Монолог

Страница: 1 из 2

Зачем я это пишу — не знаю. Может быть, ради того, чтобы, хоть иногда, на этом сайте читались истории, в которых — всё правда,

и ни капли, плохо придуманной, лжи?

Зовут меня — Рита. Замужем. Двое детей, и муж. Вполне, самодостаточная семья, в которой, наряду с сексом, существуют ещё не мало вещей, которые, вместе, определяют понятие « созвучие душ и тел».

Об этом я и буду писать.

Но, прежде всего, я расскажу о себе, и о том, что, где-то, лет

с четырнадцати, я встала перед неопровержимым фактом, что меня очень интересует секс, и всё, что с ним связано. Но, мне не хватало подслушивания звуков, которые по ночам, раздавались

в спальне родителей. Рассказать маме, что я по три, четыре раза

в день, маструбирую — я стеснялась. Впоследствии, именно мама, направила меня на путь истинный. Но, одной из черт моего характера, является то, что если я чего-то хочу, то я этого, рано, или поздно, добьюсь. Это и было причиной, что в киоске, который находился недалеко от дома, я стала завсегдатаем.

Там продавалась порнуха, всякая сексуальная литература, и пособия по сексу. Я, как могла, объяснила продавщице, что мне уже, скоро шестнадцать лет, и мама послала меня сюда, чтобы она помогла мне выбрать сексуальное пособие... Продавщица кивнула головой,

и выложила на прилавок три книги. Денег у меня хватало всего на одну книгу. Я, наугад, выбрала одну из стопки, и поспешила домой.

Когда родители пошли спать, я открыла книгу, и через некоторое время, поняла, что это то, что мне нужно, и это определит всю мою будущую жизнь... Там я, впервые, узнала, что существует анальный, и оральный секс. Не было того, у которого я согла бы взять в рот. Но, маструбируя, и вводила палец в попу, и у меня, буквально, срывало крышу. Через пол года, я спокойно могла вводить три пальца, и трахать себя до одурения.

И, тем не менее, мне казалось, что то, чем я занимаюсь — это чистый разврат, и с этим нужно кончать. А кончать так не хотелось!

Это и было причиной тому, что я решила поговорить с мамой,

и рассказать обо всём, что со мной происходит.

Она внимательно выслушала меня, и сказала:

 — Дурочка... Это все, или по крайней мере, большая часть людей, делают.

 — И это не извращение?!

 — Нет. Это, вполне, нормально.

 — А, ты тоже так делала?

 — Конечно.

 — И в попу тоже?

 — И в попу... Но, тебе нужно знать, что есть женщины, которые предпочитают сношаться только в попу. Потому, чаще, пользуйся писей, ибо я не хочу, чтобы ты была причисленна к этому контингенту женщин. Половинчатность — не для тебя.

 — А теперь ты уже не маструбируешь свою попу?

 — У меня есть твой папа. И, я очень хочу, чтобы и у тебя был такой муж.

***

Я училась на первом курсе — он на пятом. Среднего роста, слегка косоглазый — он мне не нравился. Но, когда он предложил мне пойти с ним в ресторан, я сразу поняла, чем это кончиться. И хоть,

я к нему ничего не чувствовала, я согласилась.

Сидя в ресторане, я ему настоятельно разъяснила, что я ещё девственница, и хоть моя плевра (как я поняла, после последнего визита к гинекологу) находится очень глубоко — я не согласна.

Он молчал, а я думала, что неужели этот болван не может предложить трахать мою попу?

Когда я поняла, что этот вечер опять кончиться моей маструбацией, я ему сказала, что он может трахать меня куда хочет, но не

в писю... Более блаженной улыбки я не виидела...

Его, среднего размера член, смазанный вазелином, без всякого сопротивления, вошел в мой зад, и я, охнув, почувствовала разницу между пальцами и членом. Он осторожно двигался во мне, а мне нужно было глубже и сильнее:

 — Я хочу сильнее! Не бойся! Трахай мою ненасытную жопу! Не жалей меня! О, мамочки! Это невозможно хорошо! Я так давно этого ждала!

Мои крики, шарами, катились по комнате, с него лил пот,

и крупными каплями, капал мне на спину. Я вертелась на его члене, оргазм за оргазмом, накрыавали меня волной, я не хотела, чтобы это кончалось, м вдруг! Не выдержав, он выдернул член из попы, и со всей силы, воткнул мне в писю. Я, буквально, взвилась, но не от того, что он не послушал меня. А, от того, что более сокрушмтельного оргазма я в жизни не чувствовала. Внутри меня, как будто бы, что-то взорвалось, я закричала, и упала головой на подушки. Спазмы сокращающейся матки, сводили меня с ума! Меня трясло, как в лихорадке, а он всё сильнее и сильнее втыкал свой, стоящий колом член, и весело приговаривал: «А мы уже в луже! Теки, девочка, теки!»

Я не помню сколько времени продолжалась эта скачка? Он кончал,

и опять начинал, мой анус превратился в большую, зияющую дыру, пися, раскрытая настежь, изливала из себя потоки влаги,

а мне было всё мало и мало.

И, тогда, поочередно, втыкая свой член — то в зад — то в писю, он довел меня до того, что я потеряла сознание.

***

Когда я вернулась домой, то увиделу маму, стоящую у окна...

 — Ну, почему ты не сказала, что не вернёшься домой?! Mы всю ночь не спали! Где ты была?

 — У Андрея.

 — До утра?

 — Да...

 — Ты спала с ним?

 — Он мне не дал спать.

 — Понимаю... Я надеюсь, что ты не дала ему писю.

 — Я ему сказала иметь меня только в попу, а он сам взял.

 — Он тебя порвал?!

 — Нет.

 — Тебе болело?

 — Наоборот. Я даже не думала, что так может быть.

 — Тебя поздравить?

 — Да, мамочка! Теперь я знаю, почему ты, по ночам, так громко стонешь.

 — Значит, ты выыбрала его в роли своего друга?

 — Чего, вдруг? Просто, мне и ему подходят такие отношения.

 — И ты к нему ничего не чувствуешь?

 — Мне достаточно чувствовать его.

 — И, как он в постели?

 — У меня нет с чем сравнить.

 — Ничего... Он не первый, и думаю, что и не последний.

 — А, папа, у тебя какой по счёту был?

 — Первым, и последним.

 — И ты, никогда, кроме папы, не с кем не была?

 — Была...

 — Я не понимаю. Расскажи!

 — Расскажу, как-то.

 — Нет! Сейчас! Я от тебя, ничего, не таю.

 — Ладно... Ты ещё была маленькая. И, когда твой дядя и тётя, собирались уехать в Штаты — они прехали к нам простится. А твоя тетя Клара, сколько я её помню, была очень продвинутой по части секса.

 — Больше, чем ты?

 — Намного. И уже в первый день она завела разговор, о том, что она не прочь переспать с дядей Семёном, и твоим папой.

Мне показалось, что я ослышалась, но это было не так. В конце — концов, этот разговор привёл к тому, что мы вчетвером, оказались у нас в постели. Что такое «сэндвич» я знала только по наслышке.

Тётя Клара решила просветить меня на деле.

Они её взяли одновременно. Она уселась на дяде Володе, воткнула его член во влагалище, и велела папе всунуть ей в звд. Так они сношали её, где-то минут двадцать. Она визжала, как сумасшедшая.

Потом, наступила моя очередь. И хоть я боялась, что они меня порвут — я решила попробовать.

 — И, как ощущение?

 — Невероятное... Потрясающее... Я, даже затрудняюсь тебе объяснить. Это не только максимальное наполнение двух отверстий. Это ещё и беспрерывное трение двух членов о стенку, разделяющую анус и влагалище. Я кончала без конца.

 — А, это болело?

 — Только, вначале. И так продолжалось, все восемь ночей, пока они не уехали.

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх