Подарок ко дню рождения мамы

Страница: 7 из 8

одетый перед дверью, я засунул пальцы в мокрую мамину писю, и потом до самого вокзала и даже чуть дольше, всё вдыхал и вдыхал этот фантастически прекрасный мамин аромат, очень жалея, что он постепенно пропадает. ]

... «Мамуля, подожди... Дай передохнуть... Ляг рядышком... « Мама, с некоторым сожалением выпустив мой хуй изо рта, легла рядом. «У тебя такая красивая попа — круглая, аппетитная... Заглядение!» «Главное — что тебе нравится... А вообще-то мне и раньше так говорили, я помню... Ох, и давно это было... Но я знаю — мужчины очень любят ставить женщину раком... ой, что я говорю!» «Ничего, ничего — мне нравится когда женщина в постели называет вещи своими именами... Меня это очень возбуждает. « «Ну, надо же — и это у нас с тобой общее! Ты же знаешь, в обычной жизни я слежу за речью, а вот когда с хорошим мужичком... « «Ебёшься?» Смеясь, мама слегка шлёпнула меня по губам: «Вот именно! Так эти слова в определённой ситуации сами как-то вылетают... Но — никто не жаловался и не возражал!... Я помню, ещё до замужества, в момент страсти я своему парню в первый раз выпалила... можно сказать?» «Конечно!» «Я вдруг, сама не ожидая, сказала вдруг... можно?... «Выеби, выеби меня как следует!» Так он чуть с ума не сошёл!» «Вот ты произнесла «Выеби меня!», а у меня у самого пипка дёрнулась!» «Ну, и славно! Так и должно быть. А у тебя очень сладкий... « «Ну, скажи, скажи... « «... сладкий... хуй... Нет, хуёчек... Не в смысле маленький, вовсе нет, а в смысле — очень приятный... вкусный такой... нежный... Я бы его изо рта так и не выпускала бы...»

«Мам, а я слышал, что матери иногда берут в рот пипки своих маленьких сыновей, это правда?» «Наверное так, потому что я сама, когда ты был совсем-совсем крохой, целовала тебя всего-всего и конечно не пропускала твоего малюсенького писуна... Целовала и сосала его как самую сладкую конфетку... Самое удивительное, что ты при этом сразу как-то странно замолкал... До этого мог плакать, капризничать, брыкаться, шалить, смеяться, а как только я его засасывала, ты сразу — сосредоточенно как-то — замолкал... « «Наверное мне страшно нравилось, только я этого совершенно не помню. « «Ещё бы чего не хватало — чтобы ты помнил... Где-то тебе было чуть больше годика, и я перестала это делать... Хотя, не скрою, я бы и дальше с удовольствием продолжала, но понимала, что нельзя: слишком уж серьёзно ты к этому относился. « «Вот откуда, наверное, у меня любовь к этому делу! Я обожаю, когда мне сосут хуй... Но так как ты это сейчас делала — это что-то потрясающее... Блаженство ни с чем несравнимое!»

После такого разговора мне снова страшно захотелось ебаться, но я понимал, что с такой роскошной женщиной мне надо быть в наилучшей физической форме. А сейчас мне явно требовался отдых.

«Мама, а ты помнишь? Мне давно тебя хотелось спросить... Это давно было, мне было тогда лет десять-одиннадцать... Мы ещё тогда жили в нашей комнате на Невском, и моя старая детская кровать стояла напротив вашей кровати, помнишь?» «Помню, конечно... Мы тогда страшно с папанечкой боялись разбудить тебя... Он мне ещё рот ладонью закрывал, чтобы я не кричала... Но ты, к счастью, спал крепко!» «Крепко-то крепко, но какие-то смутные воспоминания у меня всё-таки остались... Что-то неопределённое, но очень волнующее... Но зато я довольно хорошо помню как однажды, когда отца не было в городе, у нас появился твой знакомый... как его... да! — дядя Дима! И он ночевал у нас... Мне он почему-то очень не нравился. Это уж потом я сообразил почему: видно ТЕБЕ он нравился... « Мама нахмурилась, но ненадолго: «Ну, грешна, грешна твоя мать... Что делать! Не могла устоять... Молодая ещё была... Дай-подай мужика...

А тут он как раз подвернулся... Вся надежда была на твой крепкий сон... Ну, и что же ты, интересно, видел? Если видел?»

«Да, в том то и дело, что видел я очень немного — так, открыл глаза, а потом почти сразу обратно провалился, ничего не мог поделать со сном. Хотя желание посмотреть подольше явно было, я это точно помню». «Это он, сукин сын, уговорил меня: «подлей ему в чай немного снотворного. Чтобы спал покрепче!» Вот я и пошла на поводу... Ты уж меня, сынуля, прости задним числом... Ну и что же ты всё-таки видел?» «То, что я видел, для меня с тех пор — самая яркая эротическая картинка. Я тебе признá юсь — у нас ведь теперь никаких сексуальных секретов нет друг от друга — когда я почему-либо долго бываю без женщины и мне хочется, ну... разрядиться... « «Скажи уж прямо — «подрочить"» «Да, подрочить и кончить. Так вот я никогда не могу добиться этого просто так, от механических движений рукой: мне надо закрыть глаза и мысленно представить себе какую-то очень уж эротическую картинку или ситуацию. Только тогда я кончаю.

И я тебе скажу: я ОЧЕНЬ часто представляю себе именно ту самую картинку... « «Да, что ж такое — ты меня заинтриговал — говори скорее. « «Я вижу как ты стоишь на постели на четвереньках, а этот «Дядя Дима», стоя на коленях сзади, держит тебя за бёдра и при этом с силой засовывает в тебя, как мне показалось, какую-то огромную и толстую палку! А тебе — я это ТОЧНО помню — это тогда явно было приятно, я это понял по твоему виду!» «Ну, надо же... Кто бы мог подумать? Я же тогда рассуждала — ну, совсем маленький ещё, да и спит крепко... Ай, как стыдно... « «Да, ты что — наоборот! Это я тебе должен задним числом спасибо сказать! Что бы я сейчас себе припоминал в нужную минуту, если бы не видел тебя тогда?» «Ну, а когда ты это всё представляешь, ты что — хотел бы оказаться на его месте? Или просто так — смотреть со стороны?» «Ты знаешь, сначала, действительно, меня больше возбуждала позиция наблюдающего за этой сценой. Я отчётливо вижу твою безумно красивую, полную, круглую попу и сиси, раскачивающиеся в такт его ударов. Потрясающее эротическое зрелище!

Но, скажу — честно опять же — за последнее время мне больше и больше хотелось бы мысленно оказаться на его месте» «А сейчас уже больше не хочется?» «Хочется, ещё как хочется...»

[Может быть это явилось результатом моего рассказа, но я почувствовал, что снова безумно хочу эту прекрасную, страстную женщину, которая меня искренне любит и полностью понимает, с которой я могу быть абсолютно откровенным. Быть самим собой — чувство абсолютно недоступное при отношениях с любыми другими женщинами. Здесь всегда присутствует некий расчёт. В той или иной степени, но с ними всегда приходится врать; хочешь сказать одно, а должен говорить что-то другое, даже с самыми близкими. Ну, не можем же мы сказать, например, такое: «Слушай, а мне нравится твоя подруга Светка. У неё такие аппетитные ляжки. Я бы её с удовольствием выебал!» Нельзя! Обида, скандал, и пр. А ведь по сути дела — ничего особенного, так просто, откровенно поделился каким-то смутным и практически вовсе неосуществимым желанием, фантазией... Говорят, что женщины иногда, в момент ебли представляют, что а) они ебутся с кем-то другим, а не с тобой; или б) с тобой, но одновременно ещё с одним-двумя (а то и больше) мужиками сразу. Я не знаю, я — не женщина.

А вот попробовали бы вы когда-нибудь сказать своей партнёрше — даже в момент самой безумной ебли — «как бы мне хотелось, чтобы сейчас ты держала во рту ещё чей-нибудь хуй!» Хлопот не оберёшься! А ведь всего-то — фантазия! Да, мне хотелось сказать такое. Но осуществить такое в реальности? Я бы очень сильно задумался. Ну, может быть, если только какие-то суперособые обстоятельства... Я имею в виду не случайную потаскушку — тут понятно, групповуха, все всех во все дыхательно-пихательные — а постоянную партнёршу, к которой испытываешь определённые нежные чувства... Но уж сказать об этом вслух и думать не моги! А вот в тот момент, с мамой, всё было можно! Как можно спросить свою постоянную партнёршу: «Слушай, ведь ты же ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх