Галаксион два: звездный десант

Страница: 3 из 4

Когда капрал Куролесов уронил его на землю, он ударился виском о камень и умер сразу же.

 — Ох уж мне этот капрал Куролесов... — проворчал полковник. — Вечно от него одни проблемы.

 — Он хороший солдат, сэр, — осторожно заметил подчиненный.

 — Именно поэтому он до сих пор не разжалован, — оборвал его командир. — Но нам надо выяснить, что знает эта женщина. Где находится корабль, ведь не могли же они возникнуть тут из ниоткуда.

 — Вы правы, сэр. Но как?

 — Если не действуют методы обычного насилия, применять надо насилие утонченное, — полковник пронзительно глянул на собеседника своими водянистыми глазами, и тот непроизвольно поежился. Господин полковник Уэф был в своем роде легендой бригады. Говорили, что этот невысокий и ничем не примечательный мужчина в свое время перебил больше колонистов, чем весь имперский флот. Что он не знает ни жалости, ни сострадания, ни неуверенности. И это вполне могло быть правдой. Потому что в сражении за северный Палеоз именно Уэф отдал приказ о ядерной бомбардировке, что сожгла миллионы женщин и детей. — Она держится на силе воли. Я видел таких в свое время. Их тело можно изломать и растоптать в пыль, но дух не позволит им даже стонать, умирая. Замок — это воля. Сломать эту волю — найти ключ к замку.

 — И как это сделать, сэр?

 — Воля покоится на чувстве гордости, собственного достоинства. Сейчас она знает, что является пленным солдатом, сильным, не сломавшимся под пытками электротоком и наркотиками. Но что, если она окажется в несколько иной роли? Что, если ее гордость подвергнется унижению, проверенному тысячелетиями существования человеческого общества. Вы сказали, она ослаблена?

 — Да, сэр. Замедление реакции, вялость мышц — наркотики дают о себе знать.

 — Отлично. Тогда все пройдет гладко. Немедленно отправьте ее в четвертую казарму. Там сейчас отдыхает взвод Килпатрика. Отправьте ее туда в таком вот виде, — он кивнул в сторону стекла. — Скажите ребятам, что это мой подарок. Пусть вволю порезвятся. Но она нужна мне живой.

Киа не понимала, куда ее ведут двое молчаливых конвоиров, держащих ослабшую пленницу за руки. С трудом переставляя босые ноги, она мутным взором пыталась окинуть пространство перед собой. Но сначала было темно, потом вдруг по глазам ударил яркий свет, потом снова стало темно. И наконец, темнота сменилась неярким, но сильным освещением.

Ее грубо втолкнули в какое-то помещение, расстегнули наручники и хлопнули дверью за спиной. Пытаясь сфокусировать взгляд, девушка подняла голову и посмотрела перед собой. Через пару секунд она увидела, что стоит на пороге очевидной казармы, с рядам многоярусных кроватей, многие из которых были сейчас заняты мужчинами. Все эти мужчины были мощны телосложением, буквально бугрились мышцами, видневшимися сквозь серые майки или вовсе не сокрытыми. Среди них оказался и поймавший ее человек-гора, первый ощерившийся в довольной улыбке.

 — Эй, парни! Гляньте-ка сюда! Какую попку к нам занесло! — воскликнул он, указав на Исимуру пальцем. Та вдруг вспомнила, что стоит голая и босая, а жадные мужские взгляды уже шарили по ее телу. Сил не было даже на то, чтобы прикрыть грудь и пах. Солдаты похотливо рассматривали ее весьма, надо сказать, роскошное тело. Великан вразвалочку приблизился к девушке, сверкая чудовищно переразвитым торсом. — Сладенькая, наверное.

Он грубо схватил ее за правую грудь. Киа коротко вскрикнула и подалась назад, но мужчина обвил ее талию второй рукой и удержал возле себя. Наминая мягкую податливую сиську, он плотно прижал голую пленницу к себе, заставив ощутить выпирающий из штанов бугор. «Сейчас я тебя оприходую», — сказал он и потащил Кию к ближайшей койке. Сил сопротивляться у нее просто не было, ватные мышцы не слушались команд мозга, и вместо борьбы получились лишь вялые подергивания руками и ногами, вызвавшие хохот зрителей-солдат. Великан швырнул ее на койку, и Исимура упала на спину, раскинув руки. Он деловито спустил штаны с трусами до пола и вышел из них, оставив невзрачной кучкой на полу. Раскинув босые ноги девушки в стороны, он пару секунд рассматривал аккуратно выбритый лобок, а затем направил свой вздыбившийся орган прямо в ее беззащитную пизденку. Навалившись всем своим огромным телом, он вошел в нее. Обессиленная Исимура только открыла рот и тихо застонала. На глаза навернулись слезы. Она почти сразу поняла, зачем оказалась в казарме. Но... Киа занималась сексом всего трижды до этого дня. А сейчас ее собиралась оттрахать толпа солдат.

Великан задвигался взад-вперед, и его горячий поршень начал вдалбливаться все глубже внутрь нее. Продолжая подобно вытащенной на берег рыбе разевать рот, Киа с каждым его движением едва слышно выдыхала воздух, сопровождая это тонким, едва уловимым стоном. Он вгонял свой член, нет, к этому отростку больше подошло бы слово «хуй», в ее дырочку и сладострастно сопел. Мужчина ухватил ее за ноги и задрал их вверх, притягивая жертву к себе, так что из-за его спины всем были прекрасно видны беззащитные нежные пятки девушки, ходившие вверх-вниз следом за волосатой задницей насильника. С каждым его движением, вторгавшимся в нее с все большей силой, внутренне отчаяние нарастало в насилуемой. Сейчас его дубина изольет в нее эту грязную, мерзкую сперму. А потом будет еще один, и еще, и еще...

 — Э, Кил, не кончай в нее, потом брезговать будем! И на нее тоже, будь другом! — крикнул кто-то позади, и великан, согласно хрюкнув, ускорил движения. Вскоре он громко засопел, торопливо вынимая ствол из нее и мощно пятная пол семенем. Расслабленно вздохнув, он отошел к своим штанам. У кровати появился следующий, не такой здоровенный, но тоже бугрящийся мышцами. Он с прищуром поглядел на текущие по щекам девушки слезы и на ее озлобленное лицо и произнес:

 — Ну, чего молчишь, сучка?

 — Да пошел ты в задницу... — произнесла она непослушными губами. — Урод...

 — В задницу, говоришь? — усмехнулся он. — Это можно.

Ухватив девушку за бедра, солдат перевернул ее на живот и с удовольствием хлопнул по упругой попке. «Хороша, хороша», — пробормотал он. Киа почувствовала, как ее анус мажут чем-то. Затем щелкнула расстегиваемая ременная пряжка. Солдат снял одежду и сейчас раздвигал ей ягодицы, приближая к беззащитной попке свой внушительный хуй. Облизываясь. Он приставил его, помедлил, а потом ввел. В этот раз девушка вскрикнула громче, вызвав новый приступ смеха. Вошедшее в нее бревно обожгло попку как огнем, хотя и было предварено неизвестной смазкой. Член тут же потяжелел, затвердел сильнее и начал двигаться внутри нее. Мужчина ухватил жертву за обе ягодицы, сильно сжал их и произнес:

 — Какая ты там узенькая! Как хорошо... Эй, тебя кто-нибудь раньше драл в жопу? Я тебя спрашиваю!

 — Н... Нет... — выдохнула она ненавидяще.

 — Шикарно! Значит, я ее тебе распечатал!

Мужчина задвигался быстрее, руками притягивая ее к себе за попку. Он с немалым удовольствием имел ее в зад, а Киа молча и неслышно плакала от такого унижения. Безнаказанно, без разрешения, цинично эти люди пользовались ее телом как хотели. Солдат нагнулся и провел длинным шершавым языком по ее спине, оставляя вдоль позвоночника влажный след. «Сахарная японочка», — простонал он, и член внутри ее задницы потяжелел еще сильнее.

Кто-то из других солдат не утерпел. Сбросив одежду, он подошел с другого края кровати и потянул голову жертвы на себя. Не обращая внимания на ворчание друга, подавшегося вперед вслед за ее телом, мужчина поднял ее чуть выше, заставив посмотреть на себя. Она видела прямо перед лицом напряженный хуй, ибо размеры уже не позволяли называть их органы приличнее. «Поласкай-ка меня, сахарная ты ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх