Раньше меня звали Наташа

Страница: 2 из 4

и зажал его в руке.

Итак, сказал Виктор, вот ты тут сейчас стоишь голая, в незнакомом городе и незнакомой квартире, я мну твои соски, ты от этого млеешь. Скажи ка мне на кого ты похожа сейчас?

Я конечно подумала, что я веду себя как настоящая шлюха и дура, но ответила — «Не знаю».

На что Виктор вывел меня из ванны опять в комнату и сказал — запомни правило, ты не должна говорить мне «не знаю», если я что-то спрашиваю конкретное. И толкнув меня на диван начал меня пороть. Как сейчас помню, я получила за свое «не знаю» пять обидных и очень чувствительных ударов ремнем.

После порки мы прошли опять в ванную комнату, Виктор показал мне мою попу в зеркале и спросил снова — ну и на кого ты похожа?

В ответ я очень тихо произнесла то, чего бы никогда раньше не сказала — ... на шлюху...

Не знаю, услышал ли мой шепот Виктор, но он достаточно уверенно попросил меня сказать громче. Видимо после того, как я произнесла это слово раз, второй раз мне уже было сказать его проще. И после секундной паузы я произнесла его громче.

Но Виктор потребовал сказать его четче и громче.

НА ШЛЮХУ, сказала я громко.

Сказав это слово, я вдруг поняла, что оно прилипло ко мне, окружило меня и от этого ощущения внизу живота все потеплело и мне даже стало как-то легче.

Но Виктор не сдавался, он потребовал сказать, на кого я похожа еще!

В ответ я произнесла — на проститутку, шалаву.

Ты хорошо справляешься и делаешь успехи, сказал Виктор, и погладил меня по бедру.

 — Но продолжим урок дальше. Итак мы теперь знаем, кто ты есть на самом деле. Эти три дня я тебя буду называть шлюхой, шлюшкой или как-то так. Хотя может и придумаю, что-нибудь другое...

А теперь перейдем к твоему телу.

 — Скажи мне, что это и он указал ремнем на мою грудь.

 — Грудь, сказала я растерявшись... Почти сразу сообразила, что опять сказала не то, но было уже поздно, так как Виктор заявил, что груди у меня быть не может. Грудь она у порядочных женщин, у девочек, а я кто? Я шлюха. А у шлюх не грудь, а сиськи или вымя. Вот посмотри на себя, продолжал он, разве это грудь? Такой объем иначе как выменем и не назовешь! Ну ка скажи мне, нравится тебе называть ЭТО своим выменем.

К своему удивлению, я нашла унизительный эпитет возбуждающим и ответила — да, это мое вымя. Прошу прощения.

Дальше, он указал на промежность и сказал: а это как будем называть?

Тут уже я сообразила и сказала: Дырка.

Почти сразу добавила: Пизда, пизденка.

Отлично! Сказал Виктор.

Ну пошли в комнату, выпьешь еще вина.

Мы прошли в комнату, где он протянул мне бутылку и сказал: пей сразу из горла. Шлюхам можно.

Я входя в роль выпила несколько глотков и хотела отдать бутылку Виктору, но он сказал: Хочу, чтобы ты выпила половину. Пей!

Мне пришлось подчиниться. В глубине души я уже понимала, что не подчиниться я уже не смогу. Не смогу потому, что уже власть над собой я отдала и напиваясь этим вкусным вином я довершаю дело. Но я хотела отдаться, причем отдаться так, что бы испытать всю сладость потери власти над собой.

Почти сразу вино ударило в голову, да и как могло быть иначе — я в то утро и не ела почти ничего. Только стакан чая в поезде и несколько печенюшек.

Тем временем, Виктор приказал мне сесть на пол.

Я хочу, что бы ты знала — начал говорить он — что я хочу сделать с тобой в эти три дня.

Первое, это мне хочется насладится твоим телом. И ты должна помочь мне в этом, так как твоя роль в этом мире давать насладится другим тем способом каким они захотят — дырками ли, или еще как не важно.

На секунду он замолчал и потом произнес — кстати, только что придумал: будет прикольно называть пизденку нижней дыркой, жопу задней, а рот верхней... И он улыбнулся.

Нравится тебе так? Спросил он меня?

 — Да, сказала я. Хочу что бы рот назывался верхней дыркой.

В моей голове загудело от выпитого вина, я почувствовала, как мое тело наливается жаром и как опять начинает жить своей жизнью вагина. В минуты сильного возбуждения и особенно под алкоголем, мышцы вагины могли начать ритмично сокращаться, и если пустить дело на самотек могло довести дело до полуобморочного состояния.

Эй, шлюшка, ты меня слушаешь, вдруг донеслось до меня и я почувствовала щипок за сосок.

Оказалось я ушла в себя и не услышала каких-то слов Виктора.

Так вот, продолжал он.

Я обучу тебя правильно себя вести, и хочу тебе еще сказать, что каждый час, ты все больше и больше будешь ощущать себя рабыней и шлюхой. Даже если ты сейчас уже таковой себя ощущаешь, то завтра ты поймешь, что это еще вовсе не то, что это мелочь. А перед отъездом, я надеюсь, у меня получится сделать так, что бы ты решила, что иной роли, кроме рабской у тебя и быть не может.

Тебе нравится ощущать себя рабыней?

В этот момент он запустил палец мне в пизденку и...

О! Да ты полна сюрпризов!

Я вижу ты не только вся мокрая, но буквально пульсируешь от возбуждения. Вопрос про рабыню снимается!

Но перед тем как тебя в первый раз трахнуть, я тебя еще разок накажу. Это будет наказание за то, что ты меня плохо слушала.

Я хотела было встать и растянуться, как и в прошлый раз на диване, но Виктор остановил меня и сказал, что теперь я уже не та, что час назад. И мне надо чувствовать себя на полу весьма комфортно. Диван это большая награда и вообще он не для тебя.

Ложись на живот прямо на полу, сказал он мне. Я подчинилась и легла животом на пол. Пол не был уж очень грязным, однако его явно не мыли несколько дней. Это было очень хорошо видно, лежа носом в пол. Но опят неожиданно я поняла, что мне нравится ощущать на своем чистом теле грязь, нравится понимать, что я грязная. Грязная и внутри, и в мыслях и внешне. От этой мысли, алкоголя, который все больше пьянил меня, от ударов проклятая вагина запульсировала вновь.

Виктор быстро снял с себя брюки, приказал мне лечь на диван и без подготовки вошел в мою пизду.

Я ему не говорила, что я девственница, но он видимо с первых же толчков понял это и так. Потому что увидев кровь сказал — да ты сучка и не трахалась оказывается раньше!

Ну ничего, это даже хорошо... и дальше не договорив, он стал жестко сношать меня.

Как я уже писала, я была маленькая девочка, да и пизда не разработанная и его наверное достаточно крупный член, как мне казалось доходил до желудка. Я не испытала боли от дефлорации, я испытывала лишь какое-то животное чувство, все человеческое ушло из меня, а моя пизда жила своей жизнью сокращаясь и высасывая хуй Виктора. Каждый его толчок эхом отражался сокращениями вагины и тут же наступало ощущение нирваны. Сколько это продолжалось не знаю. Но через некоторое время Виктор хлопнул меня по попе ладонью и сказал — вставай шлюха, ты мне нужна. С этими словами он сел в кресло, я подошла к нему.

 — Садись на колени и облизывай мой член. Вон сколько крови из тебя натекло!

Я села на колени и принялась слизывать кровь. Кое-где она уже подсохла, но я старательно ее слизывала. Довольно скоро от моих стараний член Виктора снова встал.

 — Ну что, давай покажи, как ты умеешь сосать. Будешь плохо сосать, будет суровое наказание! Хотя нет, сказал он, Подождем малость, я хочу растянуть момент. Кроме того, настал момент нового урока.

Из шкафа он достал ошейник и поводок.

Вот смотри сука, это теперь твоя одежда. Снимай туфли, и подползай на четвереньках ко мне. Я тебе его одену.

Все же ошейник был для меня уже слишком. Этого я не хотела, но пока я раздумывала, как это сказать, время было упущено и ошейник был повязан мне. Я рассталась с еще одним кусочком своего старого мира.

Теперь, Виктор притянул меня за ошейник к себе и сказал — ну вот а теперь соси сучка.

Я принялась сосать. Но видимо отсутствие ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх