Подарок ко дню рождения мамы

Страница: 6 из 8

ко мне. Сидя на диване уже голый, я обеими руками схватился за склонённые ко мне роскошные мамины груди, не понимая чего мне хочется больше — просто ли любоваться на них, гладить и мять их атласную мягкость или впиться в один из набухших светло-коричневых сосков. Это последнее желание пересилило и мама сладко ахнула: «Соси, соси сильнее... Они у меня прямо горят... Прикуси его, не бойся... Покрути другой, пощипай его... Ой, соси, соси... Мне так нравится!»

Некоторое время мамины сладкие сиси были в моём полном распоряжении. Всё, что я когда-либо мечтал проделать с женской грудью я осуществил в эти бесконечно прекрасные минуты. Глядя на меня сверху вниз, мама тихо спросила: «А она тебе не позволяет такое, да?» По тону её вопроса я понял, что она имеет в виду мою жену. «А я позволяю... Да, у неё и сисек-то настоящих нет... « В голосе её прозвучали явное превосходство и некая женская гордость.

Потом также громким шёпотом она сказала: «Потрогай меня там... внизу... « Удивительно, но даже после того как мы оба разделись, после того как я кончил ей в рот, а сейчас мял, тискал и сосал её груди, я всё ещё как-то не решался дотронуться до её щёлки. Но после её прямой просьбы я с восторгом сжал в ладони её упругий, пушистый лобок. Ещё одна давняя мечта — потрогать там! — свершилась. Когда я решил засунуть палец во влагалище, мне не пришлось ни раздвигать, ни разбирать её губки — она была ТАКАЯ сочная! К этому времени хуй у меня опять стоял столбом. Я-то сам помнил, что кончил совсем недавно, а он напрочь забыл об этом! Закинув голову, закрыв глаза и легонько, наслаждаясь каждой секундой соприкосновения, двигая тазом навстречу моим осмелевшим пальцам, она тихо постанывала: «Да... Так, так... Ой, как хорошо... Как сладко... Делай со мной что хочешь! — вдруг громко и страстно вскрикнула она — Я тебе всё разрешаю!»

Сдерживаться дольше было невозможно. Моё напряжение — после долгого воздержания усиленного невероятной эротичностью всей этой ситуации — было слишком велико. Каким-то одним сложным движением я уложил её на спину и, оказавшись между её роскошных бархатных ляжек, засунул в неё хуй по самые яйца. Мама вскрикнула — и отнюдь не от боли. Наша первое совокупление было таким яростным, что заведённые до предела всей предшествующей сценой мы оба со стонами кончили чуть ли не через пару минут. Нам обоим ТАК хотелось разрядиться, выплеснуться! Несколько секунд мы оба лежали, тяжело дыша. Когда мама открыла глаза я увидел в них выражение неземного счастья. Такой я её НИКОГДА не видел! Через несколько секунд в них показалось изумление: «Ведь ты же только недавно кончил! И опять?!!... Какой у меня чудный мальчик, какой потрясающий мужчина!... Как я счастлива... Спасибо тебе, родной... Я уж думала — всё, больше я никогда не испытаю такого... Ты — мой, мой, и я горжусь, что ты моё творение!» Весь этот монолог сопровождался нежнейшими поцелуями и ласковыми прикосновениями маминых рук.

Казалось, что она одновременно хотела трогать меня повсюду, и рук у неё не хватало. «Какая нежная у тебя кожа — как у девушки... И совсем не волосатый — в папу... И сладкий такой... Вот я тебе сосочки лизну... Какой сладкий!» В любимых маминых глазах вдруг сверкнул испуг: «Ты не сердишься на меня?» «За что?!?» «За то что я такая... невоздержанная... ну, развратная... Подумаешь ещё — «совратила собственного сына»... « «Это я тебя «совратил» — и счастлив этим...»

«Подожди, дай мне встать — мне надо вытереться... Сколько же ты мне туда налил! Я уж и забыла сколько спермы бывает у молодых парней... Наверное целый стакан... « Крепко зажав ладонью промежность, чтобы не накапать на ковёр, мама побежала в ванную. Я с восторгом проводил её взглядом — круглую попу, ляжки, стройные полные ноги в шикарных чулках... Потрясающе красиво! Я лежал на спине на диване в полнейшей прострации. Никаких угрызений совести, а тем более сожалений, я не испытывал — только огромное ощущение полнейшего счастья. Такого со мной никогда не бывало.

[Обычно после ебли я испытывал, ну, облегчение, иногда — гордость («А всё-таки я её выебал!»), а чаще всего некоторое безразличие. Если это была какая-то постоянная партнёрша, то после палки можно было либо поспать, либо покурить, либо снова сесть к столу «для продолжения банкета». А если это одноразовая случайная баба, то задача была в том, чтобы либо её поскорее куда-нибудь спровадить, либо самому соскочить: «Ой, я же на метро не успеваю!» или «Надо бежать, а то мосты разведут!» То, что можно было переждать разводку мостов оставаясь с ней, как-то в голову не приходило: мавр сделал своё дело, мавр может уйти].

Мама вернулась из ванны с влажным полотенцем, которым тщательно и заботливо вытерла все мои гениталии и вокруг. «Вот, теперь мы снова свежие и вкусные... Можно начинать всё снова... « Я заметил, что она тоже освежилась, даже поправила растрепавшуюся причёску и слегка надушилась. Мы снова легли обнявшись рядом на диване, целуясь практически не переставая. «Тебе правда понравилось?» — с некоторой тревогой спросила она. «Да, у меня в жизни не было такой роскошной женщины! — вполне искренне воскликнул я, — Теперь я точно понимаю, что я всегда хотел тебя, только до конца не понимал этого... « «Ну, я рада, так рада, что тебе было приятно... А ты что действительно решил меня соблазнить именно сегодня? Этот подарок, коньяк, журналы... Ты специально готовился к этому?» «Нет, клянусь, это просто стечение обстоятельств... Это всё случайно... Правда, когда я только вошёл и мы поцеловались, я почувствовал странное возбуждение... А потом уж всё пошло само собой... Хотя сейчас я понимаю: неосознанно, но я всегда хотел тебя... Особенно подростком... « «Вообще-то я сейчас припоминаю, что иногда ты на меня смотрел как-то странно...

Когда я снимала юбку или чулки... Но я не обращала внимания... Ну, это же нормальный интерес мальчишек... Но я тоже никак не предвидела, что именно сегодня такое с нами может случиться... Но так случилось — и это прекрасно!» Всё это время мы гладили и ласкали друг друга. Мама практически не выпускала из рук мой хуй, а я всё время перебирал её шелковистые волосики на лобке, раздвигал губки, ласкал её щелочку пальцем, чувствуя что она снова намокает.

«Мамуля, а можно я хорошенько рассмотрю твою пипочку — мне так хочется!» «Я же тебе сказала — всё что пожелаешь! На, смотри... « Да, мама знала толк в этом деле: прежде, чем я успел что-то подумать, она развернулась, перекинула ногу через меня, и её пися оказалась прямо перед моим лицом. То ли мой любовный восторг, то ли что-либо ещё, но мне показалось, что я никогда не видел ТАКОЙ красивой женской щёлки в великолепном обрамлении коротких курчавых волосиков. А ещё при этом округлая попа, полные ляжки в красивых чулках — зрелище непередаваемой красоты! Рассматривал я её недолго: желание впиться в эту прекрасную писю зубами, лизать, сосать губки и клитор, засовывать язык внутрь как можно глубже, оказалось сильнее. Очевидно каждый из нас получил что хотел, потому что, чуть опомнившись от восторга, я понял, что мама опять с наслаждением сосёт и облизывает мой восставший хуй. (Было бы крайне странно, если бы он НЕ встал в этой ситуации!). Но сейчас я понял, что на этот раз кончу не скоро, а потому позволил себе, смаковать свои собственные ощущения...

[Надо сказать, что я очень люблю лизать пизду, но... только когда она соответствует неким определённым требованиям — форма, цвет, аромат, чувствительность и т. д. Мамина была идеалом во всех отношениях. Для женщины её комплекции у неё были аккуратнейшие губки, небольшой, но очень чувствительной клитерок, а её ароматом я кажется не мог надышаться. Когда через дней десять я уезжал от неё — продлив командировку «по вновь открывшимся обстоятельствам, требующих моего присутствия» — последнее что я сделал, стоя уже ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх