Гастроли

Страница: 6 из 6

номере.

Вскоре, заехав по дороге в милый магазинчик, мы уже были на месте.

Выпитое шампанское кружило голову, заставляло без удержу болтать и смеяться.

Мы сели в кружок вокруг небольшого столика, слева от меня сидела Катя, с права Ира и Алексей.

Мы рассказывали забавные случаи из театральной и студенческой жизни,.так славно и тепло давно не было.!

Я встал, чтобы достать и откупорить бутылочку Chateau Le Bon Pasteur.

Провозившись с штопором я почувствовал паузу в общем гомоне. Причина была пикантной — захмелевшая Катя гладила предплечье Ирины. Надо сказать. что наша гостья была в свободном балдахончике с необыкновенно широким горлом, из за чего последний постоянно сползал на одно плечо, выказывая безукоризненный алебастр Ириной кожи, пересекаемый черной брителькой бюстгальтера.

Только сейчас я понял, что хочу Иру, её магнит сокрушал любые рассудочные потуги. Более того, мне показалось, что её хотят все.

Катя, засмущавшись, отстранилась. Однако уже Ира провела тыльной стороной ладони по её щеке и шее.

Катя закрыла глазки, отвечая на ласки Ирины робким поглаживанием её плечика, затылка, вползая рукой в светлые струи волос.

 — Да, великая русская Актриса, оказывается, любит женщин — немного не кстати съерничал Алексей, завораженно глядя на смелую картину.

 — Я люблю кого хочу и когда хочу-томно ответила Ира и в подтвержденье своих слов подарила долгий и страстный поцелуй разомлевшей Кате.

Сказать, что я был возбуждённ-ничего не сказать.

Несуразно застыв с бутылкой в руках, я пожирал глазами происходящее, боясь убедиться, что это всего лишь сон.

А девушки целовались. На миг оторвавшись, они снова впивались в губы друг друга.

Вот замелькали языки.

Ира, на миг прервавшись, стала уверенно расстегивать золочёные пуговки Катиной блузки.

Ирина была младше Кати,. однако внутренняя уверенность и спокойная ясность желания делали её центом происходящего. Любой режиссер был бы доволен несомненным магнетизмом этой актрисы, не говоря уже о прочих достоинствах.

 — Ну, зрители. Или идите вон или явите себя наконец — повелительным тоном произнесла Ира, оттягивая от своих уст Катю за волосы, забрав их на затылке.

И в туже минуту улыбка её скрасила резкость сказанного. Казалось, что всё происходящее-игра, страстная полная томления, похоти, соков и вздохов, но игра, которую ведёт панночка. Меня это не останавливало, я благодарно растворился в жажде тела. Её тела.

Леша принялся стягивать с Иры балдахончик, однако, предвидя не эстетичное барахтанье, Ира сама скрестила руки перед собой и быстро освободилась от одеяния. Катя тоже скинула расстегнутую любовницей блузку, после чего проворно расстегнула крючочки на спине Иры, заботливо освобождая чашечки её лифа от небольших, но сладких плодов с напрягшимися сосками. Алексей припал к одному, Катя ко второму, порхая язычками, они постанывали, невольно сопереживая наслаждению девушки.

Я принялся стягивать бриджики Ирины всместе с черенькими ажурными трусиками, Миг, ещё, я протаскиваю их через её белые кроссовки. И вот Ира лежит ничком на кровати, поглаживая головы ласкающих, а рука Алексея уже пробирается к темной расщелинки, под аккуратно выбритым треугольничком.

Ах, кака это картина-голая красотка в одних кроссовках!

«Только языком, туда, внутрь! Познать, пожрать её вечно ускользающий образ!»

. Я на коленях перед кроватью, раздвигаю ножки панночки и вылизываю её промежность, впиваясь языком то в одну, то в другую дырочку.

Леша предусмотрительно убрал свою руку. Ничего не замечая, я танцую языком по влажной долине впадин и ароматов.

Насытив первый голод, вижу как Леша достал свой член и Ира заглатывает его, а Катя, пристроившись рядом трогает его яйца одной рукой, а второй гладит соски Ирины.

Я сбросил джинсы и прочее белье, так не кстати остающееся на мужчинах в самые ответственные моменты, после чего. смочив свою головку слюной плавно вошел в Иринину обитель. Мои толчки невольно проталкивали девушку всё дальше к изголовью, поэтому вскоре Леше стало неудобно подставлять свой член под орошаемые ласки.

Сейчас для меня существовала только панночка. А Леша, скорее всего, вплотную занялся Катей, однако видеть этого я не мог, поглотившись своим актом.

Ира обхватила меня своими ножками, обвила руками и по кошачьи, процарапывая мою спину подставляла мне горло, запрокинувшись в облако своих волос.

Всё было так необычно, свежо и сумасшедше!

Я вонзаю в это худощавое тело с необыкновенно белой и нежной кожей свой жезл и чувствую, что этого мало, она ещё не моя, она опять ускользает, она не отдалась вся!!

Вдруг ощущаю на своих яйцах прохладный язык — Катя лижет их, а заодно и ствол, яростно пропадающий в ненасытном чреве панночки. Язычок бесстыже лижет место слияния, еще секунда и Катя раздвигает мне чресла и лижет анус, а я, не сбавляя темпа, покрываю укусами и поцелуями лицо Ирины, которая, уворачиваясь, не даёт губы.

 — Лёшенька, ещё, не останавливайся! — кричит Катя. Это значит, что её грубо сзади имеет Алексей-и пусть!

Я сжимаю с яростью Иркины плечи. Поднимаю её, освобождая свой жезл. Её голубые глаза смотрят сквозь меня.

 — Сука! Я ебу тебя, ты выебанная блядь, шлюха!! — неожиданно вырывается из меня клокочущий в своём бессилии протуберанец.

 — Да!!! Я даю только кому хочу и когда хочу! Да, я блядь, а ты меня не взял!! — был моментальный не менее яростный ответ.

Катя и Леша на миг оторопели от наших криков.

Я потерял всякий тормоз, звонкая пощёчина заалела на щеке Иры.

И вот она уже на животе, а я пристраиваю свой член в её анус.

 — Да, да. Возьми меня если сможешь, ударь ещё! — хрипела Ира.

Я вхожу в тесное но сладкое в своей интимной красоте колечко. Приподняв на карачки панночку, одновременно с соитием наношу хлёсткие удары ладонями по подрагивающим половинкам упругой белоснежной попочки стервы, оставляя заметные покраснения на тончайшем атласе её кожи.

Катя, распалённая от бушующей страсти подкралась к Ирине, ловко расставив перед ней свои ножки. Та, стонущая от боли и наслаждения, нашла в себе силы и принялась, раскачиваемая мною, лизать её клитор.

 — На меня её! — слышу я голос Лёши, который ложиться рядом с нами на спину. Водрузить на него Ирину-дело секунды. Его член снизу входит во влагалище русской Актрисы, а я сверху, продолжаю атаку на её анус. Панночка извивается между нами и наконец я чувствую её судороги оргазма и этот крик её, который не забуду никогда, крик из глубины тела, как луч из пятого элемента Милы Йовович:

 — ДААААААаааАААААААААааааАААААААаааААААААААаааа!

Напряжение спадает.

 — Меня выебите, пожалуйста, так же.! — Катеньке то же хочется оторваться.

Я знаю, что также не будет, однако чувство благодарности к ней, а также не выпростанное семя подталкивали меня на коитус с Катей. О Леше и говорить нечего, он явно симпатизировал Кате гораздо в большей степени, чем к Ирине, посему, похожий акт продолжился.

Ира целовала в засос Катеньку, я был внизу под ней, пытаясь придать какое-то движение своему члену в её заднем проходе, оказавшемуся в стеснённом положении, зато Алексей, привстав на вытянутые руки, истово приближался к разрядке.

Свободной руками я гладил грудь Кати, а другой покручивал сосок Ирины.

Катя кончила тихо, но долго. Мне даже послышался всхлип подступивших слёз.

Вдруг лицо Лёши сморщилось, он резко вытащил орудие.

 — Стой! — закричала Ира — только в рот!

Это так прозвучало! Безукоризненная дикция и поставленный голос-"в РОТ!"очень сексуально и откровенно.

Она моментально соскочила на пол и покорно опустилась на колении, Катю, естественно, то же упрашивать не пришлось.

Мы стояли с Лешей и изрядно торопили своих гладких скакунов, глядя на прекрасных женщин, сидящих у ног наших и терпеливо ожидающих мужскую густую метку, заглядывая нам в глаза всей бесконечной нежностью, похотью и благодарностью.

Первым отстрелялся Алексей, оросив веки Кати стремительным потоком. Девочки смеялись, сквозь улыбку долизывая выступавшее.

Я же ещё долго стоял перед ними, буд-то прощаясь и с этим мгновением и с этими участниками пиршенства.

Кончил, прикрыв головку капюшоном из крайней плоти. — чтобы всё без остатка медленно стекло в широко открытый ротик Ирины.

Я знал, что это может сильно обидеть Катю, однако сейчас я сделал всё так, как велело мне моё тело и моя страсть.

Больше всего хотелось, что бы мои соки были проглочены, я не увидел это, однако и то, что Ира избавилась от них было не очевидным.

Как быстро меняется мир после совокупления! Бытовые мелочи, шорох ума, обрывки не досказанных и не додуманных бестолковых мыслей роятся в голове.

Только сон примиряет всё и всех.

Мы заснули вчетвером.

Я очень надеялся, что утром ещё потрогаю Иру, поласкаю её.

Однако, она среди ночи вернулась в свой номер и утром мы опять были втроём.

Нужно было готовиться к отъезду.

Состояние счастия и полной любви ещё долго присутствовали во мне не смотря ни на что. Я так и нее добился от Иры того ощущения доверительности и открытости, что волшебным образом проявилось в далёком Страсбурге. На какое-то мгновенье мне даже показалось, что она как-буд то мстила за какую-то обиду.

Кроме того, у нас всё же состоялось взаимное выяснение отношений с Катей, которая прекрасно чувствовала мою двойственность и попросила определиться с выбором. Немного подумав, я выбрал свою Катеньку, о чём никогда не пожалел, правда, чего мне это стоило — уже совсем другая история.

А с Ириной мы после гастролей не виделись, она быстро уволилась из театра и жизнь раскидала нас.

Всё это я вспомнил, прощаясь с Лёшей в гардеробе чайного клуба

 — Она часто в сериалах играет-напутствовал он меня, провожая к выходу. — кстати, позвони ей...

Я был ей очень благодарен за всё происшедшее, однако звонить почему-то не хотелось.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх