Мгновение для любви

Страница: 3 из 3

не обращая внимания на головку, чтоб подразнить его. Целую и внутреннюю часть его бедер, облизываю и посасываю его яички. Рау раздвигает ноги, чтоб мне было удобнее, и я сразу же этим пользуюсь — целую перемычку между яичками и анусом, еще одно чувствительное место. Рау рефлекторно вздрагивает и постанывает, для меня нет музыки слаще, и я вылизываю и целую это место с утроенной энергией, не забывая задевать языком и сам анус. Сморщенное темное кольцо мышц, то место на теле Рау, куда я смею прикоснуться только языком. Я знаю, что Рау никогда и никому не позволял себя трахать — он предпочитает брать, а не давать, и к тому же никогда не потерпел бы подчиненной роли. В наших отношениях отдаюсь я, и это логично и прекрасно.

Я вылизываю каждую складочку ануса, но рука Рау в моих волосах недвусмысленно ведет меня выше, к ранее игнорируемой мной головке. Я сперва целую ее, потом скольжу языком между головкой и крайней плотью, Рау снова постанывает, и я вбираю головку в рот полностью, посасываю ее и ласкаю языком уздечку — самое чувствительное место на головке. Но мне мало этого, и я беру в рот столько, сколько смогу, плотно сжатыми губами вожу вверх, до самой головки, и вниз — пока не начинаю задыхаться. Потом я выпускаю его член изо рта, и снова вылизываю головку и вокруг нее, но рука Рау понукает меня продолжить, и я снова играю на флейте любви. Рау подается мне навстречу бедрами, но держит мою голову несильно, и я сам могу регулировать глубину проникновения. Если бы он захотел просто оттрахать меня в горло я не стал бы сопротивляться, но Рау даже в минуты самой сильной страсти не причинит мне боли, и это еще одна сладостная особенность наших отношений. Потому я и отдаюсь ему полностью, что знаю, что могу доверить ему всего себя.

Но видимо я переборщил с ласками — Рау вдруг хватает меня за плечи и валит на кровать, ложится сверху и требовательно впивается поцелуем в мои припухшие уже губы, быстро и резко освобождает меня от одежды. Я покоряюсь ему, и только приподнимаю ноги, чтоб ему было удобнее. И вот я полностью обнажен, а член Рау упирается мне в бедро. Рау страстно целует меня в шею, покусывает и посасывает ее, и я понимаю, что на этот раз я-таки заслужил засос, и ходить мне с высоким воротником, пока он не сойдет. Я снова, как тогда, в первый раз, не знаю куда деть руки, но это сразу же перестает меня заботить, когда Рау целует мне сосок. У меня с их чувствительностью все в порядке, и Рау, коварный соблазнитель, это прекрасно знает. Он страстно и нетерпеливо присасывается, лижет, покусывает — пока я не начинаю стонать в голос. Но я не успеваю насладиться в полной мере — Рау уже покрывает короткими, жалящими поцелуями мой живот и вдруг кусает за бок — маленькая сладкая месть. Я вздрагиваю, а он уже облизывает мне внутреннюю сторону бедра, поднимает мне ногу и приникает поцелуем к моей секретной эрогенной зоне под коленкой, вылизывает там, и шлепает меня по руке, когда я неосознанно тянусь облегчить страдания своего давно уже вставшего члена.

Пытка усугубляется, когда жестокий Рау, игнорируя мой член, переворачивает меня, как куклу, на живот, раздвигает ягодицы и целует меня прямо в дырочку ануса — я готов взвыть от возбуждения, а он проникает туда своим языком. Я бесстыдно выгибаю поясницу, комкаю пальцами простынь, стенаю в подушку не хуже пленников в пыточных застенках, пока Рау мучает меня отрывистыми дразнящими ласками, полной противоположностью моих медленных и томных — видимо слишком медленных, раз он так возбудился. Он сжаливается надо мной наконец, ложится рядом на бок и переворачивает меня спиной к себе. Я жалостным голосом бормочу что-то бессвязное, прошу его продолжать, трусь задницей о его член, рукой пытаюсь направить его, и наплевать, что без смазки. Но Рау отводит мою руку, и я готов хоть плакать, хоть умолять, хоть сулить ему златые горы, только бы он облегчил мои страдания. И тут чувствую головку члена у своего ануса, подаюсь ему навстречу, и он скользит внутрь меня, и я не сдерживаю стоны, а Рау целует меня в шею, щипает мои соски, ласкает рукой член. Я отдаюсь этим ласкам, перестаю контролировать свое тело, и только утопаю в наслаждении, принадлежу Рау телом и душой. Я не выдерживаю первым и выстреливаю ему в руку, как раз ласкающую мой член.

Чтоб доставить ему больше наслаждения, я активно подмахиваю ему, практически трахаю его член своей задницей, и Рау тут вдруг выходит из меня и переворачивается на живот, а я сажусь на него сверху, сообразив, чего он хочет. Я сижу на нем, упираюсь руками ему в грудь, и двигаю бедрами, и соблазнительно улыбаюсь ему. Знаю, что Рау любит смотреть на меня, отбрасываю волосы назад и демонстрирую ему свое тело, а он, глядя на меня таким вожделеющим взглядом, что у меня щемит сердце от радости, гладит меня, ласкает мне соски. Я убыстряю темп, и Рау хватает меня за талию руками, натягивает на себя, вбрызгивает в меня свою сперму, и я от этих ощущений кончаю сам ему на живот, и падаю на него. Утыкаюсь носом ему в шею, вдыхаю его запах, а он обнимает меня и шепчет: «Хэсси, как же я тебя люблю». «А я люблю тебя, Рау» — бормочу ему в шею, еле-еле сопротивляюсь желанию уснуть прямо так. Ведь еще день. У нас обоих есть свои обязанности, Рау — глава одного из сильнейших темноэльфийских кланов, гроза приграничья, я — его верный убийца, и время друг для друга выделить крайне сложно. Но тем ценнее эти редкие моменты, когда можно просто любить и быть любимым.

***

Робкий стук в дверь — и слуга заносит в комнату прохладительные напитки и фрукты. Его взору предстает стол, с расстеленной на нем картой Пограничья: на востоке — темноэльфийские владения, девять благородных кланов без единого верховного правителя, на севере — выжженая каменистая пустошь, славящаяся пылевыми бурями, на юге — неприступные горы, на западе — те же горы, но с перевалом — единственной сухопутной точкой доступа к землям темноухих. За горной цепью — земли людей, еще дальше — земли светлых эльфов, внутри самих гор — шахты гномов. И в центре всего этого — нерушимая цитадель Хашданкель"Валор, оплот независимости темных. Дозорные патрулируют и саму пустыню, чтоб живущие там существа не угрожали покою клана, и перевал, чтоб не пожаловали непрошенные гости, и бесконечные горные пещеры, по которым могут заявиться гномы. А кроме патрулирования внешних границ, глава клана Хашданкель"Валор обязан и следить за внутренними делами соседских рас, и участвовать в политических интригах Девяти Благородных Домов, и следить за благополучием внутри своего клана.

Вот и сейчас Верховный Лорд стоит около карты в раздумьях, строгий и собранный, а с другой стороны карты ожидает приказаний его хладнокровный и смертоносный Карающий Клинок, благородный Сьерелл Акэш"Валор. Слуга кланяется и расставляет графины и кубки. Оба благородных эльфа не обращают на него внимания, всецело поглощенные делами клана. Но слуга ни капельки не уязвлен — ведь лорды на то и лорды, чтобы править, а не со слугами заигрывать. Пусть эти двое — жестокие и циничные, холодные и бездушные (да откуда только слухи про их якобы любовные отношения берутся — тут же с первого взгляда ясно, что между двумя ледяными драконами никаких чувств быть не может!), но пока они стоят на страже интересов клана — цитадель Хашданкель"Валор останется неприступной. Слуга кланяется и выходит, оставляя главу клана и его помощника решать будущее клана. Измятой простыни он так и не видит.

E-mail автора: ktulhu_fhtagn@i.ua

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх