Любвеобильная мама и сын вуаерист

Страница: 1 из 3

ПРЕДИСЛОВИЕ: Данный рассказ не сочинён мною: он лишь скомпилирован из нескольких, появившихся в разное время. Всех их объединяет одна общая тематика, выраженная данным мною заглавием. Я лишь немного добавил несколько деталей в оригинальный материал и — главное — исправил многочисленные грамматические и стилистические ошибки и погрешности изложения. Не знаю как других читателей, но меня лично они страшно раздражают и очень мешают восприятию читаемого рассказа.

 — — --------------------------

ЛЮБВЕОБИЛЬНАЯ МАМА И СЫН-ВУАЕРИСТ

У меня всё не как у всех, но мне это нравится.

Самое первое сексуальное впечатление у меня было в раннем, раннем детстве. Направляясь ночью в туалет пописать, я случайно заметил свет в родительской спальне и к своему удивлением увидел, что мой голый отец лежит на моей абсолютной голенькой любимой мамочке и делает какие-то непонятные движения. Мамины ножки были задраны высоко вверх и лежали у него на плечах. На лицах у них обоих было написано огромное удовольствие. А мама при этом повторяла: «Миленький... миленький... поглубже... ещё, ещё... ой, как хорошо... « Я тогда мало что понял, если не сказать, что ничего не понял. А потом и совершенно забыл об этом. Однако, наверное, это моё столь необычное, первое сексуальное зрелище глубоко запало мне в душу, и со временем с огромной силой проявилась в самой явной и откровенной форме вуайеризма.

Годам к четырнадцати я начал заниматься онанизмом, представляя знакомых мне девчонок, и считал, что нет ничего прекрасней. Однажды, будучи мальчиком любопытным, в родительском шкафу я наткнулся на презервативы. В тот момент я в первый раз уже вполне осознанно подумал о том, что мои родители занимаются сексом. Я украл один презерватив, надел его на стоявший хуй (меня возбудил сам факт наличия презерватива) и начал дрочить себе, в первый раз представив себе свою маму. Она у меня очень красивая, на нее всегда обращали внимания мужчины, что, кстати, меня всегда раздражало; но именно в тот момент я осознал всю ее необыкновенную привлекательность. Кончил я бурно, пребывая в полном восторге от своих ощущений. Потом наступило чувство легкого испуга, а вдруг все презервативы у них посчитаны? Но так как несколько дней никто ничего не сказал, я успокоился. Продолжая заниматься онанизмом, я начал с удвоенной энергией исследовать содержимое родительской спальни.

Я изучил все мамино нижнее белье и был приятно удивлен, найдя у нее много красивых трусиков и бюстгальтеров, но апофеозом была находка чулок и нескольких комплектов, точнее их было шесть, кружевных поясов к ним. В моем представлении, в то время, чулки с поясом были принадлежностью женщин очень развратных, что собственно почти соответствует истине. С того момента, во время онанизма, я представлял себе только свою маму.

Однажды мы с мамой поехали к знакомым на дачу. Остановились пописать. Мама открыла дверку и наклонилась в проем. Став на дорогу, она выпрямилась. Платье прилипло к ее округлому заду, а часть глубокой складкой вобралась в расщелину между ягодицами. Я посмотрел на дядю Славу и покраснел еще сильнее. Он вышел из машины первым и теперь тоже смотрел на облепленный зад моей матери. Она оправила рукой подол платья, отлепив его от тела. Я тоже выскочил из машины, и мы пошли в лес. Я зашел за кусты и остановился. Мать и дядя Слава пошли дальше. Сделав дело, я, словно во сне, стал осторожно пробираться по лесу к тому месту, куда отошла мама. Мягкая трава скрадывала мои шаги. Я услышал звуки бьющей струи возле маленьких елочек. Прижавшись к стволу березы, выглянул... Мама сидела на корточках, широко расставив ноги, подол был задран. Белые трусики жгутом перехватывали бедро... Тонкая струйка вырывалась у нее из межножья и исчезала в траве. Я хорошо видел ее белые, округлые ягодицы, они казались такими большими...

Вдруг совсем рядом хрустнула ветка. Мама уже подтягивала трусики, когда из елочек вышел дядя Слава.

 — Вы? — мама продолжала одеваться, явно стесняясь мужчины.

 — Я смотрел на тебя из кустов.

 — А где Сережа?

 — Он, наверное, уже в машине... , — дядя Слава подошел к матери и обнял ее.

 — Слава! Нет! Не надо... , — тихо прошептала она, не осознавая, опустив трусики до середины бедер. Она не успела договорить, как дядя Слава стал целовать ее в губы... Его руки скользили вдоль ее тела, комкая ситец, он гладил ее спину, зад... Мама начала тихо стонать. Дядя Слава что-то шептал ей на ухо...

 — Только давай стоя, а то платье помну, догадаются... , — мама отошла к дереву, ближе ко мне. Она наклонилась, уцепившись за нижние ветки. Дядя Слава последовал за ней. На ходу расстегнул ширинку, вывернул большой толстый хуй... Он подошел к маме со спины и рывком закинул ей подол платья на спину (её трусики уже были спущены)... Придерживая член правой рукой, он засунул его в пизду моей матери и, сжав её бедра, стал сильно насаживать... Я хорошо видел красивое лицо матери, покрытое бесформенными красными пятнами — гонцами возбуждения — рот у нее был полуоткрыт... глаза закрыты... Мама тихонько постанывала... Дядя Слава так сильно толкал ее в зад, что она раскачивалась... Не знаю, сколько это длилось. Мама вскрикнула, задрожала, из уголка рта вытекла слюна на подбородок... В этот момент она была похотливо прекрасна, с блудливой улыбкой на лице... Но вот гримаса блаженства стала сходить с ее лица, и тут я опомнился и опрометью бросился назад, к машине. Они ничего не заметили. Я подошел к краю леса и остановился, стараясь унять дрожь. Успокоившись, вышел на дорогу.

Прошел год, было лето, отец уехал в очередную экспедицию, а мы с мамой отправились на дачу. Так как наша дача в тот момент была еще недостроенная и в полном порядке были только одна комната и кухня, то спать нам с мамой предстояло на одном диване. Не могу вам передать, какое волнение меня охватывало только от одной мысли об этом. В первую ночь, я практически не уснул. Рядом лежала моя мама в тонкой ночной рубашке и мирно посапывала; переворачиваясь, она прикасалась ко мне разными частями своего тела, а я не мог унять своего возбуждения. Я трижды потихоньку вставал, выходил, закрывался в летнем душе и дрочил себе. Утром, мама пошутила, сказав, что у меня такой уставший вид потому, что я первый раз в жизни спал с женщиной. Тогда еще я не знал, что она слышала, как я вставал, и, подходя к окну, видела, куда я ходил. На следующую ночь я немного осмелел и начал потихоньку исследовать мамино тело: я прикасался к ее попе, груди, ляжкам; дрочил я снова трижды. На третью ночь я осмелел окончательно: полапав немного грудь и попку, я опустил руку маме на ногу и начал потихоньку поднимать ладонь вверх, залезая все дальше и дальше под ночнушку.

Хуй у меня стоял как кол. Наконец моя рука прикоснулась к волосам на её киске; мама была без трусов. Я затаил дыхание, боясь разбудить маму. Полежав минутку без движений, я немного подвинул руку, и она полностью оказалась у мамы на лобке. В этот момент мама своей рукой взяла меня за хуй, прямо через трусы, и я инстинктивно отдернул свою руку. Но она второй рукой поймала мою руку и прижала ее к своему лобку. Прошла минута, мама тихим голосом сказала: «Тебе ведь это интересно?» Я не ответил, я боялся дышать. Мама залезла ко мне в трусы, взяла мой мокрый от возбуждения хуй и сказав: «А ты у меня уже совсем большой!», начала потихоньку мне дрочить. Не прошло и минуты как я кончил. Она протянула руку к стоявшему рядом стулу, взяла мою футболку и вытерла меня.

 — Ты думаешь, что я ничего не знала?

 — М-м-м... — только и мог вымолвить я.

 — Глупенький, я же твоя мама, я все прекрасно понимаю.

В твоем возрасте мальчикам всё, что касается секса, так интересно; поэтому ты и в белье моем копался, но это нормально; и то, что ты дрочишься, это тоже нормально. Ты ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх