Телохранитель

Страница: 3 из 8

Узенькая верхняя часть бикини едва скрывала великолепную, острую, дерзко торчащую грудь, а нижней его части явно не хватало, чтобы закрыть хотя бы немного темные курчавые волосики между ног.

И мне невольно подумалось, что наверняка этот пучок энергии многие пожелали бы похитить и без монет старика. Мой хобот уже готов был выбраться из брюк, и поэтому пришлось прикрыть ширинку рукой, чтобы босс не заметил той огромной шишки, которая явственно вырисовывалась под тканью брюк.

Девушка трещала без умолку и не давала сказать отцу ни слова, но тот не слишком энергично и протестовал против этой шутливой возни. А Нина начала настоящую потасовку с папочкой, и из бикини выглядывала дерзко острая девичья грудь, а порой открывался чуть ли не весь обрамленный волосиками источник любви, мелькала чудная попочка и великолепные крепкие бедра.

Потом вновь пришла умопомрачительная мисс Форкс с двумя бокалами и осуждающе покачала головой:

 — Нина, разве можно так себя вести в присутствии незнакомого человека.

Девушка удивленно обернулась и увидела меня:

 — Ой, кто вы? Неужели не могли сообщить, что вы здесь?

Антонелли громко засмеялся и представил нас, а когда сказал что «это и есть именно тот человек», у девушки округлились глаза.

 — Вы? Но, но это же прекрасно. Я, я думала... Ну ожидала увидеть старого гонщика, а не такого... большого мужчину...

Все засмеялись, в том числе и мисс Форкс, объявившая, что через полчаса ждет всех к столу.

За ужином Нина сидела напротив меня. Она была в сарафане, больше открывавшем, чем скрывавшем молодое тело. Бюстгальтер девушке совсем не требовался, поскольку острые штучки и так чуть ли не просверливали насквозь тонкую ткань.

Мисс Форкс каким-то образом сумела втиснуть всю полноту великолепной крепкой груди в узенький бюстгальтер черного цвета. Она выпирала из-под светлой блузки и двумя обворожительными буграми, и казалось, что ткань вот-вот лопнет под напором торчащих сосков.

За ужином выяснилось, что мисс Форкс зовут Таней. И она разрешила мне называть себя по имени. Вскоре неугомонная Нина отодвинула стул и вскочила:

 — Фу, ваша болтовня уже надоела.

И она побежала наверх, а через несколько минут из-за стола поднялся и Антонелли. Какое-то время сидели с Таней вдвоем, молча разглядывая друг друга. Наконец она спросила:

 — Не хотите ли немного прогуляться по парку?

 — А что, можно?

 — Ну конечно же, Сэм.

Когда вышли в прекрасный сад, мне показалось, что за нами следовала какая-то тень. Таня шла качающейся походкой. Свободная юбка из мягкой ткани при каждом шаге обвивала стройные длинные ноги. Грудь покачивалась в ритме выбранного темпа и вызывала желание прикоснуться к ней. Неожиданно Таня остановилась и приблизила ко мне лицо с красивыми зеленоватыми глазами:

 — Босс приказал мне следить за Ниной, чтобы отвлекала в случае нужды

ваше внимание от нее. Ну вот думаю, что этот момент наступил.

С этими словами закрыла мой рот страстным поцелуем, от которого мгновенно потерял способность что-либо видеть и слышать. Потом почувствовал, как длинные пальчики расстегнули ширинку. Хо-хо, ну и начало! Мне было ужасно интересно, что же будет дальше, и поэтому продолжал стоять, прислонившись спиной к дереву.

Поцелуи вскоре наскучили этому рыжеволосому чертенку. Она внезапно отстранилась, после чего резко опустилась на колени и вытащила из ширинки мой уже проснувшийся член. Увидев его, Таня не смогла скрыть испуга, но замешательство было коротким: уже через пару секунд она нежно ласкала мое одноглазое чудовище.

Потом крепко схватила ствол рукой, энергично отвела крайнюю плоть вниз и отправила толстую головку в рот.

Это было сказочное наслаждение, когда она всовывала мой твердый, как сталь, стержень между двух прекрасных губок, а тонкими пальчиками поглаживала волосы мошонки и чмокала, когда рот, совершая сосательное движение, поднимался вверх по стволу. Движения головы стали ускоряться, и мои бедра тоже начали совершать небольшие толчки. Наконец, полностью потеряв способность терпеть, схватил обеими руками эту рыжую копну волос и стал осторожными толчками углубляться в божественный рот.

Она поняла и удвоила усилия, поглаживая и пожимая еще оставшуюся снаружи часть члена и мошонку. И вот оно пришло! Быстро и вновь почти неожиданно. По моей раздувшейся головке Таня поняла, что случилось, и погрузила пальцы в мошонку. Мой блестевший от слюны инструмент задрожал от нахлынувшей волны возбуждения и выстрелил в рот рыжеволосой красавицы струю горячей спермы.

Один, два, три, четыре, пять толчков — извержение никак не прекращалось, а Таня глотала и глотала. Лишь небольшая часть спермы сочилась из уголков рта, заполненного до краев моей разбухшей головкой. Длинные тонкие пальцы продолжали мять, теребить, раздражать мои нервные окончания до тех пор, пока не вылился до последней капельки. Мои глаза открылись и всего лишь в нескольких метрах от нас увидели улыбающуюся рожу одного из охранников. Таня почувствовала мое беспокойство, обернулась и как разъяренная фурия подскочила к верзиле:

 — Что вы себе позволяете, ищейка! Как вы осмелились следить за мной?

Парень осклабился во весь рот:

 — Здорово было, девочка. Ты не могла бы проделать это и со мной?

Со сжатыми от ярости кулаками, бурно вздымающейся грудью Таня подошла к нему вплотную и тихо, но строгим голосом что-то сказала. Охранник вдруг побледнел, поднял руки вверх и быстро исчез. Таня повернулась ко мне:

Извини, Сэм. Эти парни иногда воображают о себе слишком много. Время от времени их надо одергивать.

Она вздохнула:

 — Н-да, пока хватит. У меня пропало все желание.

Потом она неожиданно прижалась ко мне, посмотрела снизу вверх и прошептала:

 — Вечером ты запираешь свою дверь ключом?

 — Нет.

Она засмеялась:

 — Очень хорошо. Не забывай меня, ладно?

И она помчалась к дому. А мне ничего не оставалось, как в течение нескольких мгновений полюбоваться круглым крепким задом, который вскоре исчез за углом. Вся эта история казалась какой-то загадочной. Однако мне нравился это дом, мне нравились обитающие в нем женщины: Линда, Таня и, конечно, Нина. Три похожих имени, за которыми скрываются три внешне разные девушки, объединенные лишь одним — удивительной красотой и изяществом. Но что это все означало?

В гостиной снова столкнулся с Таней. Увидев меня, она улыбнулась, а потом объяснила, где моя комната. Попрощавшись с ней, отправился спать в выделенные мне апартаменты. Подходя к двери, услышал доносившееся из соседней комнаты тихое повизгивание.

Похоже, там кто-то плакал. Да, никакого сомнения. Вновь кто-то сначала всхлипнул, а затем донесся короткий вскрик. Чья это комната? Нины? Осторожно, чтобы не скрипнуть, слегка приоткрыл дверь, и от того, что там увидел, у меня едва не поехала крыша: это была спальня Антонелли!

Этот омерзительный тип стоял совершенно голый перед столом, где лежала красивая белокурая девушка небольшого роста, ноги которой обхватили его жирное тело. Маленькие, едва покрытые волосами половые губки малышки страшно растянул толстенный инструмент этого мужлана. Даже у меня шевельнулось нечто вроде зависти. Член и мошонка босса были аккуратно побриты умелой рукой. От этого ствол, выпиравший из-под небольшого брюшка и только наполовину входивший во влагалище, казался еще громаднее.

Антонелли стоял, слегка наклонившись вперед, и с силой мял волосатыми ручищами сладкие грудки. При этом член неторопливо, с наслаждением входил и выходил из узкого канала белокурой нимфы. Весь стержень был покрыт любовным соком. Всякий раз, когда этот кол проникал очень глубоко, малышка взвизгивала и начинала беспокойно двигаться, а потом быстро залепетала:

 — А-а-а....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх