Воскресное утро

Лена нежно гладила его член, он прижал её к себе, впился поцелуем во влажные губы. Повернул её на спину, готовясь удовлетворить рвущееся желание, и... проснулся. Да, это был всего лишь сон. Сладкий и приятный.

Яркое воскресное солнышко сбоку заглядывало в окно. Был слышен глухой шум улицы.

Антон с наслаждением потянулся, вставать не хотелось. Так приятно было полежать под мягким одеялом. Однако прерванный сон не давал покоя: член был напряжен не только во сне, но и на яву.

Он повёл рукой — хотел привлечь жену, чтобы немедленно претворить фантазию. Лены не оказалось рядом, место было еле-еле тёплым. «Недавно встала», — подумал Антон.

Прислушавшись, он услышал журчащую воду и слабый ритмичный стук ножа: супруга готовила ему завтрак.

Антон нехотя поднялся и, как был, не одеваясь, пошёл на кухню. После тёплой постели он не почувствовал холода.

 — А, проснулся, соня, — приветствовала его Лена, не переставая нарезать огурец: — а я, вот, салат делаю. Проголодался?

Антон сейчас думал совсем не об этом и Лена обернувшись увидела, наконец, его изготовившееся к бою орудие. Улыбнулась. Но ничего не сказала.

Он подошёл, обнял жену, прижавшись напряжённым членом к её махровому халату: — Пойдём, Ленусь, покувыркаемся.

Руки его проникли за ворот её халата и охватили полные груди. Губы прижались к бархатной шейке. Он начал ласкать, возбуждая, жену, склоняя её к немедленному соитию

 — Погоди, ненасытный, — возразила, хотя и не противясь ласкам мужа, Лена: — у меня тесто почти готово, вишнёвый пирог сделаю — пропущу, что ты будешь кушать. Несколько минут и я твоя. Я скоро приду.

Она ласково отстранилась, сдвинула со ставших твёрдыми грудей его руки. Антон сдаваться не собирался. Его член требовал немедленного внимания к себе. Он приблизился сзади и охватил супругу за талию, намереваясь сделать ещё одну попытку уговорить её. Торчащий вперёд, твёрдый как штык член попал аккуратно между её ягодиц, уткнулся в промежность. Непроизвольно она сделала движение навстречу, потёршись промежностью об обнажившуюся разом головку. Лена охнула. Сделала слабую попытку сопротивления. Антон снова, теперь специально, ткнул её. Вновь получил ответное приближение. Лена явно была не против, сопротивляясь для виду. Ещё одно движение, и короткий халатик задрался. Антон почувствовал, как сверхчувствительная головка уткнулась в горячий анус жены. Член напрягся, оба поняли — отступать уже поздно.

Лена слегка нагнулась вперед, не прерывая работу: после огурцов пришла очередь помидоров лечь под нож. Антон, подняв её халатик, послюнив палец, ласкал красный кружочек ануса. Он сделал движение вперёд, лиловая крепкая как камень головка погрузилась в преддверие влагалища, окунулась в озеро женского сока. Лена застонала, опустилась, пытаясь удержать погрузившуюся в неё головку, прижать её к клитору. Антон медленно, на половину, погрузил палец в женину дырочку, почувствовал, как она охватила его, как держит не отпуская. Двигая тазом вверх-вниз Лена помогала ему, одновременно чувствуя растущее наслаждение: горячая головка отлично массировала горошинку клитора. Он неспеша, медленно, вращал палец, ощущая толчки её тела, погружая его всё глубже. Лена сдавлено стонала. Она давно уже забыла про салат и всецело отдалась удовольствию.

Наконец он вынул палец и обильно смоченная влагалищным соком обнаженная головка легко вошла в тесно охватившее её отверстие. Лена закусила губу, чтобы не застонать. Антон держал жену за бёдра и медленно делал круговые движения, всё более и более погружаясь внутрь. Вид побелевшего от толщины принятого члена ануса возбуждал его неимоверно. Ему даже не надо было двигаться — пульсации члена в тесном пространстве доставляли огромное наслаждение. Лена благодарно стонала, Рукой она сжала член мужа у основания, регулируя его поступление внутрь себя. Вскоре он вошёл полностью, на всё 18 сантиметров. Антон обнял жену: одной рукой ласкал выступающий сосок, второй гладил половые губы, то погружал их во влагу влагалища, то массировал кнопочку клитора. Лена медленно двигала тазом то навстречу ему, то от него. Он был почти уже у пика наслаждения, как вдруг пискнул будильник — тесто, про которое они уже позабыли, было готово.

 — Пусти, пусти меня, — попросила Лена: — мне надо раскатать тесто.

Антон нехотя начал удаляться, извлекая член; наблюдая с каким неудовольствием его отпускает тело жены. Анус так плотно охватил его ствол, что тянулся следом за выходящим органом.

Соскочив с его орудия Лена быстро вынула тесто и приготовилась его раскатывать. Вновь выставила попку: — В анальном сексе мне нравится чувство наполнености, при обычном такого удовольствия не получаешь — влагалище слишком широко для этого. Антон не заставил себя упрашивать. Раскрытый, расслабленный анус на этот раз не мешал и он сходу погрузил член более чем наполовину, прежде чем замедлил ход, чтобы не причинить боли супруге. Разом его охватила волна наслаждения, так плотно тело Лены обняло его половое орудие внутри себя.

Они никуда не торопились: покачиваясь взад-вперёд Лена раскатывала тесто, насаживаясь одновременно на его пульсирующий в предчувствии невероятного финала член. Он крепко сжал груди жены. Супруги ритмично стонали в голос. Антон почувствовал: сейчас! Напрягся. Кончил. Начал сам двигаться, находясь на пике удовольствия, ловя уходящее чувство. Как приятно держало тело жены его слабеющий после выстрела член, выдавливая последние капли семени.

Лена почувствовала, как он расслабился.

 — Не выходи, постой! — задыхаясь, попросила она, понимая что иначе разорвётся слабая нить удовольствия. Антон кончил слишком рано: она была уже на грани. Ещё бы чуть-чуть...

Умелым движением она не выпуская из другой руки скалку начала тереть, сжимая, клитор. Сзади, хотя уже и ослабевший, но всё же не потерявший твёрдости член, легче скользил туда-обратно. Лена сжала ягодицы, так что даже Антон застонал, напрягла ноги. Волна наслаждения поднялась снизу, закрутилась на животе и резко разлилась слабостью по всему телу: она кончила. Некоторое время постояла отдыхая, удерживая в себе его член и чувство удовлетворения; потом расслабилась.

Антон недоумённо поглядел на неё. Если бы она попросила оральных ласк он бы с удовольствием довёл её до оргазма. Она мило улыбнулась: — Так надо, любимый. Всё в порядке. «Как я захочу» будет вечером, ладно?

Она взяла себя в руки: хотелось пойти лечь в тёплую ванну, отдохнуть, поспать; но нужно было работать. Так Лена понимала отличие жены от любовницы. В обязательствах по отношению к супругу.

Поправила задранный халатик. Ноги не держали, она села. И так, сидя, продолжала готовить мужу пирог с вишнёвым вареньем.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх