Бремя любви

Страница: 17 из 20

с себя не сбросить, не перебороть, он прекращает сопротивляться. — Я тебя выслушал — ни разу не перебил, а ты...

 — Правильно! Я тебе говорил серьёзно, а ты мне в ответ — всякую хрень...

Максим, выдыхая это, коленкой раздвигает в стороны Андреевы ноги; члены у обоих, сочно залупившись, напряженно стоят.

 — И вовсе не хрень! Смотри, бля, что будет дальше: командир части, осознав глубину твоей мысли, оценив правоту твоего новаторского подхода к вопросу ликвидации дедовщины, издаёт приказ... — Андрей, лежащий под Максом с послушно раздвинутыми, в стороны разведёнными ногами, тихо смеётся, сам прикалываясь от своих слов, — издаёт приказ, и содержание у этого во всех смыслах исторического приказа будет такое: «в ночь с субботы на воскресенье в целях решительного искоренения отношений неуставных, именуемых дедовщиной, отношения гомосексуальные между бойцами независимо от срока их службы считать почётными, публично уважаемыми и потому заслуживающими всевозможного поощрения — как в античные времена», и... представляешь, как заскрипят в казармах кровати! Вместо злобного мордобития, заменяющего упущенные возможности, старички-дедушки сольются в сладостном экстазе с духами-салагами, содрогаясь от взаимного удовольствия... не жизнь настанет, а сказка!

 — Ну, и что в этом плохого? — отзывается Максим; приподняв голову, он смотрит Андрею в глаза. — Я сказал тебе о том, что источником издевательств одних парней над другими в условиях однополого сосуществования является конфликт между возможностью иметь секс посредством совершения однополых актов и невозможностью это делать в силу сложившихся стереотипов... вот о чём я тебе говорил! О тех говорил, кому и хочется, и колется. А ты, бля... ты мою мысль окарикатурил — довёл её до абсурда... долбоёб ты, Андрюха! Понял?

Максим, лежащий на Андрее, с силой вдавливает свой напряженно твердый, огнём полыхающий член Андрею в живот, и — чувствуя животом своим такой же горячий, возбуждённо твёрдый член Андрея, с жаром впивается, всасывается губами в губы «долбоёба», — Андрей, никак не ожидавший такого «пассажа», невольно пропускает жадно трепещущий язык Макса в рот, губы их сливаются в сладостном поцелуе-засосе, руки Андрея, сами собой скользнувшие по спине Максима, раскрытыми ладонями вжимаются в скульптурно округлые — упруго сочные — полушария Максовой задницы... какое-то время они страстно, запойно сосутся, — Андрей, лёжа под Максимом, с наслаждением тискает, круговыми движениями ладоней ласкает сладострастно сжимающиеся Максимовы ягодицы... так страстно, безоглядно и сладко они, еще не сержанты — еще «молодые», только-только прибывшие в часть из разных учебок, целовались в самом начале своих отношений, когда, с трудом выискивая время и место для уединения, они с жадностью неофитов, открывших для себя новый, ранее неведомый мир, торопливо постигали все упоительные возможности, даруемые этим новым для них обоих миром, именуемым однополым сексом; а потом поцелуи взасос как-то сами собой из их отношений исчезли, испарились, словно желание подобного «слюнтяйства» их обоих — в глазах друг друга — могло компрометировать как мужчин, и они, продолжая уединяться с целью получения сексуального удовлетворения, взяли за правило без особых прелюдий сразу переходить к «главному» — к сексу per anum: проявляя недюжинную изобретательность в поисках места и времени, они поочерёдно натягивали друг друга в очко, и, хотя делали они это без всяких «телячьих нежностей», но, отдаваясь страсти, каждый раз они делали это с тем неизменным чувством упоительного наслаждения, с каким это могут делать лишь молодые здоровые парни, не отягощенные деструктивными комплексами, подобно коварным вирусам привнесенными в душу извне... потому-то и неожиданным оказалось для Андрея это слегка подзабытое — откровенно жадное, страстное и горячее — сосание в губы, — Максим, оторвавшись от губ Андрея, возбуждённо сопя, молча тянется за тюбиком с вазелином.

 — Макс... ты что — хочешь ещё?

Об этом можно было не спрашивать — это было понятно и так.

 — А ты что — не хочешь? — отзывается Макс, выдавливая из тюбика на голову своего возбуждённо торчащего члена вазелин.

И об этом можно было тоже не спрашивать... такое не каждый раз, но время от времени у них случалось-происходило: «отстрелявшись» по разу, разрядившись друг другу в зад и, словно ныряльщики, не достигшие дна, не испив до донышка сладкий нектар наслаждения, они это делали «по второму кругу», и хотя каждый раз эти вторые «заходы» выходили на порядок длиннее и менее остро, но от этого они всё равно не становились менее сладостны; вот — опять...

Андрей, лёжа на спине с поднятыми, к плечам запрокинутыми ногами — содрогаясь от ритмично долбящих толчков, поступательно совершаемых нависающим над ним Максом, закрывает глаза... всасывая в себя воздух приоткрытым ртом — с шумом выдыхая воздух носом, Макс, ритмично двигая задом, снова трахает Андрея в очко, а в это время Андрей, в ожидании Максова оргазма лежащий с закрытыми глазами, представляет на месте Макса Игоря, — Андрей, без труда сосредоточиваясь на своей мысли-фантазии, живо представляет, что это не Макс, ритмично двигая бёдрами, сладострастно трахает его в зад, а это делает Игорь — симпатичный весенний «запах», при одной лишь мысли о котором у Андрея начинает сладко сосать в груди... и — в реале переживаемое ощущение твердого, обжигающе горячего Максова члена, взад-вперёд скользящего в глубине тела между ног, переплетаясь с невидимой Максу фантазией, рождает в душе Андрея острое чувство жаркого и вместе с тем томительно-сладостного удовольствия...

Андрей, обхватив ладонью Макса за шею, пригибает его голову к своему лицу и, когда Макс, подчинясь Андреевой руке, наклоняется, он, Андрей, жарко открытым ртом впивается Максу в губы... какое-то время они сосутся, точнее, Андрей, не открывая глаз, страстно сосёт в губы Макса, — нависающий над Андреем Максим, отдав свои губы во власть губ Андрея, пытается одновременно с этим двигать бёдрами, но делать это не очень удобно, или делать это они просто-напросто не умеют, и Макс, осторожно освобождая губы — выпрямляясь, вновь набирает темп; содрогаясь от толчков, Андрей думает об Игоре... Вот ведь как в жизни бывает — какой неожиданной, совершенно непредсказуемой гранью может внезапно открыться-высветиться то, что, казалось бы, хорошо обдумано, неоднократно взвешено и проанализировано, внятно сформулировано и определено... ещё неделю назад всё, что касалось однополых отношений, было Андрею понятно и ясно, не представляло для него никакой проблемы, и вот — на тебе! Больше года трахаясь с Максом, получая от сложившихся сексуальных отношений вполне полноценное удовольствие-удовлетворение, Андрей сам не думал — не подозревал и не догадывался — что с ним, в меру ироничным и трезво мыслящим, такое может случиться, может произойти: что он, не страдающий от сухостоя, не будучи сексуально озабоченным, вдруг захочет за две недели до дембеля не просто перепихнуться-потрахаться — сексуально покайфовать — с ещё одним пацаном помимо Макса, а, как самый настоящий голубой, в пацана по уши втрескается, влюбится, и эта любовь, возникшая внезапно и стремительно, заполонит его сердце, зазвенит в душе по-весеннему радостным, ликующе трепетным чувством неодолимого тяготения, и он, изнемогая от этого чувства, будет с утра и до вечера незаметно — исподтишка — бросать на миловидного пацана, в один миг сделавшегося необыкновенно близким, свои полные скрытой нежности взгляды, будет украдкой мучительно всматриваться в него, пытаясь понять, что же в нём, в этом стриженом «запахе», есть такого необычного, необыкновенно-особенного, что на него, на этого невесть откуда возникшего пацанчика, ему, сержанту-дембелю, неодолимо ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх