Встреча

Страница: 1 из 2

Я смотрю на твою фотографию. Минуту... две... смотрю пристально, не фокусируя взгляд на чем-либо, внимание начинает медленно бродить, фото оживает, изображение начинает дрожать, плыть в глазах,... я стою перед диваном, на котором ты лежишь. Я не знаю — куда мне двигаться. Меня тянет сесть рядом с тобой в ногах. Сажусь рядом, ты слегка поджимаешь ноги, чтобы дать мне место, моя рука неожиданно сама тянется к твоим ногам и удерживает их — мне не хочется, чтобы ты их отодвигала от меня. Именно в этот момент мое внимание скользит к твоим ногам вслед за движением рук... скользит выше, к колену твоей левой ноги, которая так лежит на правой ноге... фиолетовый оттенок у меня перед глазами — это цвет того, как твоя нога лежит, покачиваясь едва от моих движений... внезапно я начинаю чувствовать вес твоей ноги, я чувствую, как она давит своей тяжестью на другую ногу, я беру осторожно левой рукой за подошву, а правой — чуть выше — за щиколотку и делаю такое усилие, будто хочу немного приподнять ее, чтобы этот вес стал более реальным, и тут вдруг в меня ударяет тепло — я чувствую, как меня наполняет жар — я чувствую тепло там — между твоими бедрами, где они соприкасаются.

Я ясно чувствую, как у тебя между бедер выступают капельки пота — слишком жарко для того, чтобы держать ноги вместе... Чем я это чувствую? Не знаю — наверное, сердцем. Я совершаю легкое усилие и подняв твою ногу кладу ее к себе на колени. Левой рукой я по-прежнему держу тебя за подошву, и моя ладонь наполняется вкусом твоей ноги — рукой я не двигаю — она сама скользит легко по ноге — и стоит на месте, и скользит... мои пальцы касаются кончиков твоих, прижимаются к ним, и какая-то мелкая дрожь — скорее — вибрация возникает между ними, а за ней сюда спускается жар, вырвавшись из мира твоих бедер... я ясно чувствую своей ладонью вкус твоей подошвы, как будто бы я лизнул ее языком... мне жарко... второй рукой я обнимаю пальцы твоей ноги и понимаю — мне хорошо так... ты слегка поворачиваешься на диване, ложишься на спину, другая твоя нога не находит себе места и я помогаю ей лечь тоже на мои колени.

Твоя голова остается закинутой, но теперь это не для фотогеничности, теперь это стержень энергии, вырываясь из точки соприкосновения моей ладони и твоей подошвы, пронизывает твое тело и заставляет тебя спазматически-сладко выпрямиться... твои колени едва развернуты в стороны — беспомощно-страстно... моя рука скользит к ним, я чувствую твое колено... но возвращаюсь обратно... ритм нарастает... какой ритм? Ритм чего? Я не знаю — это ритм молчания, это ритм биения тепла в моей груди. Я беру обеими руками твою стопу, мои руки притягивают ее к лицу, я прижимаю твою подошву к своей щеке... я ясно чувствую вкус твоей подошвы, как будто бы я лизнул ее языком... как будто... меня не устраивает это — как будто... я хочу в самом деле почувствовать ее вкус... язык касается тебя... искра пробивает меня, я вздрагиваю как от удара током и то же происходит с тобой, колено твое сгибается в мышечной судороге, и мне приходится взять твою ногу с силой... я провожу языком по всей твоей подошве — медленно-медленно, наслаждаясь этим таким невинным и таким буйно сексуальным действом, я чувствую твою плоть под тканью колготок, я чувствую твой вкус... он спускается вниз, мягко обволакивая мою грудь, мой живот, ниже... все охвачено жаром этого вкуса... провожу языком по ложбинке под пальцами, и это уже почти невыносимо... прикусываю слегка зубами твои пальчики... ты вздрагиваешь всем телом, легкий вскрик... и я вижу, что в пространстве между твоими ногами — там, в глубине, зажигается огненный шар... ему навстречу уже встает столб огня у меня в глубине моего лобка... это еще предчувствие, это еще только первый порыв ветра перед ураганом... и по его грозным предвестникам видна мощь, когда развернется он в пространстве наших тел и душ...

Когда я ложусь спать, я обнимаю тебя, и начинаю сразу же тебя чувствовать. Я не мешаю тебе засыпать — просто нежно поглаживаю по груди. Это поначалу:). А потом я не могу удержаться и прикасаюсь к твоей груди губами, провожу языком в ложбинке. Но нельзя такое вытерпеть слишком долго — я ложусь на тебя, твои руки находят мои, а губы — наши губы... они не могут жить отдельно друг от друга — им это просто невозможно — нельзя. Я целую твои щеки, твой нос, лоб, но мне этого мало, и я как преданный пес облизываю твое лицо, и не могу остановиться, и от этого в тебе рождается такое... , что твои ноги сами раздвигаются, захватывают меня и притягивают, принуждают — скорей, сейчас, ну же, войди... Я наслаждаюсь тем, что чувствую, как твои сильные ноги просто вталкивают меня... подчиняясь их воле я отрываюсь от твоих губ, сажусь, твои ноги охватывают меня и не терпят отлагательств я кладу руки на твои бедра и держу их.

Ты придвигаешься ко мне вплотную — ближе уже некуда — ближе — это только вовнутрь... Я знаю — что я хочу, и я занимаю свои руки для того, чтобы дождаться твоих — я поднимаю твои ноги, взяв каждую за щиколотку, прижимаю ступни к лицу, и жду... у меня нет уже сил, чтобы ждать, но я жду... и твои руки находят член, твои пальцы обхватывают его и наполняются гудением и дрожью, исходящими из него. Изнеможденный ожиданием, я начинаю медленно двигаться, и он скользит в твоих руках. Ты прижимаешь его плотно к низу живота, и его скольжение уже не столь невинно — отодвигаясь чуть, я даю возможность тебе слегка наклонить его вниз, и вот он мягко утыкается в горячее и влажное. Я опускаю твои ноги, они ложатся напряженно и упруго, я зажат ими как клещами, я охватываю твои руки, потому что оторвать их было бы невозможно, и я чувствую, как твои кулаки становятся то меньше то больше — следуя движениям моего члена, чей жар сквозь твои пальцы доходит до моих. И вот я чувствую, что нахожусь у входа. И все же я — преодолев себя еще раз — пока отодвигаюсь и кладу руку поверх... мои пальцы раздвигают губы и немедленно становятся влажными — я хочу знать этот вкус — я отодвигаюсь и ложусь между твоих ног, но твои руки ищут меня, и тогда я разворачиваюсь и ложусь на тебя.

Теперь и мои и твои губы и руки могут найти все, что они только захотят... Я подкладываю руки под твои ягодицы и они приподнимаются, я прикасаюсь своими губами к твоим, я впитываю твою влагу, я провожу языком между, едва касаясь отверстия, которое в спазматической страсти то сжимается, то приоткрывается — самым кончиком языка я слегка проникаю внутрь... и в этот момент я прогибаюсь в мгновенном напряжении, потому что твои руки, сжимавшие мой член, уступили свое место нежному языку — и я не могу больше — я прижимаю то, что уже нельзя назвать членом — я прижимаю свое пламя к твоим губам, и они медленно раскрываются, и я вхожу внутрь, а мой язык входит внутрь тебя и наши стоны сливаются... Мы не способны более делать ничего — я внутри тебя — нет, мы внутри друг друга и лежим, чувствуя, как наши души входят друг в друга так, как это не было возможно раньше. Я двигаю языком по кругу — внутри тебя, и чувствую, как твои зубы впиваются в меня, в то время как язык нежно прижат. Я двигаюсь, и твои руки ложатся прямо на мои ягодицы, поднимаясь и опускаясь вместе с ними, ты сжимаешь их так сильно...

Если бы не то, что мы только начали — мы могли бы уже десять раз испытать оргазм, но это не для нас — я ложусь рядом, я целую твои соски — нежно прикусывая их — мы обнимаемся — мы дрожим от страсти. Мы должны уснуть, чтобы проснувшись завтра, начать все снова, но уже на новом витке энергии и любви. Разве может быть сон, когда мы так возбуждены? Разве можно уснуть, когда наши тела сплетены, когда ты готова разорвать зубами одеяло, накрывающее нас, чтобы смотреть на мое тело, когда я хочу не овладеть — нет — изнасиловать тебя. Я хочу ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх