все же она не молодой энергичный дог, да и убеждать её словами проще, чем кобеля. Поэтому когда у меня не было желания, с ней мне все таки справиться было проще.

Мне нравится быть сучкой. Я живу этой жизнью. Я — сучка, которую все хотят. Я обожаю, когда мне показывают, что меня хотят и всячески пытаются добиться меня. Порой даже это бывает чересчур часто. Но, видимо, это плата за красоту и сущность сучки. Если я занимаюсь сексом, то занимаюсь по полной, полностью отдаваясь как физически, так и психологически. Я ловлю каждое мгновение, переживаю каждое ощущение, каждое чувство. Отчего я и имею утонченную, глубокую натуру. Ленка говорит, что я слишком эмоциональна и это обычно мешает людям жить, но в тоже время она обожает эту мою особенность. Но если я не имею ни малейшего желания, то отстаиваю свою независимость до конца. Ленка обожает наблюдать как я пытаюсь преодолеть гораздо большие препятствия чем я сама. В качестве препятствий, разумеется, выступают Лорд или Ленка. Мне и самой это нравится, но осознанно я это признаю уж после того как все закончится.

Однажды, когда у меня были критические дни, Ленка сильно меня обидела. Лорд стал приставать ко мне, пытаясь возбудить меня, вылизывая мою девочку. Я попросила Ленку, чтобы она его убрала. Но вместо этого, она скомандовала Лорду, чтобы он взял меня. Я просила её остановить его пока не поздно, но она этого не сделала. Когда Лорд вскочил на меня, я умоляла Ленку убрать его, но она тогда слишком сильно завелась и все равно ничего не сделала. Я все время тогда рыдала. После этого я перестала с ней общаться и сразу же собрала сумку и уехала к одногруппнице, которая жила на квартире одна. Она была не против, тем более мы с ней были почти подруги. Я избегала встреч и общения с Ленкой. Когда она звонила, я говорила, что не хочу с ней разговаривать. При встречах, проходила мимо неё. Я знала, что она страдает из-за того, что сделала мне больно и из-за того, что я переживаю эту боль до сих пор. Но обида на неё еще не стихла. Мне самой её не хватало. Не хватало её взгляда, рук, губ. Не хватало её нежности. Но я боялась, что её сексуальные страсти снова обуздают её и она снова причинит мне боль.

Недели через две Ленка пришла поговорить ко мне. Попросив Наташу (подругу, у которой я жила) выйти, она закрыла дверь в комнату. Заработал телевизор в другой комнате, Наташа добавила громкости, показывая, что не слушает нас. Я молча гладила одежду. Ленка подошла и медленно протянула руку к моей щеке. Я убрала голову в сторону, показывая, что не хочу, чтобы она касалась меня. Ленка убрала руку, но осталась сидеть рядом, прямо глядя мне в глаза.

«Мариш, я дурра.»

«Я знаю», — медленно протянула я.

«Я издеваюсь над тобой. Подавляю тебя, мне нравится подавлять тебя. Внешне. Знаю, что тебе тоже это нравится. Нравится как я демонстрирую тебе свое превосходство. Ты любишь быть желанной. Любишь быть сучкой, как ты это называешь. Сучкой, над которой доминируют, которую подавляют», — она помолчала, тщательно подбирая слова, и продолжила:...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх