Раньше меня звали Наташа

Страница: 3 из 4

опыта или просто усталость и выпитое давали о себе знать. Виктору не понравилось, как я это делаю.

Моему унижению не было придела, когда он отстегнув поводок от ошейника стал этим самым поводком стегать меня по спине и ругать — соси сука лучше.

 — Что ленишься?

В этот момент пришла мысль, что действительно все что было до этого это еще мелочи по сравнению с тем, что я сосу член человека которого увидела сегодня первый раз, но при этом он меня еще и стегает поводком по заднице и спине. Ощущение того, что я и есть грязная шлюха и блядь заполнило меня. Оно было горьким и сладким одновременно. Вагина вновь запульсировала и видимо я настроилась таки на нужную волну, потому что Виктор перестал меня стегать, а стал теребить мое вымя. Вскоре он кончил. Его сперма стала выстреливать мне прямо в рот и попадала в горло, я закашлялась и упала к его ногам задыхаясь. Он ни сколько не испугался и не пожалел меня. Лишь стал теребить пальцами ног ближайший к себе сосок.

 — Учись шлюшка сперму глотать, сказал он мне. Будешь учиться то? Спросил он меня.

 — Да, буду — ответила я.

Незаметно настал вечер.

Активная стадия моих истязаний и унижений прекратилась.

Если конечно не считать того, что руки мне были заведены за спину и на руки были одеты наручники. В итоге действовать я теперь могла лишь ртом. Никогда у меня не было такого состояния — голодная, слегка протрезвевшая, но все еще пьяная, я сидела грязная и помятая и при этом хотела есть, секса и спать. Все три ощущения я испытывала одновременно.

Виктор решил меня покормить.

Я сидела голая у его ног, а он давал мне со своих рук кусочки еды и говорил.

 — Воспитание, часто связано с дискомфортом. Я буду редко тебя кормить, что бы ты была рада получать еду из моих рук или же есть из собачей миски так, как едят собаки — выхватывая зубами куски пищи.

Если бы ты была не очень голодная, то ты бы не испытала радости насыщения, а значит и не получила бы нужного воспитания.

* * *

После ужина, Виктор налил и поставил на кухне стальную миску и наполнил ее вином.

 — Проститутка, иди сюда, сказал он мне.

Я на четвереньках подошла к миске.

 — Вот это, сказал Виктор, твое. Ты должна теперь будешь пить, как это делают собаки — лакая жидкость. Всасывать ее или пить через край нельзя. Попробуй.

Я подошла еще ближе к миске, нагнулась и стала лакать по-собачьи.

Лакать было не удобно, почти все вино стекало с языка и в рот почти ничего не попадало. Лакание из миски меня возбуждало, я чувствовала себя настоящей собакой, собакой увлеченной едой. Я даже стала пытаться найти более удобную позу и одновременно мне хотелось быть в этот момент эротичной — я чуть расставила ноги, выгнула спину, а упираться в пол стала не ладонями, а локтями. Эта поза мне показалась и удобной и дерзкой. Я не видела Виктора, но знала, что полностью открыта его взглядам где бы он не стоял. Мои дырки не скрывало ни что, а полная грудь свисала почти до пола.

Дело шло медленно, но процесс мне нравился. Сколько все это продолжалось я не знаю. Но наверное не меньше получаса. Так или иначе, я изрядно напилась этого вина. И то ли вино уже начало впитываться, то ли я надышалась его паров, но оторвавшись от миски я поняла, что пьяна так, что даже разреши мне Виктор встать на ноги, я бы так и осталась стоять на четвереньках или упала бы.

Оторвавшись от миски, я оглянулась по сторонам.

Виктор, посмотрев на меня, сказал — хороша шлюха, вся в вине, глаза пьяные.

В тот день, он еще раз трахнул меня. И во время секса я получала удовольствие от того, как он грубо брал меня. Быть может именно в этот момент я только и ощутила себя просто самкой, самкой которая рада доставить удовольствие и рада когда ее берут.

Спала я одна в комнате, на небольшом матрасе, вытянуться на котором я не могла. Поводок был привязан к батарее парового отопления. Что бы не лежать на голом полу, мне пришлось подтянуть ноги к подбородку и обхватить колени руками.

* * *

Виктор разбудил меня с утра, довольно больно ткнув носком ноги в задницу.

 — Просыпайся шлюха. Сегодня новые уроки, сказал он мне.

 — Для начала, продолжал он, маленькая экзекуция. То есть порка. Порка нужна для того, что бы ты не забывала свое место. Второе, теперь ты должна говорить о себе лишь в третьем лице и называть себя Проституткой. Поняла?

Я на мгновение замялась, соображая, как это себя называть в третьем лице.

Но после того, как очередной раз получила тычок в задницу, сообразила и ответила:

 — Проститутка поняла.

Называть себя проституткой оказалось приятно. Оказалось, что когда называл меня шлюхой Виктор, то это было что-то не полное, а когда я стала называть себя так сама, то ощущение стало гораздо полнее.

А третий сюрприз узнаешь потом, сказал Виктор и улыбнулся.

Утренняя порка была для меня очень болезненна, я выла почти не переставая, хотя пороли меня все-то ремнем и явно не сильнее вчерашнего. Видимо сказывалось то, что порят меня второй день подряд.

После порки, Виктор вновь привязал мой поводок батарее и сказал — посиди тут, я скоро вернусь. И сиди тихо, не то сильно накажу! После чего вышел из комнаты и квартиры, судя по хлопку дверью.

Сидеть на полу, привязанной к батарее мне было скучно. Из окна не много сквозило, поэтому быстро стало еще и довольно холодно, но хуже всего было то, что я захотела в туалет.

К счастью, Виктор ходил не очень долго и я с радостью услышала отпираемую дверь. Отчего-то подумалось, что так же наверное радуются домашние собаки, когда понимают, что настал момент, когда их поведут гулять.

Но радость была не долгая, потому что я услышала, что Виктор пришел не один — из коридора донесся приятный женский голос. И вскоре Виктор вошел в комнату в сопровождении красивой девушки.

Девушка была лет 25, стройная брюнетка и очень красивая.

Вот Александра, смотри кто у меня тут есть, и Виктор подвел девушку ко мне.

 — Ее зовут Шлюха или Проститутка. Как тебе будет угодно, сказал Виктор. В прочем... можешь называть ее как хочешь. Еще два дня она моя рабыня. Ну и твоя тоже. Мне надо отойти на пару часиков. Последи, что бы она не хулиганила тут. После чего развернулся и попрощавшись с Александрой ушел.

Быть голой рабыней Виктора я уже как-то привыкла. И с вечера мне было даже не стыдно и признаюсь даже приятно. Но быть битой, ходить голой и терпеть все, что по моей роли мне было нужно в присутствии двоих людей, а особенно этой девицы мне было стыдно.

Стыд, стыд и еще раз стыд, сковали опять меня.

Но стыдно Александре видимо не было. Она отвязала меня от батареи и больно потащив за поводок вывела на центр комнаты.

Ну, шлюшка, покажи, что тут у тебя есть, сказала Александра.

После чего бесцеремонно пощупала меня между ног и пощипала за сиськи.

 — Ну и уродина ты, скзала она. Пизда сухая, сиськи до пола. Сука ты и есть сука, брезгливо бросила она.

От этого мне стало еще больше стыдно, хотя вроде бы предел уже был достигнут раньше.

После этих слов, она включила телевизор, уселась на диван и подтащив меня за поводок, вытянула ко мне свою стройную ножку и сказала — Я люблю, когда мне лижут ступни и пальчики. Приступай шлюха, не теряй времени. Я никогда не лизала чужих ног, это было на мой взгляд мерзко и противно. Заметив то, что я не начинаю ласк, она размахнулась и со всей силой хлестнула меня по спине поводком. Боль была такая сильная и не проходящая, что у меня потемнело в глазах. Охнув я высунула язык и стала лизать ногу. Но этого Александре было мало, она развернула меня так, что бы я могла одну ногу лизать, а другую можно было положить на меня так, как кладут на стул или какую подставку.

С непривычки, довольно ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх