Умник и умница

Страница: 1 из 3

Вот уже целых полгода Савелий встречался с Верой. Он каждый день привык просыпаться и засыпать с удовлетворением счастливца, обладающего чем-то очень ценным и важным, чем, уж конечно, каждый мечтает обладать, да не всем дано. Этой ценностью была его девушка. Вообще-то Савелий был из тех, кого иронически называют «нецелованными». В свои двадцать лет он ещё не имел сексуального опыта, только онанировал с четырнадцати лет да по временам видел во сне какие-то совсем уж невероятные в своём извращенском размахе сцены. Более того, все свои школьные годы он провёл в особой мужской гимназии, а иных знакомств, помимо школьных, почти не заводил в силу своего довольно стеснительного характера. Так что к моменту поступления в вуз Савелий не мог похвастаться ни одним сколько-нибудь продолжительным контактом с противоположным полом. Но уже в первые месяцы учёбы на геологическом факультете, куда он поступил без особых колебаний и трудностей (потому что ещё класса с седьмого мечтал стать учёным-геологом, да и вообще по жизни был изрядным заучкой и книжным червем), Савелий начал засматриваться на своих однокурсниц.

После нескольких совершенно неудачных попыток, сам прекрасно осознав свои глупейшие ошибки и приписав их издержкам учёбы в «голубятне» (так в этом городе недобро называли экспериментальную мужскую гимназию), он всё же сумел закрутить роман с примерно такой же, как сам, зубрилкой и отличницей.

Вера действительно во многом походила на Савелия в плане старательности в учёбе и предпочтения общества книг (преимущественно научных) обществу людей. Должно быть, тут главную роль сыграли довольно деспотичные родители, постоянно требовавшие, чтобы дочь уделяла большую часть времени учёбе. Впрочем, и у Савелия характер сложился явно под влиянием семьи: бабушка задалась целью и выучила его читать уже в четыре года, а отец — тот вообще был профессором, доктором философских наук, так что ничего удивительного. И вот произошла встреча двух «ботанов» в коридорах одного из самых «ботанских» факультетов. Она была на два курса старше его. Савелий сразу, как только услышал, что Вера тоже занимается наукой с первого же курса и ездит на конференции, в экспедиции, решил, что как раз такой и должна быть его будущая жена. Жена? Да-да, этот чересчур правильный юноша искренне был уверен в том, что естественным и обязательным итогом первого же удачного романа должен стать брак. И, несомненно, брак на всю жизнь, как у недавно умершего в глубокой старости дедушки и пока ещё живой, но тяжело больной и телесно и на голову бабушки.

Какая удача: если все предыдущие попытки сблизить отношения с понравившейся девушкой в первые же дни наталкивались на полное равнодушие или даже раздражение (мол, нужен ты мне, увалень очкастый), то Вера как-то сразу дала понять, что ей приятны ухаживания Савелия, хотя они порой и бывали неловкими и даже смешными. Первое время Савелий ужасно жался, конфузился, мысленно боялся отвратить от себя девушку какой-нибудь досадной глупостью, а также постоянно оглядывался вокруг, нет ли у Веры уже парня, к которому она обязательно тут же уйдёт при первой же серьёзной мысли, кого выбирать. Но нет, время шло, а Вера ничем не проявляла какого-либо намерения прекратить свидания, и, насколько Савелий мог судить по всё расширявшемуся кругу общих знакомых, никаких парней — потенциальных разлучников на горизонте не маячило. Вот только любовь была какой-то уж чересчур платонической: дальше ходьбы под ручку, лёгких объятий и кратких поцелуев дело не шло. А Савелий онанировал почти каждую ночь и думал об одном: когда? Где та грань, думал он, за которой любящая девушка даёт? Что нужно, чтобы она действительно захотела этого? Савелий просто не мог допустить мысли о приставании к своей трепетно любимой Верочке, но вместе с тем жутко переживал, что первого шага она ждёт именно от него и, не дождавшись, может разочароваться в нём.

Каждый новый этап в их отношениях Савелий твёрдо отмечал в своей памяти. Первый раз взялись за руки, первое объятие, первый поцелуй взасос... Савелий, конечно, знал понаслышке, что у других пар роман зачастую бывает бурным, и ему очень хотелось, чтобы и у него было всё и как можно быстрее. Но увы. Не с его деликатным характером и заниженной самооценкой было ловить момент и хватать быка за рога. Савелий прекрасно понимал, что его удел — робко надеяться на чудо.

И вот, спустя полгода после их знакомства, Савелий и Вера танцевали свой первый танец. Дискотеки они оба никогда не посещали и потому их первый «медляк» происходил в квартире Савелия, где они находились одни (родители на три дня уехали на дачу, а слепая, глухая и полоумная бабушка, постоянно лежавшая в другой комнате, была не в счёт). Стоял декабрь, и уже стемнело, но свет они не включали. Никудышный танцор, Савелий всё время натыкался на Веру своим членом, который постоянно стоял, оттопырив штаны. Поскольку она прижималась к нему достаточно близко, то не могла не ощущать его органа, красноречиво говорившего об «интересном» физиологическом состоянии парня. И вот, в один из тех разов, когда Савелий, неуклюже разворачивая своё полноватое тело, упёрся пахом прямо в оголившийся из-под топика живот невысокой Веры, она негромко и с какой-то новой ноткой в голосе произнесла:

 — Ой! Ну надо же, а у Сенечки что-то стоит! Хотя это, конечно, хорошо: всего-то прикоснулся ко мне — и уже стоит, а уж потом-то что будет!..

Если ещё минуту назад Савелий ощущал учащённый пульс от стеснения одновременного вожделения и боязни отпугнуть прекрасную Верочку своей дурацкой палочкой, то теперь сердце его заколотилось так, что он почувствовал явственные удары о внутреннюю поверхность рёбер. Он понял, что Вера не против того, что он, не скрывая, хочет её, а совсем наоборот — ей приятна эта мысль! Так день настал, подумал он. Ведь никогда раньше его благовоспитанная Верочка не говорила ему ничего подобного. Странно и почти невероятно слышать эти недвусмысленные слова, да ещё сказанные в этом соблазнительном, дерзком тоне, от казавшейся всегда такой правильной и безгрешной девушки — молодой учёной. Савелий скорее мог бы представить себе подобную фразу от какой-нибудь модной клубной цыпочки, на чьи атласные ноги, оголённые от краешков ультракоротких шорт и заканчивающиеся вожделенными ступнями, отнюдь не скрытыми тоненькими ремешками сандалий, он столько раз заглядывался... Но ему такое и так говорит его собственная девушка! Она, конечно, на чисто объективный взгляд, не так сексуально притягательна, как иные встречающиеся на улице молодые красотки, легко одетые по случаю жаркой погоды. Она редко ходит так, чтобы на виду были оголённые от бёдер ноги, босые или обутые в открытую обувь (предел эротических мечтаний Савелия ещё с самого нежного возраста). Она слегка полновата и не отличается точёной фигуркой. Но всё это вздор. Зато она своя — родная и любимая девушка, за эти месяцы достаточно доказавшая свою преданность и доброту.

Но не успел Савелий ещё пережить до конца первую радость от осознания, что всё-таки предмет обожания его хочет, как Вера ещё больше удивила его.

 — Иди ко мне! Сегодня ты мой! — ещё слаще сказала она и, притянув к себе своего витающего на седьмом небе парня, принялась его обнимать, целовать и ласкать так, как раньше никогда не делала.

Господи, мелькнуло в голове у Савелия, как всё же похожи все девушки! Ведь он столько раз встречал абсолютно те же слова, вложенные в уста героинь фильмов и книг о любви. Теперь его опасения быстро покидали его. Он смелел, потому что понимал, что ничем не хуже других, а может, в чём-то и лучше, ведь не у всех его знакомых парней были девушки!

Вера между тем всё чаще проводила руками у него вокруг таза, потом она качнула его корпус и качнулась вместе с ним, отчего они вдвоём упали на диван. А компьютер наполнял комнату дивными песнями какой-то малоизвестной группы, косящей под знаменитую Enigm"y. Савелий растворял музыку в своём сознании, думая,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх