Разбудить бога. Часть 3.

Страница: 1 из 3

При солнечном свете, с удивлением отметила креолка на следующий после изматывающего перехода день, древние развалины выглядели не менее загадочно. Темно серые, частично осыпавшиеся и изъеденные ветром руины оказались густо покрыты тропическими растениями. Издали вполне можно принять за увитые зеленью скалы.

Мария только что проснулась. Рядом никого не было. Девушка осторожно выглянула из приютившего путешественников склепа: остатки ночного костра уже не дымились, в густой листве кричали какие-то птицы. Креолка медленно перевела взгляд на правое запястье — большие круглые часы показывали два часа. Как долго она проспала! Спутники, не дождавшись ее, ушли искать храм.

Девушка оглянулась: нет, ей ни за что не вспомнить безумный ночной марафон. Она решила идти в направлении наиболее высоких из угадывающихся развалин, скорей всего именно они должны быть центром этого комплекса.

Через час блужданий по бесконечным лабиринтам заброшенных руин, Мария совсем выбилась из сил, и серьезно планировала разрыдаться от отчаяния. Но, к счастью, именно в этот момент ей на глаза попался диковинно изогнутый сухой куст с далеко раскинутыми толстыми ветвями. Одна из ветвей была безжалостно перерублена. Такой удар может нанести только мачете — девушка стала внимательнее всматриваться в окружающие ее предметы. Вот вывернутый из земли камень, вот еще один след лезвия: из пораненного дерева все еще продолжал вытекать прозрачный сок.

Как следопыт, шаг за шагом, продвигалась креолка по знакам оставленными проходившими людьми, пока они не вывели девушку к широкой квадратной площади. Напротив располагалось огромное конусовидное каменное здание. Две высокие изъеденные временем стелы обрамляли темный провал входа. Место было явно расчищено. Мария решительно направилась к храму.

Вынырнувший из темноты Педро Гуэдос слишком поздно заметил идущую в его направлении креолку. Мария опешила: мужчина был совершенно обнажен, не считая необычной короткой золотистой накидки на широких плечах. Его темно коричневую покрытую короткими волосками грудь, переходя по бокам на спину, покрывал причудливый белый рисунок. Ничем ни прикрытый мужской орган вызывающе глядел на онемевшую девушку.

 — Э-э... Синьорита... — замялся и покраснел перуанец, — Проходите... Прошу вас.

Он приглашающе указал на черный проход и отодвинулся в сторону. Мария аккуратно, бочком, прокралась по широкой дуге мимо застывшего проводника, не зная, что представляет для нее большую опасность: огромные жилистые руки мужчины или такой не похожий на ее «нефритовый стержень» изогнутый морщинистый член.

При первой же возможности креолка метнулась к темному провалу, преодолела короткий коридор и... обмерла. В большом высоком зале ярко пылали полные углей жаровни, причудливо многократно отражаясь от покрывавших стены пластин из чистого золота. Все помещение было залито нереальным бардовым светом.

 — Мария!? — от огромного бурого пятна в центе отделилась расплывчатая фигура: девушка с трудом узнала Паолу Муньес, — Ты решила придти раньше?

Нагое коричневое тело метиски приобрело в этом храме возжбуждающий красноватый оттенок. Ее высокая грудь и спина были покрыта теми же, что и у проводника белыми узорами. Плавно покачивая бедрами, искусительница приблизилась, протянула руку:

 — Пойдем со мной...

Завороженная креолка безропотно последовала за любовницей. Паола неспешно, загадочно улыбаясь, повела девушку к массивной глыбе в центре. По мере приближения Мария смогла различить руки и ноги огромной, в полтора человеческих роста, статуи.

 — Что это? — еле смогла выговорить ошеломленная креолка.

 — Разреши тебя познакомить, — коварно усмехнулась обнаженная метиска, — Великий Ашух. Покровитель любви и телесного наслаждения.

Она подвела Марию почти вплотную: древний бог был изображен в виде сидящего стройного мускулистого мужчины с безобразным, чудовищно искаженным, лицом. Огромные блюдцеобразные глаза выкатились из орбит, вместо носа — два рваных отверстия, широкий лягушачий рот. Из одежды на статуе была только узкая позолоченная накидка на плечах. Такая же как у их проводника... Еще бы белый рисунок по груди...

Креолка оглянулась вокруг:

 — А это?

 — А это его храм, — рассмеялась Паола, — оттуда входили люди, здесь они поклонялись Ашуху, здесь занимались любовью в его честь, — девушка поочередно показала на вход, идола и огромное пространство пола.

 — А когда их тела сплетались в экстазе, эти золотые пластины отражали каждый миллиметр их нагих тел, потому что никакая из частей священного ритуала не может быть скрыта от глаз бога. Он видит и знает все, — с каждым словом блестящие глаза метиски разгорались все ярче, — Представь, сотни людей перед его лицом соединяются телами. Здесь, здесь, здесь. А он смотрит. Он видит, — она уже кричала, — вот крепкий напряженный член ныряет в развернутое от нетерпения лоно, вот алый распахнутый рот закрывает выворачивающиеся от желания губы.

Как безумная Паола металась по огромному пустынному залу:

 — А здесь в юную стройную девушку проникли двое — спереди и сзади. Их стволы движутся поочередно: один входит, другой выходит. Счастливица кричит от наслаждения, но недолго — ее рот уже занят третьим членом. А вот две подруги, видишь, они наклонились друг к другу и слились в поцелуе, но и им не остаться наедине. Двое юношей устремились в их выставленные лона. Они входят. Входят легко, потому что девушки текут от желания. Смотри, по бедрам струится любовный сок...

 — Паола! Паола! — воскликнула, объятая ужасом Мария, — Остановись! Что ты делаешь?!

 — Не видишь? — с грустью проговорила запыхавшаяся метиска, — Потому что тебе не дано. Ты не одна из нас. Но скоро это измениться...

Она наклонилась и выхватила из лежащей в углу сумки продолговатый предмет. «Жезл инков». Или, все таки, член идола?

 — Паола! — переживающая за разум подруги креолка бросилась вперед, — Что с тобой?

 — Педро!

Марию сзади охватили жилистые коричневые руки. Перуанец незаметно сумел подобраться со спины девушки.

Довольно улыбнувшись, Паола шагнула к идолу, перегнулась через выставленное колено и, вытянув руку, решительно воткнула исторический артефакт между глиняных бедер статуи. Что-то щелкнуло, в зале будто стало светлее: большой золотой шар на вершине цилиндра поймав отраженные от стен багровые лучи усилил и раскидал их разные стороны.

 — Ашух проснется! — радостно воскликнула обнаженная метиска, — Настанет век его могущества!

 — Паола, — тихонько простонала прочно стиснутая в медвежьих объятиях креолка, — Ты сошла с ума.

Резко развернувшись, блестящая от пота мускулистая девушка отвесила бывшей любовнице звонкую пощечину:

 — Не смей оскорблять невесту Ашуха в его храме.

 — О чем ты...

 — Чтобы разбудить спящего бога, нам нужно будет пролить кровь на его алтарь, — громко зашептал над плечом креолки дрожащий от возбуждения проводник, — а когда он, проснувшись, придет к нам, нужно дать ему женщину... Угадай, кто из вас получит удовольствие, а кто нож в сердце...

Мария отчаянно завизжала и начала вырываться.

 — Успокой ее! — гневно бросила метиска.

 — Не могу! У меня руки заняты!

Не говоря ни слова, предательница выхватила из вороха своей одежды длинное мачете. Размахнувшись, ударила креолку рукояткой в висок. Брызнула кровь. Дернувшись в последний раз, бледнокожая девушка бессильно обвисла на могучих руках перуанца.

***

Сколько времени Мария провела в беспамятстве: минуты, а может сутки? По залу по прежнему разливался ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх