Приключение Олеси. Окончание

Страница: 2 из 2

кто я такая. И ты не поинтересовалась. В общем, жди гостей! Они и помогут. В тюрьме есть врачи.

И зловеще расхохотавшись, я ушла.

8. Завершение

Всего ожидала я, когда вернулась после трёхмесячного отсутствия в родной дом. Но не холодного равнодушия от матери, и не брезгливого презрения от отца. На меня смотрели так, будто я гадкое мерзкое существо, загадившее дом. Ничего не понимая, я потребовала объяснений. И тогда мама показала мне скаченный из интернета фильм, где я под музыку трахаюсь с собаками.

 — Ты опозорила нас род! — трагически восклицал отец, вздымая к верху руки.

 — Ты втоптала в грязь доброе имя нашей семьи! — вторила ему мама.

 — Только из сострадания мы тебе не указываем на дверь! — орал отец.

 — А что вы, собственно, делали на этих порносайтах? — спросила я своих родителей.

Мне потребовалось неделя, чтобы понять, что родителей у меня больше нет. Меня только кормили, ставя поднос с едой под дверью моей комнаты. И больше никаких отношений. Может быть, три месяца назад это и стало бы для меня страшной трагедией, поводом для самоубийства, но после тех испытаний, что я перенесла, я закалилась и научилась рассчитывать лишь на себя.

Не знаю, на что рассчитывали папа с мамой, устроив это бойкот. Думали, что я буду на коленях умолять их о... О чём, кстати, я должна была их умолять? Простить? За что? Может быть, когда-нибудь я их и спрошу, но сейчас я с ними разговаривать не могла.

Ровно через неделю, в день своего восемнадцатилетия, я вышла из своей комнаты и пнула поднос так, что он улетел через весь коридор, забрызгав содержимым тарелок стены и потолок. Я ахнула дверью комнаты, вы¬шла из квартиры, обернулась и швырнула через порог ключи. И ушла. Вот такой себе праздник я устроила.

 — Козёл! Дурак! — спускаясь по лестницы, я услышал вопли матери.

 — Мы должны были её наказать, — отвечал отец.

 — И чем эти наказания закончились, идиот?! — выкрикнула мама. — Доченька! Олеся!!

Но я уже выбежала из подъезда.

Деньги у меня были. Я же не дура, чтобы тащить такую сумму домой. Как бы родители ко мне не отнеслись, но деньги отняли бы в любом случае. Оставаться в городе я не могла. И решила ехать... нет, не Москву, а на ту ферму, где две недели назад жила в рабстве у госпожи Милены. Пришлось нелегко, но я нашла и монастырь, и ферму, и руины сгоревшего дома Анны Владимировны.

Чего меня к руинам потянуло-то? Дык, дело в том, что самые лучшие драгоценности и большую часть денег покойница держала не в сейфе в кабинете, а в гараже, в тайнике в смотровой яме, здраво рассудив, что с домом всякое может случится: пожар, землетрясение, экспроприация, а тот тайник в любом случае не пострадает. Анна Владимировна, кстати, почему-то была уверена, что о существовании тайника знает только она. Она оказалась права. Дом сгорел, пожарище разграбили, но тайник в бывшем гараже оказался цел и невредим. Его содержимое приятно отяготило мои карманы и согрело душу.

Если с руинами было всё просто — ну кто будет интересоваться пожарищами? — то с фермой было куда сложнее. Там копошились какие-то люди. Я долго не могла понять, чем они занимаются, а когда поняла, то ржала как ненормальная. Они искали сокровища. Именно так. Ходили со щупами и прокалывали землю. Если щуп на что-то натыкался, то народ сбегался и раскапывал землю. Очевидно, история о спрятанном сейфе госпожи Милены успела разойтись весьма широко. Вот и сбежались охочие до халявных денег.

Дождавшись ночи, я тихонько пробралась до тайника. Переложив содержи¬мое в сумку, я закрыла сейф и так же тихонько убралась. Откатив мотоцикл подальше, я умчалась в ночь. Уже под утро я вернулась в квартиру, которую сняла по объявлению.

Я вошла, сняла куртку и обувь, зажгла в комнате свет и замерла. В кресле сидела мать Стефания с пистолетом. И нехорошо улыбалась. Я замерла и медленно подняла руки.

 — Понятливая девочка, — усмехнулась Стефания. — Сумку на пол, и ногой ко мне подтолкни. Так где всё-таки был тайник, Кукла?

 — В туалете, в одной из кабинок, — сообщила я.

 — Что?! — изумилась настоятельница.

 — Ну да, — усмехнулась я. — Посещение туалета обычно вопросов не вызывает, пусть даже и частое, всегда есть логичное объяснение. А когда ты меня заметила?

 — В прошлый визит на ферму, — сказала Стефания. — Ты едва от меня едва не ускользнула пару раз, но мне всё-таки удалось проследить до этой квартиры. И вдруг ты исчезла. Я здесь уже третий день торчу в ожидании. Раздевайся! — вдруг приказала она.

Приказ я поняла правильно, сняв всю одежду вплоть до трусиков. Стефания тихо ахнула:

 — Повернись. Боже милостивый, тебя та бабка так?

 — Большая часть сошла, — сообщила я. — Осталось лишь немного...

 — Если это «немного», то что с тобой было тогда? Сплошные раны и синяки?

 — Где-то так, — кивнула я.

Стефания вдруг встала, подошла ко мне, отбросила пистолет, обняла и поцеловала.

 — Кукла, я по тебе так скучала! — шепнула она мне на ушко.

Мои руки против моей воли обняли её, губы ответили на поцелуй. Господи, я вдруг поняла, как сама скучала по этой стерве! Стефания подхватила маня и, положив на диван, стала осыпать поцелуями лицо, шею, плечи, грудь. Моё тело аж изогнулось от удовольствия! Наигравшись с колечками в сосках, Стефания опустилась на живот, обработала пупочек и спустилась ещё ниже, принявшись за мою пипиську. Я уже истекала. Когда её язычок коснулся клитора, меня пробил сильнейший оргазм, я даже на мгновение потеряла сознание. Очнувшись, я обняла Стефанию и облизала, собрав свои соки с её лица.

Теперь была моя очередь. Стянув с неё одежду, я уложила любовницу на пол и начала с ушек. Поочерёдно облизав и покусав каждое, я перешла к шейке, грудям, животику и, наконец, добралась до её бутона. Игралась я с ним долго в своё удовольствие. Стефания кончила несколько раз, изорвав свою кофточку едва ли не в клочья зубами, чтобы не орать. Немного отойдя, мы легли в обнимку.

 — Я влюбилась в тебя с первого раза, когда увидела на том шоу, — сообщила Стефания. — Потребовалось врмя, чтобы тебя найти. Но уже тогда я решила, что никогда с тобой не расстанусь.

 — А то, что я с собаками трахалась... — спросила я.

 — Какая чушь! — воскликнула Стефания. — Мне всё равно, трахалась ты или нет! Главное, что ты будешь со мной. Кстати, — она лукаво покосилась на меня, — я почему-то думаю, что ты не оставишь этого.

 — Собственно, да, — сказала я без смущения. — Однако, хочу предупредить, что в монашки не пойду!

 — А не надо, — усмехнулась Стефания. — Меня если ещё не выгнали из монашествующих, то скоро это будет.

 — То есть? — изумилась я.

 — Сестра Марфа, чтоб её на том свете черти хорошо пожарили, настрочила кучу доносов, — рассказала бывшая настоятельница, — нагрянула комиссия сверху, нашли кучу недостатков и сказали, что меня ждёт духовный суд. Наворотила я там немало, конечно. В лучшем случае что меня ожидало — монахиня в богом забытой обители под неусыпным контролем до конца жизни. Мне это не очень понравилось, да и о тебе от беспокойства я с ума сходила. Поэтому я послала всё это подальше. Приняли вариант, с меня снимают постриг по моей просьбе за не совместимые с монашеским саном пороки.

 — Ну и к счастью! — я обняла и поцеловала Стефанию.

Она обхватила моё личико ладонями, её глаза сияли как маленькие солнышки. Мы слились в страстном поцелуе. Потом вдруг я отстранилась и спросила:

 — А как ты узнала, что я на свободе?

 — Сначала мы узнали, что ты пропала вместе с сестрой Мартой, — объяснила Стефания. — Потом нашли тело сестры. Мысль о том, что это ты убила сестру Марту мы сразу отмели как идиотскую, тем более, что на месте о¬тались следы машины и третьего лица. Стали искать, вышли на бабку, узнали адрес. Я бросилась туда и опоздала на несколько часов, ты уже исчезла. Где тебя искать было? И тут я вспомнила: сейф! Ты же обязательно вернёшься за содержимым сейфа! А как её искать, если не от монастыря? Я готова была ждать тебя сколько угодно, хоть месяц, хоть год, но дождаться тебя.

Я поцеловала её, а Стефания хихикнула:

 — Всё гениальное просто, любовь моя.

 — И ещё одна мелочь, Кукла, — стала серьёзной Стефания. — Я хочу извиниться за ту пытку. Но у меня просто не было выхода. Я заметила слежку от Марка. Если бы я не устроила этого, то, боюсь, просто током ни ты, ни я не отделались. Итогом пытки бы стали два истёрзанных трупа.

 — Дурочка, — целуя, шепнула я. — Я давно простила тебя. Просто я почему-то была уверена, что ради денег ты этого делать не будешь, ни со мной, ни с кем-либо другим.

И мы вновь занялись любовью.

*****

Если вы думаете, что это конец моим приключениям, то зря. Может быть, позже я поведаю вам о них. А пока до свидания, меня зовёт любимая Стефания! Чао!

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх