Расширение традиций

Страница: 1 из 3

Отправляясь впервые в гости к родне жены, я испытывал двойственные чувства. С одной стороны, меня разбирало любопытство, с другой я чувствовал себя немного не в своей тарелке. Страшно мне не было, но какие-то непонятные опасения омрачали мне настроение всю дорогу. Причем причиной опасений вряд ли была неуверенность в том, как меня примут, скорее мне передавалась нервозность жены. Хотя что ее волновало, я не догадывался. Впрочем, если честно, я еще не очень хорошо ее знал — мы женились за два месяца до того, а до свадьбы были знакомы только год, из них только полгода близко.

В общем, можно сказать, что мы довольно скоропалительно женились, и тому было несколько причин. Во-первых, в те юные годы я еще не настолько серьезно к этому относился и не воспринимал женитьбу как что-то очень важное и тем более окончательное, во-вторых таким образом мы упрощали решение жилищного вопроса, и в-третьих (и вероятно, это была наиболее веская причина), у меня были на этот шаг чисто сексуальные основания. Дело в том, что моя Нина отличалась довольно строгими, хотя и необычными принципами. В сексуальной жизни главный ее принцип гласил «никакого секса до брака», хотя при этом почему-то ни минет, ни анал сексом по ее мнению не считались. В результате, после того как мы познакомились поближе, я имел свободный доступ к ее попе (на удивление хорошо натренированной для ее юного возраста), и сосала она у меня часто и охотно, и даже глотала сперму (что всегда особенно приятно сердцу мужчины), но вот целку сбить не давала ни в какую. А я хотя и любитель анального секса и минета, но через какое-то время понял, что мне очень не хватает совершенно обычной ебли типа «хуй в пизду». Ну, этот вариант я получил в полном объеме после женитьбы, так что жаловаться мне не приходилось. Но меня все еще несколько интриговал вопрос, каким образом Нина пришла к такому прочтению правила «никакого секса до брака», особенно после того, как из ее полунамеков я понял, что так ее воспитали в семье. Мне было интересно увидеть семью, в которой таким странным образом воспитывают дочерей.

Когда мы решили, что в конце августа отправимся навестить нинину родню, я попробовал повыспрашивать у нее что-нибудь о ее родственниках, но она явно не была готова к длинным рассказам. Все, что мне удалось выяснить, — что ее мать с отцом живут вместе с ее братом, который старше ее на два года, но пока холост. Отец ее оказался южных кровей, что вполне можно было предположить, глядя на жгучую брюнетку Нину, но ее мать Алла была родом из Прибалтики, что меня немного удивило — никаких следов прибалтийских генов по Нине видно не было. В конце концов я отстал от жены с расспросами, решив, что все интересное успею выяснить на месте.

На место мы добрались без каких-либо интересных приключений, и после этой спокойной поездки я и не мог себе представить, какие приключения меня ожидают в ближайшие дни. Родные жены оказались очень видными людьми — отец смотрелся еще молодо и крепко, и только легкая седина выдавала его возраст, мать вообще еще выглядела девочкой, маленькая, стройная и светловолосая, с темно-серыми глазами, она сразу мне очень понравилась. Брат жены был по-своему на нее похож, несмотря на его коренастую фигуру «качка». В общем и целом они произвели на меня очень приятное впечатление, но вот какое впечатление произвел на них я, мне поначалу не удалось определить. Я не могу сказать, что ко мне отнеслись как-то плохо, но во взглядах нининой родни читалась какая-то непонятная мне настороженность. Вначале я списал ее на счет ревности — все-таки единственная дочь, вышедшая рано замуж, да еще за неизвестного человека. Но довольно скоро я понял из обрывков долетавших до меня разговоров, что за этим кроется еще что-то. Пару раз мне удалось расслышать, как тесть говорил что-то вроде «он не поймет», на что Нина с жаром отвечала: «он совсем не такой, как ты думаешь». Меня подмывало как-нибудь вломиться посреди разговора и заставить высказаться напрямоту, но потом я решил, что лучше спокойно дождаться развития событий. И очень долго ждать мне их не пришлось.

На третий день пребывания в гостях я себя немного неважно почувствовал и потому отправился спать раньше обычного. Заснуть долго не удавалось, и только я наконец-то погрузился в сон, как меня что-то опять разбудило. Вначале я не понял, что именно, но придя окончательно в себя, я услышал непоняный шум за окном. Казалось, что кто-то стонет. Я поднялся с кровати и выглянул в окно. Прямо напротив окна находился сарай, а возле него лежали сложенные в несколько рядов небольшие бревна. И вот прямо у бревен я увидел мою жену с ее братом. Она стояла спиной к нему, нагнувшись вперед, а он совершал всем телом движения, не оставлявших места для сомнений, чем они занимаются. Для полного подтверждения Нина тихо постанывала.

Вся сцена была неплохо освещена светом из окна спальни родителей. Что меня еще более удивило, что окно это было распахнуто настежь. «Не могут же родители не слышать этого? Или они куда-то ушли на ночь глядя?» Но мне не пришлось долго гадать, потому что из окна высунулась Алла и зашипела на парочку, стараясь при этом быть одновременно убедительной и негромкой: «а ну давайте побыстрее да потише, а то Антона разбудите!» При этом рядом с ней в окне появился тесть, мельком взглянул на происходящее, махнул рукой как будто с досады и ушел обратно в комнату. За ним следом двинулась его жена. «Становится все чудесатее и чудесатее», подумал я.

А уже через минуту нинин брат резко дернулся, явно кончая. Я отвернулся от окна и вернулся в кровать, но решил не притворяться спящим, все равно мне вряд ли удалось провести Нину. Через пару минут она тихонько лизнула в комнату, но сев на кровать, поняла, что я не сплю. «Ты все видел, да?», выдохнула она. «Нет, только концовку», ответил я, «разбудили бы раньше, если вам нужны были зрители. « «Ты на меня не злишься?», спросила Нина в легкой растерянности. «Да вроде нет. А надо?» «Нет, это здорово, что ты не злишься» — в ее тоне слышалась явная радость. А меня увиденная сцена не только не разозлила, но и основательно возбудила! Поэтому я не стал продолжать разговор, а просто решительно привлек к себе жену и поцеловал ее взасос.

Моя рука при этом скользнула вниз, к призывным местам. Два мои пальца легко вошли в ее пизденку, поскольку она была мокра от возбуждения. Стоп! Но если в нее только что кончил ее брат, то она должна быть мокра не только от возбуждения! Я быстро вынул пальцы и поднес их ко второй дырке. Так и есть — там было еще мокрее, причем по консистенции было понятно, что это может быть только сперма. Я машинально ввел два пальца в ее анус, и Нина протяжно застонала. «Так вот откуда у нее богатый опыт анального секса!», — подумал я. «Прямо из семьи!» Я вынул пальцы из ануса, решив, что лучше дать ему отдохнуть, и вошел в другое отверстие своим возбужденным до боли хуем. Возбуждение было таким сильным, а Нина уже настолько никакой, что я не стал растягивать процесс, и через три минуты неистовых толчков я уже кончил в нее. «Теперь у тебя течет из обоих дырок», обрадовал я ее. «Тебе это нравится?», спросила она. «Очень,» честно ответил я. После этого Нина почти мгновенно уснула, а я еще долго лежал и думал о странных нравах этой семьи, и о том, чем еще они смогут меня удивить.

Удивить меня им удалось уже относительно скоро. Насколько я мог судить по изменившимуся ко мне отношению нининой родни, она рассказала им о том, что я оказался в курсе истории, и о моей реакции на нее. Они все еще относились ко мне как к чужаку, но боязливая настороженность их при этом сменилось некоторым любопытством. Похоже, они были уже не против принять меня в семью, но собирались подвергнуть меня какому-то испытанию. По крайней мере, мне это так казалось. Несколько дней прошло без каких-либо заметных мне эксцессов. Впрочем, я не могу поручиться, что никаких новых случаев инцеста за это время не было, они вполне могли пройти мимо меня незамеченными, поскольку ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)
наверх