Подарок на День Рожденья 3 или шлюхи тоже плачут

Страница: 1 из 2

 — Вот такая вот история, — тихо сказала Альбина, ковыряя сигаретой в пепельнице, — извини... я разболталась. Ты не обязана была это слушать.

 — Нет-нет... Очень интересно, — еле выдавила я из себя и посмотрела. на большие настенные часы:

 — Ну... мне пора, — я на самом деле не знала, что говорить. Алёнка скинула уже четвертую смс-ку, сообщив мне, что нашла черную сумочку, отлично сочетающуюся с тем синим платьем. По-правде говоря мне было абсолютно все равно, что наденет моя «гламурная подруга» Алена, свято верящая, что Анджелина Джоли её родная сестра-близнец, которую нечаянно увезли за границу. У каждого человека свои тараканы в голове, поэтому я принимаю свою Аленку такой, какая она есть. Мне нужно было как-то замять Альбинину тему и я улыбаясь сказала:

 — Теть Аль, не подкинете меня в «Космо» на углу. Подружка попросила купить ммм... прокладки (выдала первое, что попалась в голову). Да и до празднования осталось всего ничего.

 — Конечно, Зая, — бодрым голосом сказала Аля, но видела, что на ее глаза наворачивались слезы. Воспоминание, наверное, очень глубоко ранили даже такую сильную женщину, как Альбинка. Я чувствовала себя виноватой, что затронула эту тему.

В машине мы ехали молча. Аля включила на всю громкось какую-то зажигательную клубную музыку. Я смотрела на нее такую красивую, уверенную в себе и даже немного ей завидовала. Только почему же её так ранила судьба, или быть может боль и страдания сделали её такой...

Уже через полчаса я стояла на пороге у Аленки. Да, она была красивой, хотя до идеала далеко. Алёна красила свои пухлые губки перед зеркалом, будучи только в черных чулках и черном кружевном бюстгальтере.

 — Нет, это хамство. Прихожу я вчера в магазин... ну этот, где трусами торгуют, и говорю ну этой продавщице... или ну бля, как их там называют?

 — Консультант.

 — Да! Дайте мне лифчик второго размера, черный. Она меня приводит, меряю я, а он маленький, представляешь. Вот... ну, как тебе показать., — Аленка, не церемонясь сняла свое белье, обнажив красивую круглую (для 16 лет) грудь. — вот здесь так жать начало, слушай там синяков нету, а то меня Егор убьет., Я аккуратно потрогала её грудь, нечаянно дотронулась к сосочку

 — Нет, нету... А у тебя же парня Сашей, кажется, звали? И... у вас все так серьезно было. Вы же даже переспали... Тогда, когда... , — я почему-то краснела от того, что я говорила. Отошла от Алены, боясь мысли, что её грудь мне нравиться, и что она меня возбуждает.

 — Сашка? Этот хнырь. Да он же обыкновенный гоп, ну трахнул он меня по-пьяне, ничего серьезного, а вот Егор. Он... он нежный, он заботливый.

Все это моя подруга говорила, одевая платье, потом туфли. Я была поражена ее цинизмом.

 — Слышь, подруга. Ты не против, если Егорка тоже подойдет. Он ревнивый страх, хочет всегда со мной быть. Океюшки? А? Не слышу?

 — Пусть приходит, — я почему-то была подавлено. Все начиналась не так, как я ожидала, не так и закончилось...

В 18—00 мы уже были в кафе (днем) — клубе (ночью). На мой праздник я пригласила еще две подружки (правда не такие близкие, как Аленка) и два парня. Девчонки — одноклассницы, настоящие «блондинки» с глубоким декольте, которые обнажали их ещё маленькие грудки, мини-юбочки и туфельки на каблуках и постоянный глупый хохот, который иногда, по-правде говоря, надоедал. Такие вот Марьяночка и Илоночка. Вовка же был моим другом детства, учился в Авиационном университете. В моем понимании Вова — идеальный мужчина: умный, сильный, красивый, харизматичный. Но я никогда даже не думала о каких-то отношениях с ним, помимо дружбы. Второй — Андрюша. Именно Андрюша — таких в народе называют просто — Задрот или Ботан. Но в отличии от всех, я всегда ценила его преданность, честность, отзывчивость, много общалась с ним по телефону, за что он чисто и беззаветно, я бы даже сказала по-детски, был влюблен в меня, отлично понимая, что его чувства безответны.

Вечер начался с робких тостов, и звонов бокалов, тарелок, вилок и остальных приборов, но постепенно все становились веселее. Даже Андрюша пытался нас околдовать своим «фирменным» анекдотом. Но мне почему-то все равно было грустно. Даже не знаю почему. Я вышла в туалет, немного умылась и посмотрела на свое отражение в высоком, от стены до потолка, зеркале. Да мне понравилось то, что я там увидела. Не высокого роста шатеночка с большими карими глазами и белоснежной улыбкой, в черном шелковом элегантном платье. Но чего-то не хватало, может быть искорки в глазах.

Я снова вспомнила того парня... незнакомца, которого я часто встречала в маршрутке по дороге в школу. Я влюбилась в него с первого взгляда. Мне казалось я чувствую его на расстоянии. Мы обменивались взглядами и все, это было ВСЁ, любовь без хеппи енда меня не вдохновляла. Я вышла из туалета и направилась к нашему столику, откуда доносился хохот.

 — Ооо вот и наша виновница этого... ну бля торжества, — затягиваясь кальяном сказала Алена. За это и выпьем.

Я окаменела, казалось земля уходит из-под ног. В глазах круги, желтые зеленые, и... и эта музыка...

Альбина сидела в своей уютной квартирке, пила кофе, думала о себе, о жизни, когда раздался телефонный звонок.

 — Альбиночка, золотце, я нашла тебе отличного клиента. Альбиночка, он здоровый, приехал из Германии недавно. Нет, ты не бойся не немец, нет. Наш, русский... Должность не скажу, не положено. Аличка без вредных привычек, платит 5 тисяч эвро, Аличка, золотце, я знаю, ты завязала, ты, котик, замужем но он очень просил именно тебя, говорил и в каталоге ты лучшая, Аличка одна ночь и пять штук. Ну ты почему молчишь?, Аля!

Альбину душили слезы, да дорогие шлюхи тоже плачут..

 — Хорошо, — еле сдерживая слезы, сказала Аля. На чьей территории.

 — Обижаешь, Алибиночка, солнышко. К таким как ты мужики на коленях приползут, хоть с Германии. Я знала, что моя Аля умная девочка. Через часика, а... нет говорит через минут... Сколько говорите... 20 подьедет. Аличка, солнышко, целую тебя.

Альбина переоделась, уже профессионально зажгла аромосвечи. Как же ей все это надоело, никаких чувству, только похотливые твари.

Альбина открыла дверь и проффесианальным томным голосом сказала: Элизабэт, анал, орал, би, лесби, стриптиз, наручники. Все, что пожелаете. Элегантный, седой мужчина в костюме, бросил Але под ноги большой букет роз на пол, расстегнул ширинку и молча достал свой набухший пенис:

 — Отсоси, Элизабет... Хуизабэт. Небось Валька какая-нить. Я на таких Элизабэт в Германии насмотрелся.

Унижения, Альбина тоже принимала профессионально, она знала, что в такие моменты надо молчать. Она взяла его средних размеров набухший пенис, и начала лизать головку, от чего получила сильный удар в живот.

 — Сука... Я сказал соси, я не люблю облизываний.

Она молча взяла в рот и начала медленно отсасывать в прихожей.

 — Быстрее, — сказал мужчина.

Аля старалась угодить поэтому начала сосать быстрее. Он закрыл глаза, Аля знала, что его приятно, но видимо унижение женщин его возбуждало...

 — Слушай, деточка, в глотку бери, че как целочка?

Алю это уже начало обижать. Ведь брала она по самые яйца, головка была в горловом проходе. Он взял Алю за волосы, и спустил прямо в горло, на Альбинке не было ни капле спермы.

 — Где, у тебя тут кровать?

 — Прямо и налево.

Он взял одну из роз, оторвал лепестки, и засунул Альбине в рот.

 — Так и ходи. Меня раздражает твой голос, я не люблю, когда бляди много говорят. Они могут думать только п*здой. Правильно?

Аля кивнула, но на глаза накатывались слезы.

Он взял её ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх