О пользе подгузников в младшем школьном возрасте (инфантилизм)

Страница: 13 из 28

на этот раз специально задержавштсь на детской дырочке и немножко в нее углубившись.

 — Сейчас мы как следует этой дырочкой займемся, — улыбнуласья, вытащив из пакета новую ватную палочку.

В отличие от первой, эту палочку я намыливать не стала. Вместо этого я до отказа разжала пальцами Витины ягодички и капнула жидким мылом прямо в его приоткрывшуюся дырочку.

 — Не стоило этого делать, — заметила медсестра, — Хочешь, чтоб он снова наложил кучу?

Я начала аккуратно чистить Витину дырочку снаружи. Мальчишка ерзал и пытался увернуться. Поняв, что уворачиваться от палочки бесполезно, Витя сильно напрягся, пытаясь сжать попу, чего он разумеется никак не мог сделать лежа на спине с до отказа задранными ногами. В этой беззащитной позе у мальчишки было открыто между ног абсолютно всё и я могла спокойно трогать его, где хотела. Наигравшись с детской дырочкой я просто сунула палочку внутрь.

 — Что, не нравится? — насмешливо спросила я Витю, посмотрев в его испуганные глаза, — Не надо было какать в колготы.

Я принялась шуровать палочкой у Вити в попе. Мальчишка снова напрягся, но теперь испуг в его глазах сменился другим выражением. «Неужели и вправду собрался какать? — мелькнула у меня догадка, — Было бы прикольно. Кстати, чего я ему это делаю одной палочкой, как грудному? Семилетнему можно сунуть в попу две, а лучше три». Я взяла три ватных палочки и легонько пощекотав мальчишке яички, чтобы задрыгал ногами и расслабил попу, всунула все три вовнутрь.

 — Зачем три? — удивилась медсестра, в голосе которой слышалось явное неодобрение.

 — В наказание за то, что обкакался! — заявила я, — Чтобы он эту процедуру надолго запомнил.

Хорошенько пошуровав палочками у мальчишки в попе, я оставила их торчать из Витиной маленькой дырочки. Было так смешно, как они слегка подрагивали. Я посмотрела на медсестру — та тоже улыбалась.

 — Так забавно торчат, — сказала я, принявшись теребить палочки, — Дрынь-дрынь-дрынь! Как будто на пружинках.

Неожиданно мальчишка густо покраснел и палочки полезли наружу. Я переглянулась с медсестрой.

 — Я тебя предупреждала, — засмеялась та.

В следующее мгновение мальчишка громко наложил у себя под попой небольшую кучку. За год работы няней я успела прекрасно изучить мальчиков, поэтому я знала, что за этим последует. Я с улыбкой приподняла сморщенный Витин писюнчик — как раз когда оттуда брызнула вверх прозрачная струйка.

 — Какой фонтанчик! — засмеялась я.

 — Ну и ну, — смеялась стоящая рядом медсестра, — Прям как годовалый пустил струйку.

Я оглянулась на сидящих в коридоре молодых мам — все они тоже тихонько смеялись.

 — Что, Витя, всем показал, как ты какаешь и пускаешь струйку? — обратилась я к мальчишке насмешливым тоном, — Лучше бы ты у меня это дома, перед дорогой сделал.

Дождавшись, когда Витя прекратит писать, я вытерла ему попу мокрой салфеткой. После этого я поменяла салфетку и тщательно протерла ей Витину мошонку, не упустив возможности подразнить мальчишку щекоткой.

 — Теперь спереди, — объявила я, опустив Витины ноги вниз.

Я взяла новую салфетку и быстро протерев мальчишке живот и лобок, занялась его маленьким писюнчиком.

 — Какой у нас петушок, — улыбнулась я, приподняв тонкую мальчишечью палочку, — Сейчас мы его как следует со всех сторон следует вытрем.

Глазевшая на Витю рыжая двенадцатилетняя девочка встала со скамейки и подошла к пеленальному столу, еще больше смутив и без того красного от стыда мальчишку. Повозившись полминуты с детским писюнчиком, я полодила салфетку на стол.

 — А теперь помажем Витюшу детским кремом, — сказала я, взяв в руки голубой тюбик, — Чтобы кожа у малыша между ножек оставалась такой же нежной и гладкой.

Снова задрав Вите вверх ноги, я принялась мазать ему кремом попу.

 — И вот этот маленький мешочек, — улыбнулась я, выдавливая на пальцы новую порцию крема.

«Все мальчишки так боятся щекотки, — улыбнулась я, обмазывая Вите мошонку детским кремом, — Одного прикосновения к яичкам было достаточно, чтобы задрыгал ногами»

 — Что, решил, как маленький, подрыгать ножками? — ехидно спросила я Витю, водя ему по мошонке кончиками пальцев, — Давай, еще для меня подрыгай. Может снова струйку пустишь? Ты все делаешь как маленький. Ничем сейчас от грудного ребенка не отличаешься.

Медсестра тихонько захихикала. Хотелось подольше помучить семилетнего мальчишку щекоткой, но надо было спешить — и так столько времени на него потратила. Мы уже давно могли быть на озере.

Убедившись, что я помазала каждый уголок у Вити между ног, я опустила их вниз и быстро помазала мальчишке кремом низ живота и лобок. Писюнчик мазать не стала — просто обвела вокруг него одним пальцем.

 — Полежи пару минут, чтобы впитался крем, — сказала я Вите, в очередной раз разнимая ему ладошки, которыми он прикрылся от стоящей у стола двенадцатилетней девочки.

Поболтав с медсестрой о детских конфузах, я достала из сумки подгузник и одела его своему мальчишке.

 — Какая прелесть! — захихикала рыжая девочка, — Он в этом памперсе такой хорошенький! Совсем как наш годовалый Сережа.

Витя недовольно хмыкнул. «Обиделся, что снова сравнили с малышом» — подумала я.

 — Нечего кривиться, — сказала я мальчишке, — Ходит под себя, как годовалый, и еще обижается, что одели подгузник.

С трудом натянув Вите поверх пухлого подгузника детские колготки, я помогла мальчишке встать на ноги и слезть со стола.

Выйдя из поликлиники, я быстрым шагом направилась к автобусной остановке, буквально таща за собой Витю. Ждать автобуса в этот раз пришлось дольше — минут 15. Вместе с нами на остановке стояли три девчонки школьного возраста. Все 15 минут они рассматривали Витю, о чем-то с хихиканьем перешептываясь. В автобусе все разумеется тоже глазели на моего мальчишку. Еще бы — семилетний ребенок в подгузнике и детских колготках.

Ехали мы около получаса. Выйдя на нужной остановке, я взяла Витю за руку и зашагала с ним к озеру. На пляже было немноголюдно: в-основном мамы с маленькими детьми. «Будний день» — догадалась я.

 — А вот и мы, — улыбнулась я, подойдя к подруге.

Наташа была не одна. Рядом с ней на одеяле сидела симпатичная молодая женщина с грудным ребенком и девочка лет 13-ти.

 — Катя, моя соседка, — представила женщину Наташа, — А это ее сестра Света.

 — И Мишенька, — с улыбкой добавила Катя, кивнув на своего голенького сынишку.

 — Оля, — представилась я.

 — Давай на ты, — предложила Катя, — Я вас с Наташей только на три года старше.

 — Хорошо, — улыбнулась я, — Такой у тебя симпатичный карапуз. Сколько ему?

 — Почти годик, — сообщила Катя.

 — Какие мы серьезные, — ласково улыбнулась я и наклонившись, пощекотала малышу животик.

Карапуз заливисто засмеялся.

 — А это что за мальчишка? — поинтересовалась Света, — Брат?

 — Очередной подопечный, — ответила я.

 — Олька подрабатывает няней, — пояснила Наташа.

 — В основном попадаются ясельные малыши, — сказала я, — Но иногда дети постарше, как этот.

 — Сколько ему? — поинтересовалась Света, — Лет семь?

 — Ага, семь, — кивнула я.

 — И как нас зовут? — спросила Наташа.

 — Ну? — легонько ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх