Турецкий конец

Страница: 1 из 3

У меня был друг детства. Звали его Мурад. По национальности он был турком. Невысокого роста (наверное, около 165 с), плотно сбитый. Пока я учился в школе, мы постоянно ходили вместе. Ещё тогда, когда нам было по 13—15 лет, когда переодевались после купания, я завидовал ему. Я пошел в рост, был худой и высокий, а у него раньше начали рости волосы на лобке, и член был чувствительно здоровее моего. Он ещё смеялся, что «в корень пошел». После школы я поступил учиться в университет, а он остался в том же селе, где мы выросли. Общаться мы почти перестали.

Прошло лет 10 после школы. Я женился к тому времени уже, и мне однажды нужно было съездить в другой город, там нужно было ехать километров 400. Чтобы не ехать по жаре, я решил ехать в ночь. Съездил в тот день к родителям, там встретил Мурада. Разговорились, оказалось, что у него в том городе родственники живут. Я предложил составить мне компанию, все же дорога дальняя, он не отказался.

По дороге он мне рассказал, что зимой подхватил какое-то воспаление, он мне даже говорил, как называется, но сейчас я уже не помню. В общем, у него распух член, и оттока крови не было. Из-за этого он даже мочиться не мог. Было достаточно опасно, он мог даже вообще член потерять. Наверное, тогда ему было не смешно, но когда он это рассказывал, то уже с юмором, как врачи офигевали увидев его колотушку фиолетового цвета нереальных размеров. Шутили, мол, может не надо лечить — таким органом гордиться можно.

В конце концов, как-то там его вылечили, в подробности он сильно не вдавался, но говорит, и так здоровый был, а теперь вообще женщины не любят с ним спать. Один раз попробуют некоторые, и больше не соглашаются.

Я всегда считал, что женщинам наоборот нравятся члены побольше. По крайней мере, мне всегда казалось, что жене моей толщины моего члена не хватает. Да и в длину иногда послушаешь рассказов, что до матки достают — я далек от этого. Бывало, когда жена возбуждена сильно, у нее там все так растягивается, что, кажется, рука поместится.

Когда мы очередной раз остановились отлить, я встал так, чтобы было видно Мурада, и исподтишка глянул на его член. Он на самом деле впечатлял. Несмотря, что часть его скрывалась в штанах и закрывалась рукой, по оставшейся части было видно, что даже в спокойном состоянии он у него здоровее, чем у меня в стоячем. Особенно выделялась головка. Он был обрезан, поэтому ничего не скрывало толстой смуглой головки. Посмотрев на свой член, я опять невольно испытал приступ зависти. Моя головка по всем параметрам была раза в 3 меньше.

Впрочем, все это пролог. Поскольку потом мы обменялись телефонами и ещё года на 2 потерялись. За это время, он уехал в Турцию. Работал там в какой-то строительной фирме. А позвонил мне уже из аэропорта, когда прилетел оттуда. Я забрал его из аэропорта. Был уже вечер, транспорт в наше село уже не ходил, поэтому я предложил ему остаться у нас, а с утра уже поехать домой.

Мы приехали домой, он оставил вещи, и мы пошли с ним в кафе попить пива и поболтать. Жены не было дома, они собирались в тот день где-то с подругами посидеть.

Сидя за пивом, он рассказывал про свое житье в Турции, но к рассказу, наверное, относится только то, что держали их в черном теле. Жили они всей бригадой в одном месте. Выход за пределы стройки не поощрялся. Похоже, было на то, как живут наши гастрабайтеры в Москве. С женским полом тоже все было плохо, бригадиры и начальники могли себе позволить девочек, а у рядовых рабочих практически не было шансов на половую жизнь. Единственное, что радовало, он по местным меркам неплохо заработал, и теперь мог на отложенные деньги купить себе дом в нашем селе и, наверное, ещё на машину останется.

Пришли домой мы уже почти в 11 вечера. Жены ещё не было. Я умылся, дал полотенце Мураду и отправил его в ванную, сполоснуться с дороги. Сам пошел в гостиную, готовить постель гостю. В это время пришла жена. Причем уже хорошенькая. Они неплохо накачались в кафе, пили пиво, и как следствие она мчалась, не обращая ни на что внимания, в туалет. Поэтому когда заходила не обратила внимания ни на чужую обувь, ни на сумку с вещами.

Открыла дверь в ванную (у нас она совмещена с туалетом) и увидела Мурада стоящего боком к ней и намыливающего голову. Жена не ожидала увидеть никого кроме мужа, поэтому просто остолбенела, глядя на то, как в ее ванной стоит чужой мужик, а мужа она нигде не видит. Чужой мужик в это время теми же шампунем намылил себе лобок, потом приподнял свисающий между ног член и поглаживающими движениями стал намыливать здоровенный конец. В этот самый момент из гостиной вышел я. У жены было на лице написана буря эмоций. Красная, как рак, при этом на лице испуг и интерес одновременно. Пока я аккуратно закрывал дверь, чтобы не смущать гостя этой сценой, она успела ещё раз глянуть мне через плечо на него. Потом я вкратце рассказал ей о нем, поскольку они до этого ни разу друг друга не видели. К тому времени вышел из ванной Мурад и, жена умчалась в туалет.

Надо рассказать и о своей жене. Украинка в лучших традициях. Статная, высокая (1.76 м), широкие бедра, высокая крепкая грудь (3-й размер), русые волосы чуть ниже плеч, красивое личико. В общем, красивая женщина, на которую на улице заглядываются. Тогда ей было 25 лет и 5 лет из них мы уже провели в браке.

Все мы были сытые, поэтому по быстрому был организован стол, на котором основным блюдом была водка, которая постоянно хранилась в морозильнике «на всякий случай». Сидели, выпивали, закусывали легкими закусками. Рассказчиком Мурад оказался хорошим, поэтому первая бутылка водки и полночь пролетели незаметно. После пива, водка очень хорошо ударила по головам. Особенно это было видно по моей супруге и Мураду (у которого, кстати, в Турции был полностью сухой закон). Жена была одета по-летнему легко. Сарафан, открывающий ложбинку между полных грудей, постоянно притягивал взгляд, изголодавшегося по женщинам, Мурада. Я старался делать вид, что не замечаю его взглядов, чтобы не смущать ни его, ни жену. Жена в начале неприязненно показывала Мураду, что видит, куда он смотрит, и демонстративно поправляла оттопыривавшуюся ткань декольте. А потом, атмосфера стала теплее или мы стали пьянее, но она уже спокойно относилась к его рассматриваниям, и даже рассмеявшись и наклонившись к столу, сама демонстрировала ему свою колышущуюся грудь.

Когда бутылка опустела, я вызвался идти за водкой, поскольку стратегических запасов в доме больше не было. Жена проводила меня до порога. Было видно, что она абсолютно косая, хоть и держалась на ногах. Мурад ушел в туалет. Жена, глупо хихикая, спросила, не боюсь ли я оставлять ее с пьяным мужиком. Пошутили на этот счет, и я вышел. Уже открыл ворота, и в пьяную голову стукнула мысль, глянуть в окно, что будет делать Мурад без меня. Захлопнув погромче калитку, я потихоньку подкрался к окну кухни. Мурад как раз закончил свои дела в туалете и выходил, заправляясь. Жена хозяйничала с посудой. Он остановился в дверях, фокусируя взгляд на жене, она обернулась к нему, уперев взгляд в район его промежности. Он медленно заправился, и нетвердой походкой пошел по направлению к столу. Жена вдруг вспомнила, что очень жарко и надо ей помочь открыть окно полностью. Мол, от форточки мало толку. Я отошел подальше от окна в тень. Жена, перегнувшись через стол, дергала щеколду на окне. Мурад решил, что его помощь заключается в поддерживании жены, подошел к ней сзади, и обнял за талию. Жена оглянулась на него, но ничего не сказала, только ожесточеннее стала трясти раму.

В конце концов, она сказала ему, что не может сама, и он понял, что помощь требуется немного в другом месте. Обойдя стол сбоку, он принялся помогать расшатывать щеколду. Лица их почти соприкоснулись. Жена, оставив щеколду Мураду, приподнялась чуть выше, взявшись за ручку створки, начала подтягивать раму к себе. При этом Мурад обернувшись к ней, увидел прямо перед лицом два красивейших полушария груди. Не скрываемая в таком положении сарафаном ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх