Мгновение для любви

Страница: 1 из 3

В зале стояла такая мертвая, и как будто даже густая на ощупь тишина, что казалось, урони нерасторопный лакей поднос с напитками — и тот повиснет в воздухе. Впрочем, упомянутый застывший истуканом лакей вцепился в оный поднос так крепко, что отрывать пришлось бы с помощью магии, не иначе. Менестрель нервно сжимал лютню побелевшими от напряжения костяшками пальцев, и не решался даже пошевелиться, чтобы не задеть случайно струны. Стражники казались таким же нерушимым элементом декора, как находящиеся сзади них массивные дверные наличники. Присутствующие на совете у главы темноэльфийского клана Хашданкель"Валор, Дыхания Тьмы, застыли, боясь дышать и не зная, какой бури ожидать.

Сам глава клана, претемнейший Верховный Лорд Раудагнар Хашданкель"Валор, для подданых «мой Лорд», для близких друзей Рау, для людей за глаза «чертов темноухий», казался статуей самого себя. Стройная, смертоносно грациозная фигура главы клана застыла в кресле обманчиво расслаблено, два изогнутых меча спокойно висели на его поясе, обрамляющие не очень красивое, но властное лицо пряди белых волос не шелохнулись даже под легким ветерком, повеявшим из стрельчатого окна. Иногда люди ошибочно считают всех эльфов, и белокожих золотоволосых светлых, и красноглазных беловолосых темных, с кожей цвета пепла, смазливыми красавчиками. Раудагнар был живым опровержением сему опрометчивому суждению. Высокие немного выпирающие скулы не гармонировали с излишне тяжелой нижней челюстью. Идеально прямой нос странно смотрелся с тонкими, презрительно искривленными губами широковатого рта. Красивую форму бровей непоправимо портил белый тонкий шрам, как раз поперек правой глазницы. Светящийся раскаленным угольком красный глаз, тем не менее, был на месте, и в данный момент, вместе со своим левым собратом непроницаемо взирал на коленопреклоненного перед ним. Красавцем Лорд Рау не был. Но был умен, коварен, безжалостен, решителен, хладнокровен, осторожен и очень умел, как в обращении с холодным оружием, так и с магией. Очень опасный противник. Очень хороший глава клана. Потому и застыли боясь его гнева, пусть даже направленного не на них, подданые.

А гневаться было за что. Войска клана насчитывали четыре сотенных отряда темноэльфийских мечников, два отряда лучников, отряд разведки, отряд магической поддержки и орочий атакующий отряд, а также всяческие полезные мелочи вроде боевого дракона или осадного голема. И в орочьем отряде клана произошел, выражаясь дипломатично, неприятный инцидент. Помощник командующего отрядом прельстился на вульгарное золото, посуленное людьми из крепости Восьми Ветров, называющими себя защитниками человечества от темноэльфийской угрозы. И разведчики клана с интересом наблюдали сцену грехопадения оного помощника, в цветах и красках расписывающего людям пикантные подробности о силах противника, и деловито уточняющего, дадут ли ему статус почетного гражданина в землях подальше от темноэльфийских. Впрочем, расплата за грехопадение за замедлила себя ждать, и как только обрадованный известиями глава клана дал добро на урегулирование проблемы, как разведчики, не мудрствуя лукаво, подбросили неудачливым рыцарям плаща и кинжала сонное заклинание, многократно усиленное телепатической поддержкой магов. Всех присутствующих повязали тепленькими, и отконвоировали в цитадель клана, где Лорд Раудагнар должен был решить их судьбу, для чего и созвали совет.

Лорд, едва выслушав обвинение, приговорил людей к пожизненному рабству без права выкупа на благо военных сил клана, где каждый боец сможет в меру сил и фантазии наказать тех, из-за кого мог погибнуть, не окажись разведчики достаточно расторопными. Приговор был похуже смертной казни, ибо фантазия у темных эльфов неограничена глупыми условностями, а гуманности, особенно к врагам, не наберется и чайной ложки. Помощника приговорили к трем месяцам карцера и смертной казни. Хотя обычно преступники не выдерживали в карцере и недели — именно на заключенных карцера тренировали свои пыточные умения известные своим мастерством эльфийские палачи. Осталось только одно — вынести приговор командиру орочьего отряда, проглядевшему изменника в рядах.

Оный командир смиренно ждал приговора, стоя на коленях и не смея поднять взгляд, как и подобает обвиняемому (ибо как известно, воин перед сюзереном стоит на одном колене). Впрочем лицо этого массивного зеленокожего орка не выражало никаких эмоций. Он прекрасно знал, что даже прикажи лорд его казнить, сопротивляться он не сможет. Уж больно хорошо организована стража, повяжут быстрее, чем он хоть подумает напасть.

Пауза все затягивалась, напряжение в зале все росло. И когда оно достигло критической точки, глава клана наконец холодно произнес:

 — Командующий Магрод, ты обвиняешься в преступной халатности. — В зале прокатилась волна шепотков. «Преступная халатность» это не самое страшное. Вот обвини лорд Магрода в сговоре с предателем — и участь его была бы такой же незавидной, как и у помощника. А лорд тем временем продолжал. — У тебя есть, что сказать в свое оправдание?

 — Нет, мой господин. — все так же смотря в пол ответил орк.

 — Из-за твоей беспечности враг мог узнать военные тайны клана. Мог получить преимущество, и погибло бы множество воинов. А войди он в союз со светлыми эльфами, и крепость Хашданкель"Валор, на протяжении многих тысячелетий охраняющая западный рубеж темноэльфийских владений, могла бы пасть. Ты не достоин носить звание командира. — Орк еле видно вздрогнул, но возразить не осмелился, хотя лорд явно преувеличивал: клан Хашданкель"Валор так просто было не завоевать, не даром уже которое тысячелетие ломали об него зубы и светлые эльфы, и люди, и гномы, и орки. Да и не ведомы были какому-то помощнику командира орочьего отряда иные стратегические тонкости, или иные действительно важные сведения. Отчего действительно гневался лорд, так это от самого факта предательства в рядах. И раз он настолько недоволен, то облегчение Магрода от нетяжкого обвинения было преждевременным. — Ты отстраняешься от командования на неопределенный срок, и зачисляешься в штат прислуги служащим пятнадцатого ранга, пока тебя не научат выполнять свои обязанности тщательно и с вниманием, как и подобает.

Орк потрясенно уставился на лорда, забыв о смирении. Шепоток в зале перерос в рокот — одни считали, что приговор слишком легок, а другие — что низвести командира до ранга ниже поваренка или конюха, самого низкого в системе рангов слуг, не считая рабов, которым ранги не присваивались — неслыханный позор. Отныне бывший гордый командир будет выполнять всю унизительную работу и подчиняться всем без исключения слугам выше его по рангу. И так, пока лорд не сочтет, что урок усвоен, и не решит дальнейшую судьбу орка.

 — Временно исполняющим обязанности командующего орочьим отрядом назначаю лорда Сьерелла Акэша. — Так же безапелляционно продолжил глава клана. — Заседание окончено.

Верховный Лорд не замедлил удалиться в свои покои, орка увела стража для передачи под командование строгой экономки замка, а в зале в полную силу забурлили споры и обсуждения.

Лорд Хашданкель"Валор был главой клана Валор, но в этом клане кроме его семьи было больше десятка благородных фамилий. Одна из которых, Акэш"Валор, три десятилетия назад была разоблачена в готовящемся против Хашданкель"Валоров заговоре с целью получения власти в клане. Как раз тогда еще и вступили в коалицию для захвата крепости клана, преграждавшей вход на земли темных эльфов, их светлые родственники и люди из вышеупомянутой крепости Восьми Ветров, а в самом клане сменилась власть — старый глава клана ушел в мир иной, и на его место вступил его старший сын, до этого больше трех столетий бывший наставником и командиром мечников, так что время было очень неспокойное. Но Лорд Рау оказалось смуту предвидел уже давно, и за заговором следил чуть ли не с самого начала, еще будучи командиром, и ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх