О пользе подгузников в младшем школьном возрасте (инфантилизм)

Страница: 19 из 28

этого я быстро запеленала его в две простынки, затянув каждую потуже.

 — Как ты с ним ловко, — улыбнулась Лариса, — Сразу видно, есть опыт.

Я довольно оглядела результат — аккуратный сверток, из которого торчала только Витина голова.

 — Какой ляля, — улыбнулась я, сунув Вите в рот соску, — Только чепчика не хватает.

 — У нас есть, — сказала Настя, — Трикотажный, так что и на твоего налезет.

Настя принесла кружевной чепчик и я одела его семилетнему мальчишке.

Мальчишка выплюнул соску, явно собираясь ролтестовать, но я пихнула пустышку ему в рот.

 — Забыл, что с соской нужно делать? — строго спросила я, — Только попробуй еще раз ее выплюнуть. Весь день проведешь в этих пеленках.

Бросив на меня испуганный взгляд, Витя принялся старательно сосать пустышку.

 — Раз, два, взяли, — улыбнулась я, попытавшись поднять мальчишку со стола.

 — Сейчас я тебе помогу, — сказала Лариса.

Мы с Ларисой отнесли Витю в одну из свободных детских кроваток.

 — Действительно поместился, — усмехнулась я, — А теперь поднимем обе решетки, как положено. Что ты на меня так смотришь? Все малыши спят с поднятыми решетками. Посмотри на Колю с Вовой — у них обе решетки подняты. Не говоря уже о маленьком Артёмке. Всё! Закрывай глазки и спи.

Я отправилась вслед за Ларисой на кухню. Вернувшись через пять минут в зал, чтобы проверить Витю, я обнаружила, что он еще не спит. Мальчишка недовольно кряхтел и пытался ворочаться — насколько это позволяли ему тесные пеленки. Я прекрасно знала в чем дело, но притворно изобразила на лице недоумение.

 — Почему наш малыш еще не спит? — тихо спросила я мальчишку, — Наверное голодный. Сейчас я принесу тебе молочко.

Я сходила на кухню и вернулась к Вите с наполненной молоком детской бутылочкой. Заставив мальчишку выпить все до последней капли, я снова сунула ему в рот соску.

 — Не спит? — спросила подошедшая ко мне Настя, — Может его что-то беспокоит.

 — Даж не знаю, — сказала я, стараясь сохранять серьезное лицо.

 — Ага, так уж ты не знаешь! — тихонько засмеялась Настя, — Одного взгляда на ребенка достаточно.

 — Неужели снова хочет какать? — улыбнулась я, — Что, Витя, хочешь по-большому?

Мальчишка молча кивнул, густо покраснев.

 — Так в чем дело? — с улыбкой посмотрела я на Витю, — Какай в марлечку. Для этого тебя ей между ножек и обернули. Наверное уже так успел туда надуть. Сейчас пощупаю.

Я откинула одеяло и положила ладонь на Витины пеленки, как будто собралась их щупать, хотя сама просто сильно нажала мальчишке на живот, наблюдая за его реакций.

 — Вроде сухой, — пожала плечами я и снова нажала Вите на живот.

После полминуты такого «массажа» я добилась своего — мальчишка не выдержал и громко обкакался.

 — А ну-ка признавайся, что ты только что сделал? — улыбнулась я, с победным видом посмотрев на Витю.

Продолжая держать ладонь на Витиных пеленках, я неожиданно почувствовала под ней теплоту.

 — Что, уже успел обкакаться? — с улыбкой спросила подошедшая к Витиной кроватке Лариса, потянув носом воздух.

 — Ага, только что покакал, — подтвердила я, — А как надул в свой марлевый подгузник!

Настя приложила ладонь к Витиным пеленкам рядом с моей и понимающе улыбнулась.

 — Ничего себе, — сказала она, — Надо срочно менять пеленки. Или переоденешь его в одноразовый подгузник, как остальных?

 — Не собираюсь ничего ему менять, — заявила я, — Пусть так спит.

Я накрыла Витю одеялом и ушла на кухню. Проверив мальчишку через пять минут, я обнаружила его лежащим с открытыми глазами, правда еще через пять Витя уже спал.

Проспали дети где-то часа полтора. Мы с Ларисой и Настей сидели на кухне, болтая о всякой всячине. В-основном конечно обсуждали Витино наказание.

 — Проснулись, — вздохнула Лариса, прислушавшись к происходящему в зале.

Настя с Ларисой встали из-за стола и быстрым шагом отправились в зал. Мне ничего не оставалось, как последовать за ними.

 — Сухие? — спросила Лариса у нянечки, когда та пощупала Коле с Вовой подгузники.

 — Вова сухой, а Коля немножко пописал, — доложила Настя, — Совсем чуть-чуть. Пока можно не менять.

 — А вот мне своим сейчас серьезно придется заняться, — усмехнулась я, подходя к Витиной кровати, — Представляю, в каком у него состоянии марля между ножек.

Настя помогла мне отнести семилетнего мальчишку на пеленальный стол и я начала осторожно разворачивать Витины мокрые пеленки. Неожиданно раздался звонок в дверь. Побежав открывать, Лариса через полминуты вернулась в комнату в сопровождении молодой женщины с грудным ребенком на руках.

 — Привет, девчонки, — улыбнулась женщина.

 — Здравствуйте, Ирина, — кивнула ей Настя, — Давайте мне Вашего Алёшу.

Я осторожно развернула Витин марлевый подгузник.

 — Ничего себе! — шутливо ужаснулась Лариса.

 — Просто ужас, — сказала Ирина, — Это ж надо было так обкакаться.

 — Это еще ничего, — улыбнулась я и подняв Витины ноги вверх, вытянула из-под мальчишки грязную марлю, — Видели бы Вы, что он в прошлый раз устроил.

 — Так это у него не в первый раз? — с изумлением спросила Ирина, уставившись на моего мальчишку — По возрасту вроде уже не должен ходить под себя. Кстати, не знала, что вы и таких больших к себе берете. Думала — только малышей. Этот уже должен в школе учиться. Хотя судя по состоянию его попы ему самое место здесь, в ваших домашних яслях.

Все дружно засмеялись.

 — Сейчас я этой грязной попой серьезно займусь, — улыбнулась я, доставая из стоящей на столе коробки мокрую салфетку.

Я принялась аккуратно вытирать мальчишке попу детской салфеткой.

 — Ой, я только сейчас обратила внимание, — неожиданно удивилась Ирина, — Вы что его пеленали?

 — Ага, запеленали на время дневного сна, — с улыбкой подтвердила я, — Чтобы не трогал себе писюнчик. Ну и в наказание за то, что утром обкакался.

Начисто вытерев мальчишку между ягодичек, я выдавила на пальцы немного крема и, по прежнему держа Витины ноги задранными вверх, принялась мазать ему попу. Лежащий на спине мальчик беспокойно ерзал, пытаясь увернуться от моих пальцев.

 — Он у меня так боится щекотки, — с улыбкой сказала я, размазывая белый крем по Витиной мошонке.

Как я и ожидала, мальчишка начал вырываться и дрыгать ногами.

 — Совсем как мой годовалый, — улыбнулась Ирина, — Тоже не любит, когда ему там мажут. Точно так же ерзает и дрыгает ножками. А когда понимает, что бесполезно вырываться, применяет свое секретное оружие — струйку.

 — Думаете, Ваш один такой? — засмеялась Настя, — Нам почти все мамы мальчиков жалуются на фонтаны во время детских процедур.

 — Хорошо, что Витя меня пока не обрызгал, — с улыбкой сказала я, подумав, что после сна моему мальчишке наверняка сильно хочется по-маленькому. Я заметила это еще тогда, когда вытирала Вите попу детскими салфетками. Все признаки были налицо — дергающийся писюнчик, дрожь, напряженно-мучительная гримаса на лице и т. д.

 — Просто не знаю, что с Алёшей делать, — вздохнула Ирина, — И когда эти фонтаны прекратятся?

Слушая, как Ирина жалуется на своего годовалого сынишку, у меня ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх