Подарок ко дню рождения мамы

Страница: 4 из 8

конверт журнального размера. Не глядя, я сунул его в свой «дипломат» и вспомнил о нём только поздно вечером дома. Доставая его, я нечаянно надорвал угол конверта, сделанного из скверной тонкой советской бумаги, и увидел внутри кусок глянцевой обложки характерной для фирменных порножурналов. Тут уж ничто не могло остановить меня. Конверт был (для конспирации!) не надписан, я разорвал его и жадно принялся разглядывать скандинавских красоток (а может и не скандинавских, хотя язык был шведский).

Это была не лёгкая эротика «Плейбоя», а настоящее жесткое порно, со всеми делами. Нечего и говорить, что я провёл весь вечер в подробностях изучая эту сокровищницу шведской полиграфии. И если я вам скажу, что не дрочил и не кончал при этом, так вы же всё равно мне не поверите...

То ли моё общее возбуждение, то ли потрясающий мамин наряд, то ли коньяк — а скорее всё это вместе — подтолкнули меня на следующий шаг. «А хочешь я покажу тебе что-то такое, чего ты НИКОГДА ёще не видела?» (Я почему-то был уверен, что журналы ей должны понравиться. По моим смутным детским воспоминаниям я догадывался, что она была безусловно темпераментной женщиной любящей секс). «Садись-ка сюда рядом со мной, так нам будет удобнее!» Сознание моё уже работало на автопилоте: ага, она уже не через стол от меня, а рядом на диване, а стало быть я на шаг ближе к заветной цели. Чувство, которое я пережил, когда она оказалась рядом со мной, трудно описать! От её прекрасного зрелого тела исходили волны чего-то необыкновенно волнующего. Я видел в нескольких сантиметрах от меня её аппетитные округлые бёдра, чуть прикрытые полупрозрачным пеньюаром и стоило лишь протянуть руку... Но, нет, нет, рано...

Я раскрыл первый журнал и мама тихо ахнула. На первой же странице молодой мужик с невероятной величины хуем заправлял его в стоящую перед ним раком пышную блондинку. «Вот это да-а-а!... « как-то странно выдохнула мама. Я попытался перевернуть страницу, но она сказала: «Подожди, подожди — дай мне рассмотреть как следует». «Да, дальше их ещё сколько будет!» Она сама стала медленно листать журнал, что позволило мне сесть уже просто вплотную к ней, обняв её левой рукой. Она как-будто позабыла о моём присутствии, погружённая в рассматривание соблазнительных картинок.

[Подтверждалось моё давнее наблюдение: если дать женщине/девушке посмотреть такой журнал, и она сразу же не начнёт плеваться и говорить «Фу, какая грязь! И как ты можешь любоваться на всё это?», то значит «полёт нормальный», твоё дело в шляпе, и до момента «стыковки» остаются считанные минуты. ]

«Ну, а как тебе вот этот герой?» «Хоро-ош, ничего не скажешь... Хм, а вот этот очень похож на одного моего... « Мама осеклась. «Да, ну что ты, дело прошлое, я же знаю, что ты не была у меня монашенкой... « «А тебе-то самому это всё нравится рассматривать?» «Ещё бы, даже очень! Готов смотреть это без конца!» «Так у тебя же вроде бы молодая жена, и тебе должно было бы быть не до этих картинок?» «Во-первых, это совершенно разные вещи. А, во-вторых, моя жена... как бы тебе сказать... « «Да, уж скажи как-нибудь. « «Оказалась она какая-то равнодушная к этому делу... « «Что — совсем фригидная?» «Да, вроде бы и не совсем, но раскочегарить её, уговорить на что-то — труд прямо-таки непосильный».

Мама улыбнулась чему-то своему: «Не-е, я не такая была: меня чуть только бывало обнимут — ноги подкашивались и голова начинала кружиться... Ох, сынуля, скажу честно — любила твоя мама это тёмное дело... Папанечка наш никак уж не мог пожаловаться — имел сколько хотел и даже больше!» «Ну, значит я в тебя пошёл — мне тоже всё время хочется!» «Ну, так уж и всё время... Даже сейчас?» «И сейчас!» «Вот, сию минуту?» «Конечно! Ведь рядом со мной сидит такая потрясающе аппетитная женщина, да ещё в таком возбуждающем наряде!»

Во время этого разговора мама уже достаточно рассеянно продолжала перелистывать журнал. Я, изучивший его почти наизусть, уже знал что на следующей странице будет фото роскошной полной женщины средних лет, немного даже похожей на мою маму и притом одетую в такого же типа кружевное белье с чулочками на резинках.

«Вот, смотри, какие женщины мне нравятся больше всего — как она, как ты!» «Я тебе и вправду нравлюсь как женщина?» «Конечно! И всегда нравилась!» «Но ведь я же твоя мама!» «Оттого что ты — мама, ты мне гораздо родней и ближе, чем любая другая столь же объективно красивая и привлекательная женщина. Я же тебе сказал: ты — «мой сайз», как теперь говорят... « «А это как это?» «Ну, то есть — мой тип. Я же тебе говорил о моём романе с твоей фактически ровесницей? Великолепная женщина! Да, и вообще я замечал, что мне гораздо меньше нравятся такие, знаешь, юные-худосочные... Как в том классическом анекдоте... « «В каком, расскажи?» «Да, он не очень приличный... « «А то ты до этого всё только приличные мне рассказывал!» «Ну, один мужик рассказывает другому как он вчера переспал с молоденькой девчонкой и жалуется: — Мне так жалко её, так жалко! А второй говорит: — А чего сейчас-то её жалеть? — Да, ты бы видел её — такая сама худенькая, ручки тоненькие, ножки тоненькие, ебу я её, а сам плá чу, плá чу...

Так жалко её!» Мама засмеялась, а меня прорвало накопившееся возмущение: «Да, они, эти малолетки ещё и трахаться-то как следует не умеют, а зато понтов и претензий куча: и то им не так, и это не этак, так не хочу, так не буду... А зрелая женщина всё знает, всё умеет, всё понимает и вообще, как правило, любит — как ты говоришь — «это тёмное дело"»

«Надо же, а мне казалось все только и гоняются за молоденькими... « «Это только мало смыслящие в этом деле за ними гоняются... А чудная зрелая женщина, как ты, по сравнению с этими сыроежками, всё равно что — роскошное блюдо в дорогом ресторане по сравнению с бутербродом в забегаловке... Может быть это у меня с детства так сформировалось, потому что ты всегда была у меня перед глазами...

Я всегда, например, будучи подростком, мечтал увидеть твою... ну, то что спереди... Смешно, но я ведь тогда не знал всех тонкостей женской анатомии, и мне казалось что самое-самое интересное место у женщины — это... извини... вот это... « Я указал на аккуратный треугольник тёмных волос на фотографии роскошной брюнетки из журнала. «Это что — волосы на лобке, что ли?» — уточнила мама. «Вот именно! — подтвердил я — И мне всегда было гораздо более интересно увидеть у моей новой женщины именно волосы на лобке, чем всё остальное... ну, что там под ними... И, кстати, коль раз уж мы заговорили об этом — терпеть не могу когда женщина бритая там... А московские молодые девки всё чаще это делают... Я как увижу такое — сразу думаю: как бы отвалить поскорее с этого дела... Хуже всего, что и моя жена этим от своих «продвинутых» приятельниц тоже заразилась... уж как я её упрашиваю: не брей, не брей! — нет, всё равно бреет, говорит «так более гигиенично... « «Ну, ты меня сегодня просвещаешь.

Как оказывается я отстала от жизни!» — она на секунду приоткрыла полу пеньюара, посмотрев на свои красивые штанишки и темную тень под ними. «То-то я в бане иногда, редко правда, вижу некоторые девчонки бритые... я думала — женская болезнь у них какая, или после аборта... Может и мне тоже на старости лет следует идти в ногу со временем?»

В порыве негодования я даже соскочил с дивана, встал перед ней на колени и обнял за бёдра: «Мамулечка, не надо, пожалуйста, ведь это же так красиво! Я же знаю откуда это началось — от тебя! Когда ты меня маленьким брала с собой в баню, и я видел тебя голой... Мне так нравилось!» «Ах, ты негодник! — рассмеялась мама — Я-то думала я его мыться беру, а он, вместо того чтобы утят пускать в тазике, женские письки рассматривает!» «Да, нравилось! И когда уж потом подрос — всё хотел тебя снова увидеть... ну, совсем голой, как в бане....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх